Агропрофи » Blog Archive » Скрытая угроза
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

Скрытая угроза

Ольга Жукова

Из-за отрицательного последействия гербицидов сельхозпроизводители порой, сами того не подозревая, теряют в среднем 15-25% урожая. Наиболее чувстви-тельными культурами при этом считаются сахарная свекла, подсолнечник, соя, гречиха. Как предотвратить негативные последствия?

Про действие и последействие

Проблема последействия гербицидов стоит в последние годы довольно остро. Причем растениеводы не всегда способны достоверно определить, с чем имеют дело. Ведь аналогичные признаки угнетения и гибель растений могут быть вызваны и другими причинами: вымоканием, засолением почв, передозировкой удобрений или же, наоборот, нехваткой элементов минерального питания. Между тем ученые из Всероссийского научно-исследовательского института фитопатологии (ВНИИФ) подсчитали, что сельхозпроизводители могут потерять до 25% урожая. Однако сами практики утверждают, что эта цифра может быть еще выше. – Отрицательное последействие – это не последействие от изначальной дозы применения гербицидов, а прямой эффект от сохранившихся в почве остатков действующих веществ на культуры севооборота, высеваемые через год или больше после гербицидной обработки, – поясняет Юрий Спиридонов, академик РАСХН, доктор биологических наук, заведующий отделом гербологии ВНИИФ. – Ярко выраженным эффектом последействия обладают препараты из класса производных сульфонилмочевин на основе хлорсульфорона, метсульфорон-метила, триасульфорона, – рассказывает ведущий технолог по агрономии Корпорации «Агро-Союз» Андрей Кащавцев. – Достаточно доли грамма этих препаратов на гектар для угнетения таких культур, как горох, соя, подсолнечник, рапс, гречиха, сахарная свекла.                                                                        Так, ученые из ВНИИФ выяснили, что содержание метсульфуронметила и хлорсульфурона в почве даже в дозе менее 0,2 г/га может оказывать отрицательное влияние на рост и развитие чувствительных культур. Между тем один из наиболее часто используемых способов определения остатков сульфонилмочевинных гербицидов в почве – жидкостная хромотография высокого давления позволяет идентифицировать дозы свыше 1 г/га. Многие из производных сульфонилмочевин обладают высокой стойкостью к деградации в почве и других объектах окружающей среды. Помимо упоминавшихся хлорсульфорона, метсульфорон-метила, триасульфорона эти свойства присущи препаратам на основе тритосульфурона, сульфметурон-метила, просульфурона и римсульфурона.

– Одно из сельхозпредприятий Волгоградской области в 2007 году применило гербицид Пик (просульфурон) на пшенице в дозе 15 г/га, а в 2009 году на этих полях пострадал подсолнечник, то есть фактически через 2 года, – приводит пример Юрий Спиридонов. – А препарат Секатор-Турбо (100 г/га) в 2009 году очень сильно угнетал сахарную свеклу и подсолнечник в Белгородской и Орловской областях.

Не все одинаковы

– Разумеется, все гербициды имеют неодинаковую скорость распада в почве, – говорит Андрей Кащавцев. – Те же гербициды из класса сульфонилмочевин на основе трибенурон-метила, трифулсульфорон-метила, тифенсульфорон-метила довольно быстро разлагаются в почве.

Другое дело, по словам ведущего технического эксперта компании «Сингента» Александра Четина, производные мочевины – диурон или линурон, они обладают почвенным действием вплоть до 6 месяцев, а, например, действующее вещество имазапир из класса имидазолиноны в условиях умеренного климата – от 6 месяцев до 2 лет в зависимости от чувствительности культуры.

– Гербициды группы триазинов – симазин и атразин – сравнительно слабо растворяются в воде, поэтому тоже долго находятся в почве и длительно действуют на сорняки, приводит пример Андрей Кащавцев. – Период последействия этих гербицидов зависит от количества внесенного гербицида, способа обработки почвы после его внесения, погодных условий. В засушливые годы фитотоксичность гербицидов в почве сохраняется дольше. Поэтому на полях, где вносились симазин и атразин, специалист рекомендует возделывать некоторые культуры не ранее чем через 2 года. Наиболее чувствительны к триазиновым препаратам сахарная свекла, кормовые корнеплоды, овощные, пшеница, ячмень, люцерна, клевер и др. В связи с этим очень удобно внесение таких гербицидов на участках бессменной культуры.

– А вот не обладают последействием препараты, которые очень быстро деградируют в почве и не накапливаются в растительных остатках либо очень быстро в них разлагаются до не опасных для растения соединений,– говорит Александр Четин. – Наиболее типичный пример гербицидов, не обладающих последействием, – продукты на основе глифосата. Но эксперт напоминает, что многие другие группы препаратов могут обладать негативным эффектом последействия, если не соблюдать регламентов применения. Впрочем, есть у последействия, как ни странно, и плюс. Например, при укороченном севообороте, где выращиваются в большинстве своем только зерновые культуры, внесение гербицида с последействием способно обеспечить контроль сорняков и в следующий год после применения гербицидов. То есть одного внесения некоторых гербицидов на зерновых хватает для контроля двудольных сорняков в течение 2 лет.

большинстве своем только зерновые куль-
туры, внесение гербицида с последействием
способно обеспечить контроль сорняков и в
следующий год после применения гербици-
дов. То есть одного внесения некоторых гер-
бицидов на зерновых хватает для контроля
двудольных сорняков в течение 2 лет.

Главный фактор

Как сообщает Вадим Касьяненко, менеджер по продуктам и культурам компании «Байер-Кроп Сайенс», в большинстве случаев компании-производители стараются дать наиболее полную и корректную информацию об эффекте последействия своего препарата. Однако, поскольку его проявление зависит от сочетания слишком большого количества факторов, в том числе и случайных, иногда могут случаться неожиданности.

Так, по словам Четина, существенное влияние на скорость разложения препаратов оказывают погодные условия. Засушливые условия могут привести к увеличению срока разложения гербицида в 2 раза. На плохо аэрируемых почвах с низкой микробиологической активностью разложение гербицидов также будет растянуто.

– Эффект последействия проявляется сильнее также при продолжительных низких температурах, дополняет Вадим Касьяненко. Но, пожалуй, самый значимый фактор для разложения гербицида – это рН почвенного раствора, считает Юрий Спиридонов. При этом содержание в почве гумуса оказывает меньшее влияние на устойчивость действующих веществ в почве.

– В кислых почвах препараты из класса сульфонилмочевины, а также имидазолиноны (Пульсар, Пивот) разрушаются быстрее, чем в нейтральных и щелочных, – говорит эксперт. – Поэтому те же производные сульфонилмочевин быстрее теряют гербицидную активность в дерново-подзолистой почве в сравнении с черноземами и в особенности с темно-каштановыми почвами. Как следствие, наибольший ущерб от отрицательного последействия наносится в Центральном Черноземье и Южном регионе.

Препараты на основе хлорсульфурона, просульфурона, метсульфурон-метила, триасульфурона, по данным Юрия Спиридонова, в каштановых почвах могут сохраняться до 500 суток, в черноземах – 300-350, а в дерново-подзолистых – всего 100-120 суток, то есть на следующий год можно без проблем сеять любую культуру, приводит пример ученый. Правда, подтип выщелочный чернозем имеет более кислую реакцию среды, и гербициды разрушаются там быстрее, например, не через 300 суток, а через 250.

– Нельзя регистрировать препарат в одной дозе для всей территории России, – считает Юрий Спиридонов. – Например, препарат Магнум с дозировкой 10 г/га можно без проблем использовать на кислых почвах, но ни в коем случае не на южных черноземах или каштановых, где дозировка больше 7 г/га – это уже риск. А вот для выщелоченных черноземов вполне допустимо применение 8 г/га. Вообще же Юрий Спиридонов отмечает, что из всех классов гербицидов производные сульфонилмочевин наиболее чувствительны к особенностям почв, погодным условиям, ботаническим характеристикам культурных и сорных растений.

Визуальный эффект

Как отмечает Александр Четин, в большинстве случаев отрицательное последействие проявляется на двудольных культурах. При этом к каждой группе гербицидов чувствительность у них разная. Так, из наиболее значимых полевых культур чувствительной к последействию гербицидов является сахарная свекла. Помимо этого, в группу риска входят рапс, подсолнечник, гречиха, горох и т. д.

По наблюдениям Вадима Касьяненко, наиболее часто эффект последействия проявляется в снижении высоты растений и общем угнетении – хуже развиты листья и корневая система.

– Как правило, визуально отрицательное последействие проявляется в виде хлороза растений, пожелтения листьев, скручивания их краев или кончиков, изгиба стеблей и черешков, а также других морфологических изменений, – поясняет Андрей Кащавцев. – Также наблюдается заметное отставание в росте и развитии и даже их полная гибель. Посевы выглядят изреженными, выпадение растений иногда превышает 30%. Характер угнетения и поражения растений может быть также различным: сплошным на всем поле или на его отдельных частях, полосами и т. д.

В зависимости от группы действующих веществ признаки угнетения проявляются по-разному, сообщает Алексанр Четин. Например, последействие сульфониломчевин на сахарной свекле проявляется в остановке роста культуры, листья приобретают сначала желтую окраску (хлороз), а если количество действующего вещества в почве достаточно велико, то в дальнейшем малиновую (адамантовую) окраску, после чего растения вообще засыхают. При проявлении остаточного действия препаратов из группы имидазолинонов свекла также останавливается в росте, на листьях появляются хлорозы, и растение засыхает.

– Посевы гороха могут пострадать, если их предшественники были зерновыми и обрабатывались гербицидами группы 2,4-Д. В этом случае молодые побеги гороха скручены и отстают в росте, – приводит еще один пример Андрей Кащавцев. – А при использовании на предшественнике метсульфурон-метиловой группы участки посевов гороха желтеют и выпадают из основной массы посевов.

Однако, по словам Юрия Спиридонова, еще более опасно скрытое проявление отрицательного действия остатков некоторых производных сульфонилмочевины: хлорсульфурона, триасульфурона, метсульфурон-метила, в результате чего урожай некоторых последующих культур снижается на 15-25%. При этом вместо привычных деформации, искривления стебля или пожелтения листьев ученые отдела гербологии ВНИИФ в своих опытах наблюдали лишь едва заметное уменьшение листовых пластинок и утончение стебля. Ситуация усугубляется еще и тем, что нет контрольных образцов, агрономам просто не с чем сравнить. Поэтому эксперт рекомендует оставлять контрольную полоску шириной 5-10 м. Причем сделать это желательно в середине поля, а не с краю, где растения часто страдают по многим другим причинам. И хотя выглядит такая необработанная полоса довольно неприглядно, зато позволяет достоверно определить причину угнетения.

– К сожалению, при визуальном обследовании не всегда можно достоверно установить фитотоксичность как причину поражения растений, – сетует Андрей Кащавцев. – Аналогичные признаки угнетения и гибель растений могут быть вызваны и другими причинами: вымоканием, засолением почв, передозировкой удобрений, болезнями и т. д. Однозначное заключение о проявлении гербицидной фитотоксичности, как правило, может быть дано лишь после отбора почвенных проб и их анализа на содержание остаточных количеств гербицидов и их фитотоксичных метаболитов. Предварительные выводы могут быть сделаны также на основании истории поля – ассортимента и количества внесенных гербицидов.

Выход из положения

Риск отрицательного остаточного действия на культурные растения можно снизить прежде всего благодаря четкому соблюдению регламентов применения препаратов и правильному чередованию культур в севообороте с учетом их чувствительности. Для большинства продуктов, имеющихся на рынке, риски по последействию прописаны в регламентах их применения, поэтому агрономам нужно владеть этой информацией.

Еще один эффективный прием, который существенно снижает риск последействия, – это вспашка, то есть заделка гербицида из верхнего слоя почвы, который часто пересыхает, в более глубокие слои – 20-30 см, где разложение действующих веществ идет быстрее, отмечает Александр Четин.

Однако если речь идет о технологии no-till, до почвы во многих случаях гербицид не доходит, так как имеется слой неразложившихся растительных остатков, и при этом не происходит необходимого контакта гербицида с почвой, соответственно, разложение продукта идет не по классической схеме, тем более некоторые продукты способны накапливаться непосредственно на растительных остатках. Соответственно, при возделывании сельскохозяйственных культур по технологии no-till необходимо использовать продукты, не обладающие последействием, или с очень маленьким периодом последействия. Это подтверждает и мировая практика, где в качестве основных гербицидов для контроля многолетних сорняков в севообороте при использовании системы no-till применяются препараты на основе глифосата, который не имеет отрицательного последействия.

На полях, где планируется посев чувствительных культур, Вадим Касьяненко советует снижать дозировки гербицидов с наличием эффекта последействия, используя баковые смеси. Например, уменьшить дозировку сульфонилмочевины в смеси с препаратами группы 2,4-Д, а в случае с озимой пшеницей – перейти на осенние обработки против двудольных сорняков. Благодаря осенним обработкам мы продлеваем время ожидания до 7-8 месяцев.

По данным Юрия Спиридонова, препаратов из группы сульфонилмочевин и имидозалинононов в баковой смеси не должно быть свыше 40% от той дозы, которую можно применять в чистом виде. При этом дозу можно снизить с привычных 10-15 г/га даже до 3 г/га, но предварительно нужно провести тщательную работу по оценке синергетического эффекта. А это удается, к сожалению, далеко не всем.

А если пересев?

Постоянно нужно совершенствоваться и получать информацию о пестицидах и принципах их работы для правильного расчета и планирования всей системы защиты растений в хозяйстве с учетом рисков, которые могут возникнуть в любое время, говорит Андрей Кащавцев. Но бывают случаи, когда требуется проводить пересев культур по разным причинам (вымерзание, отсутствие осадков осенью, что впоследствии приводит к гибели растений). Тогда нужно учитывать внесенные препараты и пересевать культурами, которые не восприимчивы к препаратам, либо типичными к пересеянной культуре.

Например, при использовании препаратов группы метсульфурон-метил на следующий год нельзя возделывать сахарную свеклу и овощные. Рекомендуется высевать зерновые колосовые, рапс, кукурузу, лен или картофель. Пересев обработанной культуры может проводиться только яровыми зерновыми.

При использовании препаратов группы йодосульфурон-метил, мезосульфурон-метил + дифлюфеникан + мефенпирди-этил (антидот) необходимо исключить посев гороха, сахарной свеклы, ярового рапса, лука, капусты. При использовании препаратов группы метрибузин + трибенурон-метил нужно исключить посев сахарной свеклы, ярового рапса, овса, лука, капусты.

В случае пересева озимого рапса после гербицидов, применяемых против однодольных видов сорных растений – Арамо 50, Фюзилад Форте и др., – можно высевать любую культуру через месяц после их применения.

Важно помнить, что при пересеве культур фитотоксичность гербицидов зависит от многих факторов и усиливается при использовании максимальных норм расхода препаратов, в засушливых погодных условиях после применения гербицидов, когда разложение действующего вещества гербицида происходит медленно.

Комментарии практиков

Хозяйство «Родина»

(Краснодарский край)

Дмитрий Сало, главный агроном:

– В моей практике был один случай негативного последействия от применения гербицида. Тогда в рекомендованных дозировках обрабатывались посевы кукурузы препаратом Базис, а на следующий год у высеянной на этом же поле озимой пшеницы наблюдался хлороз листьев. Впоследствии урожайность ее была очень низкая. Я связываю это с негативным последействием от этого препарата.

Но этот случай всё же был исключением, так как я всегда советуюсь с агрономами из соседних хозяйств, когда выбираю гербицид для химической прополки. Они обычно меня предупреждают о негативном действии того или иного препарата. Я же, в свою очередь, чтобы избежать подобных неожиданностей, пользуюсь только проверенными препаратами.

«Агрокомплекс «Прикубанский»

(Краснодарский край)

Олег Перепелица, агроном:

– Наиболее ярко последействие выражено у препаратов на основе производных сульфонилмочевин. Например, после препаратов на основе действующих веществ метсульфурон-метил, хлорсульфурон, трепенурон-метил на следующий год нельзя высевать сахарную свёклу, подсолнечник и рапс. Можно сеять только зерновые культуры. На своих полях мы применяли препарат Логран на озимой пшенице и отрицательного последействия не заметили. Глубокая вспашка и большое количество осадков нивелируют возможный отрицательный эффект. После высоких доз препарата Зенкор на картофеле через год нельзя сеять свёклу, как и после применения гербицида Рейсер на моркови. На своих полях мы замечали негативное действие препаратов на основе клопиролида в следующем после применения году на картофель.


Отправить ссылку другу
Оставить отзыв