Агропрофи » Blog Archive » Выгодное скрещивание
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

Выгодное скрещивание

Татьяна Кулистикова

Гибридизация – признанный во всем мире способ повышения качества продукции и
снижения себестоимости производства. В результате ее применения конверсия корма
на 5-10% ниже, выход мяса у товарных гибридов на 2,5-3% выше, чем у чистопородных
животных. И это далеко не все преимущества. Однако российские свиноводы не всегда
правильно скрещивают животных. Что нужно знать, чтобы избежать ошибок?
Гибридизация – признанный во всем мире способ повышения качества продукции и снижения себестоимости производства. В результате ее применения конверсия корма на 5-10% ниже, выход мяса у товарных гибридов на 2,5-3% выше, чем у чистопородных животных. И это далеко не все преимущества. Однако российские свиноводы не всегда правильно скрещивают животных. Что нужно знать, чтобы избежать ошибок?
«Гибридная сила»

Конъюнктура рынка заставляет промышленные свиноводческие предприятия искать пути снижения себестоимости производства и улучшения качества продукции. Для успешной конкуренции важна хорошая сохранность поросят, интенсивный рост откормочного молодняка и высокий процент выхода мяса. Селекционеры и генетики во всем мире для совершенствования этих качеств у животных используют гибридизацию – скрещивание специализированных линий и типов свиней, которые комбинируются между собой и дают гарантированный эффект гетерозиса. Это так называемая «гибридная сила» – способность потомства превосходить родителей по продуктивности. Однако в России, по словам доктора с/х наук, профессора Донского государственного аграрного университета Николая Михайлова, понятие гибридизации часто путают или отождествляют с промышленным скрещиванием.
В США, Канаде, Дании и других странах с развитым свиноводством до 90% товарных свиней являются гибридами. У нас, по
разным оценкам, 30-50% гибридных свиней, но из-за подмены понятий считать эти данные объективными не стоит, уверен он.
– Промышленное скрещивание, когда скрещивают две и более породы, несмотря на его эффективность, все же не всегда гарантирует эффект гетерозиса, в отличие от гибридизации. Нужно скрещивать не породы, а сочетающиеся отселекционированные на эффект комбинационной способности линии пород, ведь генотипический диапазон изменчивости в пределах породы очень широк, поэтому прогноз гетерозиса под вопросом. Он может проявиться, если какие-то генотипы будут сочетаться, а может и нет. А при гибридизации гетерозис гарантирован, потому что исходные линии селекционируются на сочетаемость, – объясняет Михайлов.
В мировой практике принята система гибридизации, где на первом этапе скрещивают специализированные линии материнских пород: Крупную белую (Йоркшир) и Ландрас, полученных гибридов (свинки F1) скрещивают с хряками мясных пород или
линий, как правило, это Дюрок, Гемпшир, Пьетрен. Также можно использовать помесных хряков мясных пород, потому что они
удачнее, чем при чистопородном разведении, сочетают отцовские качества.
– Линии материнских пород селекционируют на крепость конституции и высокие качества воспроизводства, вторую материнскую породу помимо этих качеств отбирают по показателям интенсивности роста, – рассказывает профессор ДонГАУ.
В одной линии невозможно совместить репродуктивные, откормочные и мясные качества, поэтому селекция в материнских линиях ведется на повышение репродуктивных качеств: многоплодие, молочность, однородность помета, сохранность поросят. Отцовские линии селекционируют на улучшение откормочных и мясных качеств: энергия роста, конверсия корма, сокращение доли жира, повышение выхода постного мяса и деликатесных частей туши. Именно эти качества, по словам старшего консультанта в России генетической компании PIC Александра Подгурского, родительские хряки устойчиво передают товарным гибридам.
Ошибки скрещивания

У нас в системе гибридизации в погоне за прибылью не всегда корректно используют породы, уверен заместитель заведующего селекционно-технологическим центром по свиноводству Всероссийского института животноводства Андрей Рудь.
– В классической схеме получения трехпородного откормочного молодняка ([Крупная белая x Ландрас] x Дюрок) на каждом этапе нужно решать определенную задачу: гибридная свинка F1 должна обладать отличными воспроизводительными качествами и принести много поросят. Мясные качества поросята получают от отца (хряк Дюрок) в силу высокой наследуемости этих показателей, – говорит он. – У нас нередко отсутствует четкая стратегия работы с породами. Мясные качества часто стараются развить в ущерб воспроизводительным, используя вместо материнских линий отцовские, не оценивая
экономическую целесообразность такого подхода. Нередко в одной породе стараются улучшать и многоплодие, и скороспелость, но в итоге увеличивается риск не получить ни того, ни другого.
По словам Рудя, типичный пример, когда у Дюроков импортной селекции после завоза в Россию очень часто в первом-втором поколениях наблюдается резкое повышение многоплодия. Нередко это ставится в заслугу селекционной службе предприятия.
– Но Дюрок – классическая мясная порода, в зарубежной селекции по многоплодию этих свиней не оценивают. Из-за антагонизма воспроизводительных и мясных и откормочных качеств повышение многоплодия будет сопровождаться ухудшением скороспелости молодняка, – предупреждает Рудь. – Надо иметь четкую стратегию селекции, составной частью которой являются целевые стандарты для каждой породы по основным селекционным признакам. Селекционеры предприятия должны четко представлять уровень желаемой и фактической продуктивности животных различных пород в стаде, какие признаки необходимо развивать и какими и насколько при этом, возможно, придется пожертвовать.
Необходимо учитывать, что у Йоркширов (Крупной белой) и Ландрасов в зависимости от направления селекции выделяют
материнские и отцовские формы. Поэтому для улучшения показателей в стаде селекционеру необходимо завозить не просто
животных определенной породы, но и животных определенного уровня продуктивности, четко представляя, какие показатели
при этом он планирует улучшить и отвечает ли этим требованиям поставляемое поголовье.
– Если нужно повысить многоплодие, но при этом будет завезена отцовская форма Ландраса, а не материнская, то стоящие
перед вами задачи решены не будут, – добавляет Рудь.
Импортозависимость

В последнее время для гибридизации активно импортируют свиней, что, по словам Михайлова, вполне оправданно: отечественные породы и способы их совершенствования неконкурентоспособны, потому что институт генетики был практически полностью развален в постсоветское время, научные исследования не финансировались. Но проблема в том, что импортные животные не всегда пригодны для гибридизации, поскольку это могут быть не чистые линии, а их кроссы.
– Мы путаемся в терминах, на Западе гибрид – это вообще продукт скрещивания, но не обязательно гибридизации в нашем
понимании. Недобросовестные поставщики поголовья нередко ловят на эту удочку предприятия, продавая им якобы гибридных свиней, – делится Михайлов. – Это прекрасные животные, с высокой продуктивностью, но они сами уже могут быть гетерозисными, полученными в процессе гибридизации, поэтому хорошего потомства не дадут. Если посадить гибридный подсолнечник, урожай будет отличным, но соберите и посейте его семена – вы не получите желаемого результата. Так же и с животными. Необходимо покупать только воспроизводимое, тиражируемое поголовье, а у нас гибридов первого поколения F1 – разовых товарных животных – нередко покупают как племенных.
По словам Николая Михайлова, при развитии промышленного свиноводства в 70-х годах прошлого века практически все свино-
комплексы строили без учета племенного обеспечения, маточное стадо комплектовали животными из племзаводов региона. Такая же ситуация наблюдается и сейчас, только свиней зачастую привозят из-за рубежа. Но постоянный завоз поголовья влечет за собой ряд трудностей: негарантированные поставки, высокая стоимость, возможные ветеринарные проблемы. Поэтому дальновидные производители признают необходимость создания племрепродуктора в структуре компании. Главной задачей отрасли должно стать создание отечественной племенной базы, без этого дальнейший подъем свиноводства невозможен, уверен он. Но пока в России практически нет контрольно-испытательных станций для проверки производителей по качеству потомства, элеверов, предприятий для выращивания племенного молодняка, станций искусственного осеменения с проверенными по качеству потомства производителями, нет даже института свиноводства, перечисляет Михайлов.
Поскольку импорт животных сопряжен с определенными рисками, крупные свинокомплексы стремятся создать свою племенную базу, соглашается Рудь.
– Постоянная зависимость от поставщиков связана не только с ветеринарными рисками и возможным сбоем поставок, но и с нестабильным качеством племенного материала, – продолжает он. – К тому же с 1 января на ввозимое товарное поголовье
взимается пошлина 40%. Под категорию товарных животных попадает и гибридная свинка F1. Поэтому введение в эксплуатацию собственного племрепродуктора вполне обоснованно, и при правильной организации селекционной работы позволит избежать многих сложностей.
– Сейчас многие крупные свинокомплексы сосредоточили чистопородное разведение свиней в собственных селекционных
центрах, где производят гибридный молодняк F1 для маточного стада промышленного комплекса. Имея в распоряжении все
категории племенных структур, свинокомплекс может оперативно вести селекционный процесс и не сталкиваться с проблемами завоза животных, – говорит Михайлов. Однако развитие компаниями своих селекционных центров, по его мнению, несколько запоздало, ведь уровень селекции свиней ведущих зарубежных фирм значительно ушел вперед и уже позволяет получать животных на грани их физиологического предела.
– Благодаря четкой организации селекционной работы и внедрению современных методов селекции свиноматки ведущих
нуклеусов приносят более 14 поросят за опорос, при этом в год получают 2,48 опороса, привесы на откорме достигают 900 г, – приводит пример профессор ДонГАУ.
Перенимать опыт нужно с умом

Максимально эффективным и быстрым способом повышения продуктивности свиней на сегодняшний день является введение в
стадо животных, обладающих высоким потенциалом продуктивности, считает Андрей Рудь. Для этих целей, как правило, используют племенное поголовье ведущих зарубежных селекционных центров.
– В то же время следует отметить, что в последние годы некоторые российские предприятия по своим производственным
показателям успешно конкурируют с зарубежными. Сохранение и улучшение качества их поголовья позволит существенно сократить объемы поставок свиней из-за границы. Для этого необходим комплексный анализ зарубежных технологий производства свинины и внедрение их лучших элементов в селекции, кормлении, содержании, воспроизводстве и др. после адаптации к местным условиям с обязательным контролем эффективности, – рассказывает Рудь. – Перенимать зарубежный опыт надо, но при этом важно критически относиться к некоторым рекомендациям, воспринимая их не как истину в последней инстанции, а как информацию, которая требует осмысления и проверки.
– Был случай, когда зарубежная компания, поставляя поголовье свиней, убедила сельхозпроизводителя в необходимости
закупки станков определенной конструкции. По словам представителя компании, без станков такого типа они не могут
гарантировать высокий производственный результат. Потом оказалось, что их склад был завален этими станками, которые по
соотношению цена-качество уступали аналогичным моделям. Я спрашивал у специалистов хозяйства: «А после продажи станков компания гарантировала какой-либо результат, несла за него ответственность? В контракте было записано, что при использовании животных и станков гарантируется получение, например, определенного многоплодия, скороспелости и др.?» Оказалось, что нет. Это типичный пример, когда продавец решает свои задачи, а наши специалисты верят на слово, не вникая в суть дела, – делится Рудь.
По его мнению, надо более критично оценивать и анализировать то, что вам предлагают.
– Можно привести другой пример слепого копирования зарубежных технологий, – продолжает эксперт ВИЖ. – В одной области внедрили испанскую технологию производства свинины, в рамках которой водопроводные трубы были проведены снаружи
здания. При монтаже оборудования никто не подумал сравнить климат и минимальные температуры в Испании и России. Как  следствие, зимой хозяйство столкнулось с замерзанием воды в трубах и необходимостью серьезного ремонта.
Многие отечественные производители, к сожалению, зависят от импорта племенных животных, без использования которых сейчас крайне сложно обеспечить высокие показатели производства, соглашается ведущий специалист компании  «АгроПроектИнвест», предоставляющей, помимо прочего, услуги по разработке системы гибридизации, кандидат с/х наук
Максим Курячий.
– За рубежом селекционно-племенная работа ведется на более высоком уровне. Около 65% ведущих мировых свиноводческих предприятий входят в единую систему регистрации. Вся информация о продуктивности и движении поголовья по всем стадам регистрируется в национальных банках данных, что позволяет координационным службам проводить еженедельную калькуляцию индексов племенной ценности животных, на основании которых фермеры принимают решение о целесообразности отбора для воспроизводства тех или иных особей, – рассказывает он. – Оценка и прогнозирование продуктивных и племенных качеств животных осуществляется на базе современных методов математического моделирования. Это обеспечивает более высокую эффективность селекции животных.
Работа генетиков

Андрей Рудь не выделяет какой-то конкретной генетики, которая существенно превосходила бы другие, – у каждой есть свои  плюсы и минусы.
– Было бы полезно формирование открытой базы данных о поставках племенного поголовья свиней в Россию, с указанием
поставщика, объема завезенного поголовья, его породной принадлежности и хозяйства, куда осуществляется поставка, – предлагает он. – В дальнейшем это позволило бы централизованно проводить мониторинг эффективности использования импортного поголовья на различных свинокомплексах с составлением ежегодного рейтинга зарубежных поставщиков по итогам производственных показателей, полученных от их животных в России. Такой подход, на мой взгляд, обеспечил бы более внимательное отношение поставщиков к качеству племенного материала и усилил бы их ответственность за результат его использования. Сейчас подобная информация собирается на уровне личного общения, нередко субъективных оценок.
Как рассказывает Александр Подгурский, в компании PIC улучшение чистых пород ведется на головных и дочерних нуклеусах генетических компаний, где используют самые современные методы ведения селекционного процесса, включая маркерную
селекцию. Производство родительских свинок и хряков для товарных промышленных ферм осуществляется на репродукторах.
Работой сети дочерних нуклеусов и репродукторов управляет генетическая компания, которая контролирует соблюдение схемы кросса, организует поставку ремонтного молодняка, помогает в организации производства и обучения кадров.
У всех генетических компаний свой взгляд на селекцию и гибридизацию, например, в датской Porc-Ex работают только с
тремя породами – Ландрас, Йоркшир и Дюрок, отмечает руководитель российского представительства компании Оксана Березняк.
– Если говорить о датском подходе, то решая, нужна ли гибридизация, датчане руководствуются параметром, как много денег
надо потратить и сколько в итоге получит фермер за товарных свиней. Они оценивают, за какие показатели свиней платит бойня и как этих показателей достичь с минимальными затратами, т. е. каждый параметр переводят в деньги и сравнивают. Приведу пример: в 2004 году, анализируя статистику, в компании увидели, что одна из материнских пород дает больше живорожденных поросят, но на пятый день поросят у нее остается меньше. Поэтому отбор маток стали проводить не по количеству живорожденных, а по сохранности поросят на пятый день. И если в 2004 году средний опорос был 12 поросят, то сегодня они получают 14,5-14,9, во многом благодаря тому что качества свиноматок начали оценивать иначе, – рассказывает Березняк. По ее словам, у нас люди часто увлекаются наукой ради науки, не оценивая реальные финансовые затраты и перспективы гибридизации.
В компании Hypor (Hendrix Genetics) у чистопородных животных оценивают более 20 показателей, делают анализ ДНК, что
позволяет селекционировать для прапрародительского стада лучших свиней. Прародительских свинок получают, скрещивая
Ландраса и Крупную белую, в качестве отцовских линий используют Дюрок и Боди, рассказывает консультант по вопросам
селекции Пауль Вермулен. Сейчас компания развивает проект Национального генетического центра по свиноводству – селекци-
онно-генетического центра «Знаменский» в Орловской области. Разработанная программа строится на индексах BLUP (лучший
линейный несмещенный прогноз), база Hypor содержит информацию по 4,5 млн племенных животных по всему миру, все
накопленные данные используются для определения племенной ценности животных «Знаменского».
– Мы отбираем всего 2% лучших хряков и 20% свиноматок, быстро меняем поколения – 100% замены хряков в год, 70%
материнских маток и 100% отцовских, благодаря этому достигается постоянный рост генетического потенциала свиней, – говорит Вермулен.
Затраты окупаются

В нашей стране мало используют теоретические наработки в области селекции. Отдельный свинокомплекс является самостоятельным элементом, селекционно-племенная работа в котором не зависит от других свиноводческих предприятий. В подавляющем большинстве регионов недостаточно интенсивно ведется работа по промышленному скрещиванию и гибридизации, уверен Максим Курячий.
Он считает, что выходом из подобной ситуации является создание отечественных селекционно-генетических и селекционно-
гибридных центров, функционирующих по «пирамидальному» принципу, которые обеспечат совершенствование специализированных пород, типов и линий свиней с их оценкой по комбинационной способности и, как следствие, достаточное производство высокопродуктивного ремонтного кроссированного молодняка для товарных комплексов.
В последнее время создан ряд крупных селекционно-гибридных центров на базе существующих свинокомплексов, однако
далеко не все из них могут похвастаться высокими показателями продуктивности. Ни один из них не обошелся без завоза племенных животных из-за рубежа, замечает Курячий.
– Зачастую трудно убедить руководителей предприятий в необходимости и эффективности организации в хозяйстве собственной племенной базы. Есть ли им смысл что-то придумывать и рисковать, если доля затрат на импорт ремонтного молодняка в текущих издержках составляет 2-5%, а при ежегодной закупке только хряков-производителей – около 1%, что довольно часто предлагают селекционно-генетические компании, – говорит он. – Поэтому работу в этом направлении необходимо продолжать ударными темпами: создавать и внедрять локальные (региональные) схемы чистопородного разведения и гибридизации, разрабатывать современные компьютерные программы зоотехнического учета, оценки и прогнозирования племенных качеств и показателей продуктивности, позволяющие накапливать и обрабатывать данные в единой информационной базе, совершенствовать методы оценки племенного потенциала свиней.
Переход от использования одной породы к классической схеме получения откормочного молодняка с участием трех пород
сопряжен со значительными финансовыми затратами, говорит Андрей Рудь. Однако эффективность этой схемы также существенно выше, т. к. позволяет достичь лучших результатов, чем при чистопородном разведении.
Как утверждает Максим Курячий, зачастую потенциальные клиенты не знают, что такое гибридизация и зачем она нужна. Когда же сельхозпроизводитель входит в курс дела, встает вопрос, какую генетику и породы выбрать, откуда
поставлять животных, в каком объеме, как работа системы будет поддерживаться в дальнейшем.
– Мы работаем с компаниями Porc-Ex и Topigs, наиболее распространенные в России породы – Крупная белая, Ландрас,
Дюрок и Йоркшир. Для товарного производства сейчас никто не использует одну породу, поэтому сразу нужно решить, сколько пород будет скрещиваться. Чаще всего используют трехпородное скрещивание. Как правило, выделяют племенное ядро, обычно 10% от общего числа свиноматок, благодаря этому ремонт стада осуществляют за счет собственного молодняка. Для ремонта племядра свинок придется завозить. Также есть схемы ежегодного завоза хряков, можно менять чистопородных и терминальных животных для поддержания системы и показателей производительности на хорошем уровне, – рассказывает Курячий. Цена разработки и внедрения системы гибридизации, по его словам, зависит от многих показателей: местоположения свинокомплекса, количества свиней, пород, целей предприятия и т. д.
В любом случае это достаточно дорого, говорит Андрей Рудь, ведь, например, если в хозяйстве держали одну породу, а решили скрещивать три, понадобятся не только новые животные, но и дополнительные площади, возможно, расширение мощностей по кормлению и др. Однако использование гибридизации на товарном производстве полностью себя оправдывает, так как позволяет достичь лучших результатов, нежели при чистопородном разведении.
Благодаря гибридизации родительские свиноматки приносят на 0,7-1 поросенка на опорос больше, чем чистые линии, долговечность использования родительской свинки увеличивается на 13-15%, среднесуточные приросты товарных гибридов на 7-10% выше, чем у молодняка свиней чистых линий, а конверсия корма на 5-10% ниже, выход мяса у товарных гибридов на 2,5-3% выше, чем у чистопородных животных, а выход постного разделанного мяса выше на 3,5-4%, приводит данные Подгурский.
– Суммарный годовой экономический эффект от применения системы гибридизации при работе комплекса на 4800 маток составляет более 107 млн руб. при объеме реализации продукции 730 млн руб., – резюмирует он.
Проблема кадров и методик

Сложности и ошибки в работе возникают потому, что наши зоотехники используют устаревшие методы оценки наследственных качеств животных, которые были разработаны еще в 30-х годах и по большому счету существенно не менялись, признаки оценки имеют разные селекционные значения, приоритетность и точность, говорит Николай Михайлов.
– Например, в инструкции по бонитировке (оценке) нет принципа количественного подхода. Поэтому необходимо
разрабатывать новые методы оценки генотипа свиней, – рассуждает он.
Проверить эффект комбинационной способности линий, типов и пород свиней, выявить генотипы, которые дадут гетерозисный эффект, и скорректировать систему разведения можно с помощью специализированных компьютерных программ, в том числе разработанных лабораторией теоретических основ селекции животных ДонГАУ. Но востребованность этих программ из-за невысокой квалификации сотрудников селекционных служб очень низка, сетует Михайлов.
– Нужна учеба и ликвидация компьютерной безграмотности зоотехников-селекционеров, – уверен он. – Но в регионах наблюдается резкое сокращение персонала зоотехслужбы, возникают проблемы и с качеством подготовки специалистов.
Племзавод «Юбилейный» (Тюменская обл.)
Владимир Фетисов, заместитель гендиректора по свиноводству:

– У нас чистопородное разведение Крупной белой, Ландраса и Дюрока, на товарном производстве скрещиваем эти три породы.
Генетика как отечественная, так и зарубежная: первую партию животных завезли еще в 90-х годах из Дании, потом привозили из Канады. Но в основе селекции и гибридизации – наша Крупная белая, хотя на сегодняшний день ее показатели у нас существенно лучше российских норм по породе, потому что мы постоянно вели селекцию на улучшение мясных качеств. Например, норма площади мышечного глазка – 29 см, а у нас получается 49 см при средней толщине шпига 20-23 мм.
Не могу сказать, что на товарном производстве у нас в полной мере системная гибридизация, но мы работаем в этом направлении. Дело в том, что в 2005 году мы завезли свиней из Канады, но животных нам дали не с нуклеусов. Мы пришли к выводу, что по качеству это что-то вроде нашей товарной фермы, хотя свиньи и чистопородные.
Чтобы сделать из них свои линии, мы разработали схему закрепления, разбили каждую линию на четыре ветки, чтобы избежать близкородственного скрещивания, и сейчас проводим консолидацию групп, чтобы все факторы были едиными. Мы только вышли на заключительный этап, проводим анализы сочетаемости линий, чтобы производить качественных гибридов, готовимся к получению лицензии на гибридную свинку F1.
Конечно, улучшение показателей от скрещивания уже есть. Маточное поголовье у нас 8 тыс., из них 6 тыс. – основные свиноматки. На отъеме в 28 дней получаем 10,5-11 поросят средним весом 8,5 кг. Многоплодие ежегодно увеличивается практически на 0,5 поросенка благодаря применению индексной оценки племенной ценности животных. С привесами есть некоторый разброс – последние три года мы интенсивно реконструируем и строим новые откормочные места, что позволило расширить единовременное содержание с 54 тыс. голов до 85 тыс. голов и стабильно получать привес 565 г/гол./сутки в среднем по стаду. В новых корпусах на откорме получаем 800-850 г/гол./сутки, а на старых в пределах 700-720 г/гол./сутки, потому что там примитивная система вентиляции, старая система кормления, но это вопрос времени.
Совхоз «Шелонский» (Псковская обл.)
Марат Жампеисов, главный зоотехник:

– Мы содержим 2 тыс. свиноматок, товарное стадо 23-24 тыс. голов. Т. к. у нас своя переработка порядка 95% мяса, нам очень
важно получать хорошее качество свинины. Наша основная порода – Крупная белая, мы ее улучшили, скрещивая с животными английской генетики, которых завозили в 90-е годы. Сейчас используем трехпородное скрещивание с программой гибридизации. Крупную белую или Йоркширов скрещиваем с Ландрасом и полученную свинку покрываем Дюроком или Пьетреном. По отцовским линиям по выходу и качеству мяса Пьетрены лучше, но Дюроки в наших условиях дают большие привесы. Пьетрены все-таки более требовательны к условиям содержания, а у нас старый комплекс, он еще только модернизируется.
Мы завозим мало – около 20-30 животных раз в три года из Канады и Австрии. Покупаем в небольших фирмах, наводим справки, знаем, что там надежные люди. Сами ездим и выбираем, смотрим, чтобы не было близких родственников, чтобы можно было самим поэкспериментировать с генетикой. Проблем с импортными свиньями нет, хотя лет восемь назад несколько хозяйств России, и мы в том числе, завезли поголовье из Канады, а вместе со свинками и болезни – микоплазмоз, РСС и др. В среднем мы получаем 24,5-25 поросят на матку в год, отход поросят не превышает 4,5% в год на матку, в группе 0-2 среднесуточные привесы составляют 210-220 г/гол., на доращивании – в районе 600 г/гол., на откорме – 754 г/гол. с конверсией корма в пределах 3,2.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв