Агропрофи » Blog Archive » По американскому лекалу
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

По американскому лекалу

Дария Харитонова

За семь лет Сергей Ниценко реанимировал некогда показательное молочное хозяйство
«Щапово-Агротехно» и сделал его снова образцом для подражания. Получив в 2009 г.
статус племенного репродуктора и одним из первых в России применив сексированное
семя, хозяйство за год увеличило чистую прибыль в 10 раз – до 10 млн руб. Теперь
инвестор взял на себя миссию восстановить российское производство говядины, –
к 2012 г. он планирует построить убойный цех мощностью в 50 000 голов.

За семь лет Сергей Ниценко реанимировал некогда показательное молочное хозяйство «Щапово-Агротехно» и сделал его снова образцом для подражания. Получив в 2009 г. статус племенного репродуктора и одним из первых в России применив сексированное семя, хозяйство за год увеличило чистую прибыль в 10 раз – до 10 млн руб. Теперь инвестор взял на себя миссию восстановить российское производство говядины, – к 2012 г. он планирует построить убойный цех мощностью в 50 000 голов.

Не для показа

В 2003 г. Сергей Ниценко, генеральный директор компании «Квант», управляющей сетью спортивных магазинов «Адреналин», вместе с владельцем инвестиционной группы «Абсолют» Александром Светаковым, а также несколько других акционеров выкупили у компании «Седьмой Континент» некогда передовое хозяйство «Щапово».

Это предприятие – одно из старейших хозяйств Подмосковья: с 1934 г. оно было учебно-опытным «полигоном» Московского зоотехнического института, с 1936 г. перешло в ведение Московской сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева, а в 1960 г. стало опытной базой ВНИИ животноводства.

В нем впервые в СССР применили технологию беспривязного содержания коров, а в середине 80-х этот мощный совхоз прославился на весь Союз тем, что в нем установили первый доильный зал типа «карусель», купленный в ГДР. На показательное «немецкое» молочное предприятие, рассчитанное на содержание 2600 голов, приезжали посмотреть со всех концов страны. Как рассказывает Ниценко, при запуске самого прогрессивного цеха Михаил Горбачев торжественно посадил у входа на ферму небольшую елочку.

Однако то, что в 2003 г. увидел Ниценко, показывать никому не хотелось: ни доильного зала, ни техники, ни огромного стада уже не было. Из пяти ферм хозяйства более-менее функционировала одна, которую реанимировал предыдущий хозяин «Щапово» – владелец сети супермаркетов «Седьмой континент» Владимир Груздев. Именно он попытался наладить в хозяйстве производство молока и даже запустил линию по производству сыров «Моцарелла» для своей сети. Это было единственное современное оборудование в хозяйстве: доильного зала уже давно не было – вместо него стояла обычная «линейка», из техники – лишь несколько тракторов МТЗ, к которым даже не было плугов. По словам Ниценко, корпуса были старые, на некоторых фермах телята плавали по брюхо в навозе. Кроме того, предыдущий владелец корма закупал, а не производил самостоятельно, поэтому земли в хозяйстве не возделывались со времен развала СССР, и новым владельцам пришлось буквально «поднимать целину».

Акционеры решили сосредоточить производство молока на одной ферме: построить современный комплекс, рассчитанный на 650 голов дойного стада, а остальные полуразваленные фермы ликвидировать, чтобы минимизировать издержки, в том числе и транспортные расходы, так как расстояния между фермами были довольно большие – хозяйство расположено на территории в 3500 га.

Ударим асфальтом по сельскому хозяйству

Решив во всем разобраться самостоятельно, Сергей Ниценко отправился изучать зарубежный опыт. За образец решено было взять американские хозяйства – по их подобию стали реконструировать и обустраивать щаповскую ферму.

– С точки зрения промышленного молочного производства России надо учиться, конечно, у Америки и Канады, – уверен Сергей Ниценко. – В свои проекты я многое скопировал из опыта американцев.

Первое, что сделали по американскому образцу, – заасфальтировали все дороги и площадки, чтобы техника, кроме полевых работ, вообще нигде не въезжала на грунт. Таким образом наладили оптимальные пути коммуникации (нет разбитых и грязных дорог). Затем купили импортную технику: кормоуборочные комбайны CLAAS, трактора John Deere и Deutz-Fahr, самоходные миксеры-кормораздатчики Storti, цистерну-культиватор для внесения навоза с внутрипочвенным инжектированием, разбрасыватель и измельчитель соломы, мини-тракторы bob-саt и др.

Реконструировали три старых коровника, построили новое здание для дойного стада на 500 скотомест с доильным залом 2 х14 и помещение для сухостойных коров.

Молодняк с первого дня до одного месяца решено было содержать в индивидуальных домиках, а с месяца до пяти – группами по 10-12 голов в групповых домиках.

В общей сложности в реконструкцию помещений и строительство было вложено около 300 млн руб.

Новая метла

Именно на этапе строительства и реконструкции фермы Ниценко начал сотрудничать с компанией «Иглус» и многое из своего оборудования приобрел у этой компании. В дальнейшем тесное сотрудничество с компанией вылилось в кооперацию: «Щапово-Агротехно» фактически стало демонстрационной площадкой «Иглуса». Некоторые сотрудники «Иглуса» даже перешли работать в «Щапово»: так, например, главный технолог «Иглуса» Наталья Короткова стала заместителем управляющего на ферме, а управляющим фермой – ее коллега Евгений Стариков. По словам Ниценко, своим успехом ферма во многом обязана их профессионализму.

Стадо в Щапово решено было завозить новое из-за границы, так как прежнее поголовье было поражено лейкозом и все попытки его сохранить только увеличивали расходы.

В три этапа, в рамках нацпроекта 2006 и 2007 гг., на ферму было завезено 650 чистопородных голштинок из Германии. Как признается Сергей Ниценко, адаптация импортного скота к российской действительности проходила тяжело, сохранность появившихся телят также была низкой – из пяти родившихся теряли двоих. И во многом причиной этому была косность и нежелание прежних сотрудников фермы работать по новым технологиям.

– Приверженцы традиционных подходов, люди, работавшие на ферме со времен СССР, с подозрением и негативом относились к новым идеям, нам приходилось ломать старые стереотипы, бороться с противостоянием вплоть до увольнения некоторых сотрудников, – рассказывает Сергей Ниценко. – К примеру, к идее содержания молодняка под открытым небом наши телятницы отнеслись более чем настороженно. Молодые прогрессивные ребята из «Иглуса» помогали нам побороть косность старых подходов: обучали, убеждали, показывали.

– Очень трудно убедить человека, что новорожденный теленок, вынесенный на мороз в первые же сутки после отела, будет здоровее и крепче, чем тот, что вырастет в телятнике, – подтверждает заместитель управляющего фермой Наталья Короткова. – Сейчас у нас в хозяйстве высочайшая сохранность молодняка – 97%. То есть из 100 родившихся телят погибает один, а 3% считается вместе с выбракованными телятами, не подходящими для дальнейшего воспроизводства. Качество менеджмента и ухода за животными позволяет иметь такую сохранность.

Моцарелла

Около 200 млн руб. акционеры вложили в покупку техники и доильного оборудования: два зала европараллель 2х14 и два танка-охладителя по 15 т фирмы Boumatic. Вместе с покупкой скота в комплекс пришлось вложить около полумиллиарда руб.

И уже в 2009 г. хозяйство стало приносить прибыль. Сначала доход рос в основном за счет проекта «Моцарелла», который стал рентабельным и «потащил» всю ферму вверх после открытия еще одной линии – в ее покупку акционерам пришлось дополнительно вложить около $200 тыс.

– Мы решили продолжить производство сыра, и, несмотря на ограниченный срок годности – всего 7 дней, рестораны и магазины заинтересовались нашей продукцией, и со сбытом проблем не возникло, – отмечает Сергей Ниценко.

Цех «Щапово» выпускает сыры трех видов: «Моцарелла классическая», «Моцарелла Чильеджина», «Моцарелла для пиццы». Предприятие реализует продукцию через дистрибьюторов в различные сетевые магазины: «Реал», «Ашан», «Седьмой континент» и др., а также продает столичным ресторанам: в сети «Патио-Пицца», «Патио-Паста», «Маленькая Италия» и др.

При сравнительно небольшом объеме производства – 10-12 т сыра в месяц – в 2010 г. выручка цеха достигла примерно $1 млн.

Качество – детям

Валовый надой в Щапово составляет примерно 15-18 т в день, на производство сыра уходит 4 т, остальное хозяйство поставляет по цене около 21 руб. за литр на медынский молочный завод «Школьное питание», который принадлежит холдингу «МосМедыньАгропром». Несмотря на то что крупнейшие переработчики Московской области предлагают хозяйству условия не хуже, Ниценко предпочитает отправлять его в соседнюю Калужскую область.

– До сентября 2010 г. мы продавали молоко компании «Данон», с которой мы работали дольше других переработчиков, – рассказывает Сегрей Ниценко. – Но «Щапово-Агротехно» производит молоко очень высокого качества, а в «МосМедыньАгропроме» действительно ценят качество нашего молока, ведь производство детского питания требует сырья высшего класса, а у нас содержание жира составляет 4,2%, белка – 3,5% при соматике 180. И они смогли предложить нам более выгодные условия реализации сырого молока.

Под строгим контролем

Чтобы добиться высокого качества молока, в хозяйстве огромное внимание уделяют кормовой базе.

– Нам, животноводам, приходится постоянно контролировать агрономическое подразделение: напоминать, в какие сроки надо скашивать траву, когда начинать уборку, как производить заготовку и т. д. – признается Наталья Короткова. – Животные круглогодично получают монокорм, и чем реже мы меняем рецептуру корма, тем более стабильно они себя чувствуют.

Хозяйство выращивает кукурузу на силос и на сенаж – многолетние смеси. Зерновые в хозяйстве не выращивают, комбикорм готовят из привозного сырья на собственном оборудовании. Мощность комбикормового завода достигает 4 т комбикорма в час, но, по словам Ниценко, она не используется и наполовину: на все стадо со шлейфом требуется только около 6 т в день. Однако если купить менее мощный агрегат, то пострадает качество приготовления корма, а значит, уменьшится и его поедаемость.

– Наши коровы лучше любой лаборатории определяют качество корма: если что-то не так, есть не будут, – отмечает Наталья Короткова.

Раздача рациона на кормовые столы производится самоходным смесителем-кормораздатчиком, который загружает, измельчает, смешивает, дозирует и раздает корм привередливым «голштинкам».

Телятам, живущим на улице в групповых и индивидуальных домиках, ЗЦМ развозится и дозируется с помощью специальных «молочных такси», которыми управляют телятницы.

Только девочки

В этом году телята здесь в основном женского пола: в 2009 г. «Щапово-Агротехно» решилось на эксперимент и провело осеменение 52 телочек так называемым сексированным семенем, то есть семенем, разделенным по полу.

– Первые результаты от использования сексированного семени нас удовлетворили: выход телочек составил 92%, а успешное осеменение – 68%, что для сексированного семени довольно  высокий показатель, так как разделенное по полу семя имеет более низкую концентрацию спермиев (2 млн), чем обычное (20 млн). Поэтому результаты стельности при работе с ним гораздо ниже, чем при работе с обычным семенем, – говорит Наталья Короткова.

Чтобы повысить результат стельности сексированным семенем, в Щапово работают только на телочках, начиная осеменять в возрасте 13 месяцев, причем только тех, которые ни разу не были случены. А к тем животным, у которых были попытки случения, но не увенчались успехом, с этим семенем «не подходят». Также не осеменяли тех, у кого охота была выражена неявно.

Несмотря на высокую стоимость сексированного семени – свыше 1500 руб. за дозу, – Сергей Ниценко считает, что в хозяйстве его использовать экономически выгодно, так как затраты на него сразу же окупят продажи полученного племенного молодняка.

– Продажа племенных нетелей – это бонус, прямая выгода для молочного хозяйства, а применение сексированного семени – это гарантированное увеличение производства женских особей, значит, и увеличение выручки племхозяйства, – рассказывает он.

Сексированные эмбрионы

«Щапово» получило статус племенного репродуктора в 2009 г. Первые продажи начались в 2010 г. по цене 4000 долларов за нетель. Если по итогам 2009 г. чистая прибыль «Щапово» составила порядка 1 млн руб., то в 2010-м – около 10 млн руб.

Сергей Ниценко считает, что продавать стельных животных, оценивая их «за килограмм живого веса», в корне неверно, так как это провоцирует недобросовестных продавцов раскармливать стельных животных, увеличивая их фактический вес и таким  образом увеличивая их стоимость. Последствиями подобного откорма могут стать трудные роды и травмированные, слабые телята.

Используя метод осеменения сексированным семенем, Ниценко планирует 20% молодняка оставлять на ремонт собственного стада, а остальных нетелей, осемененных сексированным семенем, продавать на племя: нетели с гарантированным выходом теленка женского пола могут стоить до 5000 долларов за голову.

В планах также работа «сексированными эмбрионами», то  есть не просто оплодотворение животных спермиями с «женской хромосомой», а подсадка эмбриона женского пола – то есть гарантированная стельность. В «Щапово» уже произведено и заморожено 117 эмбрионов, которые гарантируют получение 90% женских особей голштино-фризской породы от высокопродуктивных племенных быков.

– Я думаю что в России мы одни из первых, кто начал работать с «сексированными эмбрионами», – говорит Ниценко. – В этом проекте нам помогает американская компания Transova Genetics, ее специалисты обучают наших сотрудников, проводят подготовку животных и т. д. При этом все оборудование по созданию эмбрионов – портативные замораживающие устройства и микроскопы – умещается в два чемодана.

Сергей Ниценко подчеркивает, что реципиентную базу в «Щапово» создавать не собираются, так как высокопродуктивный скот использовать в качестве реципиентов невыгодно, поэтому цель проекта – продажа полученных эмбрионов.

– Мы будем оказывать сервис, который можно назвать «продажа гарантированной беременности», – рассказывает Ниценко. – Это значит, что фермы, которые хотят получить животных с качеством генетики высшего уровня и гарантированно женских особей на 90%, будут с помощью наших специалистов имплантировать полученные у нас эмбрионы в своих реципиентов.

Калужский вестерн

Но и это не самый главный проект Сергея Ниценко. Самым грандиозным и амбициозным своим сельхозпроектом он считает созданный им в 2008 г. «Центр генетики Ангус» – самое крупное в России хозяйство по разведению скота мясной породы ангус. Войдя во вкус сельскохозяйственного бизнеса, Сергей Ниценко помимо молочного решает заняться и мясным скотоводством. Причем с размахом: в прессе его новое хозяйство в Бабынинском районе Калужской области называют «не имеющим аналогов грандиозным мясным проектом» в России. В настоящий момент на калужских пастбищах обитает почти 6000 голов мясной абердино-ангусской породы. И еще 7000 нетелей планируется привезти из США уже в этом году. Но впереди еще более грандиозные решения: по словам Сергея Ниценко, проектная задача – довести маточное поголовье к 2016 г. до 50 000 голов!

В Калужскую область Ниценко пригласил региональный министр сельского хозяйства Леонид Громов. Именно там, относительно недалеко от Москвы, нашлись подходящие для пастбища около 20 000 га сельхозугодий, которые Ниценко в 2008 г. частично арендовал, а частично выкупил.

Всю технологию разведения и содержания мясного скота, включая техническое оснащение, принципы ухода за животными, организацию работы, он копировал у американских коллег, да и, собственно, самих животных привез из США.

А вместе с первыми 250 нетелями и 10 быками в сентябре 2008 г. в Россию прилетела и команда специалистов из Миннесоты, которые и начали обучать наших сельхозработников идеологии и технологии производства говядины. Американцы на этом калужском ранчо работают и по сей день. Например, управляющий фермой зоотехник Эрик – выпускник университета штата Небраска, его жена – ветврач. Да и в роли скотников – настоящие ковбои, верхом на лошадях объезжающие «калужские прерии».

В настоящее время с животными в трех хозяйствах работает 15 человек, в том числе 5 американцев, а также шесть механизаторов, которые помогают заготавливать и развозить корма. На сезон отелов дополнительно приезжают еще несколько ковбоев.

На вопрос, почему на свои земли он предпочитает привозить работников из-за океана, Сергей Ниценко отвечает, что пока еще российский персонал не готов работать в таком режиме и формате.

– В мясном скотоводстве своя специфика, к примеру, в период растела в нашем хозяйстве за 60 дней необходимо принять более  2000 отелов, то есть это по 30 отелов в день, и иногда они могут проходить в разных концах пастбища, – рассказывает Ниценко. – У нас пока еще нет таких специалистов, а главное – нет желания работать в животноводстве в таком темпе и в таких условиях. Но это временно. Российские сельхозработники привыкают, вникают и проходят обучение у тех самых ковбоев, которые с молоком матери впитали технологию племенного дела и разведения скота.

Все в сад

Главное в американской технологии мясного скотоводства – круглогодичное нахождение коровы с теленком на подсосе под открытым небом, на пастбище. Даже рожать коровы теперь будут в поле: с 2011 года зимние туры отелов смещены с 1 марта на 15 апреля, а осенние туры будут начинаться с 1 августа. И если раньше отелы в зимний период принимались в специально для этого выстроенных ангарах, то теперь смещение графика на более теплый период позволит животным в основном телиться на пастбищах. Телята у коров абердино-ангусской породы некрупные, что позволяет животным телиться легко, без травм и осложнений.

– Ангусы быстро адаптируются к природным условиям нашей климатической зоны, – рассказывает Сергей Ниценко. – При том, что в прошлом году были и 30-градусные морозы, и 40-градусная жара, животные успешно перенесли такие экстремальные условия.

Абердино-ангусы привлекательны еще и тем, что быстро растут – набирают вес до 1,5 кг в день. Живая масса быков 15-18-месячного возраста превышает 500 кг. Но главное их преимущество – большой выход выход туши – до 65%.

Заборы и ветряки

Особое внимание в хозяйстве уделяют пастбищам, и дело не в количестве земель, а в их качестве.

– Наша самая главная проблема – создание пастбищ, так как без этого мясное скотоводство немыслимо. Помимо посева кормовых и пастбищных культур необходимо обеспечить животным доступ к питьевой воде в радиусе не менее 1,5 км2, а это значит – необходимо бурить скважины, что требует лицензии, измерений и т. д. На все требуется время, в итоге получается, что мы бежим впереди паровоза, не успеваем, – огорчается инвестор.

Одной из первых задач на этапе создания пастбищ для Ниценко и его команды стала задача ограждения: за 2011 год  «Центру» предстоит построить 260 км железной изгороди со специальной двойной колючей проволокой, которая изготавливается для него в США на заказ и натягивается специальными трехтонными домкратами. Судя по американскому опыту, он больше доверяет заборам, хотя это и в несколько раз дороже электропастухов. А их Ниценко не признает, считая ненадежными для такого масштабного поголовья.

– Электропастухами можно огородить лишь небольшие поля, а на пространствах, подобных нашим, за состоянием электроизгородей уследить сложно, и если электропастух отключится, животных не соберешь, – объясняет он.

Еще одна новинка: для обеспечения животных водой на пастбищах в хозяйстве собираются установить ветряки, которые будут качать воду из пробуренных скважин, используя энергию ветра. Вода будет закачиваться в накопительные баки, из которых и будут пить животные. Энергии одного такого ветряка должно хватить на то, чтобы напоить 300 голов скота.

Все эти новшества требуют немалых инвестиций. За последние два года вложения в проект, по признанию Ниценко, составили больше миллиарда рублей. В основном это собственные средства предприятия, кредиты пришлось привлекать только для покупки части стада.

Накормим всю Россию!

– Наш проект – один из тех, которые будут формировать отрасль производства говядины, которой в России на данный момент не существует, – говорит Сергей Ниценко. – Конечная наша цель заключается в том, чтобы на российских прилавках появилось отечественное мясо.

Действительно, отечественное мясо в данный момент представлено свининой и птицей, а говядину Россия на 50% импортирует из Австралии и стран Южной Америки.

Как объясняет Сергей Ниценко, мясное скотоводство включает три разных направления: племенную работу, разведение скота для откорма и сам откорм. В то время как американские скотоводы специализируются на каком-либо одном из них, в России желающий заниматься мясным скотоводством должен «вытаскивать» сразу три направления.

Планы и деньги

В рамках первого направления и был создан «Центр генетики Ангус». Его задача – сформировать племенное ядро из завезенных животных и начать его воспроизводство. В 2011 г. будет начато строительство станции по сбору семени быков, а также обучающего центра, где будут просвещать желающих заняться мясным скотоводством. В планах – собственный эмбриональный и селекционно-генетический центры.

Что касается разведения, то тут работа идет в двух направлениях – промышленном скрещивании и разведении чистопородных животных.

– Если молочный скот покрывать племенным мясным, то уже в первом поколении потомство имеет мясную конституцию и дает отличные привесы, – объясняет Ниценко. – Мы уже покрыли около 60 коров швицкой породы ангусским семенем и получили телят мясной конституции, а коровы станут в дальнейшем реципиентами для имплантации эмбрионов ангусской породы.

В планах Ниценко также привезти 100 эмбрионов обладательницы самого дорогого в мире мраморного мяса – японской коровы Вагу (Wagyu).

Направление откорма Ниценко планирует развивать в Воронежской области, где уже в этом году будут построены фидлоты (англ. feedlot: от feed – «питание» и lot – «участок земли») – откормочные площадки на открытом воздухе, где будет одновременно содержаться 20 000 быков.

И завершится цепочка собственным убоем и переработкой: там же, в Воронежской области, планируется в 2012 г. построить убойный цех мощностью 50 000 голов в год.

По словам Ниценко, в целом в проект будут вложены еще сотни миллионов долларов и окупится он не раньше, чем через 7-8 лет, так как для формирования сбыта необходимо нарастить объемы, а для этого нужно создать стадо.

Но уже сейчас возврат инвестиций идет за счет продажи племенных быков, и в мае 2010 года в «Центре генетики Ангус» устроили первый в России аукцион племенных быков. На продажу было выставлено 50 голов абердино-ангусской породы, зарегистрированных в американской племенной книге. Стартовые цены на них начинались от 150 тыс. руб. Продав 39 быков, компания выручила около 10 млн руб.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв