Агропрофи » Blog Archive » Сезон охоты
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

Сезон охоты

Татьяна Кулистикова, Дария Харитонова

Своевременное выявление охоты и осеменение животных позволяют избежать лишних расходов на их содержание в непродуктивный период. Не важно, свиноматки это или коровы, ущерб в результате пропущенной охоты может исчисляться миллионами рублей. Кроме того, условия содержания и кормления не всегда благоприятствуют нормальному воспроизводству, и для решения проблем зачастую приходится прибегать к гормональным препаратам. С помощью каких средств можно своевременно и достоверно определить состояние охоты у коров и свиноматок?



Первые признаки

Одним из методов интенсификации свиноводства является повсеместно применяемое искусственное осеменение, однако на успех оплодотворения влияет не только качество семени, но и правильно выбранное время осеменения. В свою очередь выбор оптимального времени для осеменения зависит от своевременного выявления свиноматок в охоте (период эструса), говорит к. в. н., руководитель отдела ветсервиса по свиноводству компании «Интервет» Илья Волков.

Первые признаки охоты ремонтные свинки обычно проявляют в возрасте пяти месяцев, но для повышения многоплодия, как правило, первые две охоты пропускают: в первую охоту образуется меньше всего яйцеклеток, во вторую их количество увеличивается на одну, в третью – еще на одну. Обычно период эструса длится около 48 часов, однако его продолжительность может варьировать от 12 до 72 часов, интервал между периодами эструса в среднем составляет 21 день. По данным специалистов Донского государственного агроуниверситета, оптимальными сроками осеменения свиноматок считается период от 24 до 36 часов после проявления первых признаков охоты, оплодотворяемость в этом случае составляет около 92%. Осеменение через 50 часов после наступления охоты даст результат лишь в 48% случаев, при этом многоплодие будет меньше на 3,5 головы. Ведущий специалист компании «БиоМедВетСервис» (генеральный представитель фирмы «Вейкс-Фарма ГМБХ» в России) Александр Перепелюк подсчитывает, что при увеличении оплодотворяемости с 75 до 90% можно дополнительно получить 396 поросят на 100 свиноматок в год, если на отъеме будет по 11 поросят на матку за цикл.

– Готовность к спариванию определяется по появлению рефлекса неподвижности в период эструса, который на промышленных свинокомплексах устанавливается посредством хряка-пробника. При этом оптимальной схемой является выборка дважды в день с интервалом 12 часов (утро-вечер), – рассказывает к. в. н., главный ветврач компании «Мосагроген» Василий Хлопицкий.

– Свинки на предприятиях содержатся в индивидуальных или групповых станках, по галереям между ними 2–3 раза в день проводят хряка, и зоотехники выбирают свинок, которые проявляют признаки охоты, – поясняет Илья Волков. – При этом действуют ключевые раздражители: зрительный и звуковой контакты и запах хряка.

Другие способы

По словам Волкова, есть и другие способы выявления свиноматок в охоте. К ним, например, относится визуальная оценка наружных половых органов свинок (покраснение, припухлость и истечения из вульвы), нажим на брюшную стенку (человек заходит с одного бока, рукой опирается на спину и коленом нажимает на брюшную стенку свиноматки), захватывание брюшной стенки, при этом коленную складку свиноматки неоднократно поднимают вверх, нажим на спину (ладонями обеих рук осуществляют сильные нажимы в области почек) – метод, когда зоотехник осторожно садится на спину свиноматки.

– Терпение и чуткость специалиста играют решающую роль в проявлении рефлекса неподвижности, – уверен Волков. – Для оценки свиноматок в охоте может потребоваться до 10 минут на одно животное. Перечисленные способы наиболее распространены и доступны, хотя, конечно, бывают и ошибки: например, хряка для определения охоты используют лишь один раз в день.

Кроме того, специалист «Интервета» напоминает, что все манипуляции с хряком-пробником и со свинками должен проводить специально обученный персонал, в помещениях, где осуществляется выборка, должны соблюдаться все технологические параметры по содержанию животных. Так, при групповом содержании нельзя допускать переполненности станков – это негативно влияет на качество выборки свиноматок в охоте.

Василий Хлопицкий добавляет, что есть и другие способы определения охоты: электронные датчики и детекторы, но одобрения в производстве они не получили.

– Конечно, необходимо идти в ногу со временем и апробировать современные решения, однако основанием для их широкого использования должны служить эффективность, технологическая выполнимость и экономическая сторона предложения, – заключает специалист «Мосагрогена».

Технические средства

Однако электронные системы содержания и кормления свиноматок с функциями контроля охоты уже зарекомендовали себя в мире и, по мнению поставщиков такого оборудования, могут существенно облегчить работу зоотехников и повысить эффективность предприятия. Например, компания «Агроторг» предлагает систему Nedap Velos.

– Каждой свиноматке в ухо вставляется тега-чип, информация о ней заносится в базу данных. Когда животное заходит в станцию кормления, специальная антенна считывает ее номер, и каждой свинье в зависимости от ее стадии супоросности, состояния здоровья и физической кондиции выдается корм согласно индивидуальной кривой кормления, – рассказывает коммерческий директор «Агроторга» Сергей Лоскутов. – Например, свиноматка №355 сегодня должна съесть 2,6 кг корма. Когда она заходит в станцию, ей в кормушку выдаются первые 100 г, если она съедает и стоит дальше – получает вторую, третью порции и т.д., пока не выберет свои 2,6 кг – в течение всего дня или за один заход. Если, съев норму, свинья снова приходит в станцию, система не насыплет корм, и свиноматка уйдет в станок. Благодаря тому, что мы четко соблюдаем нормы кормления, держим животных в форме, не допускаем их осаливания, у свиноматок снижается риск нарушения полового цикла и возрастает производительность.

В системе Nedap Velos свиньи содержатся свободно: статическими группами, например, по 50–100 свиноматок одой стадии супоросности, или динамическими группами до 300–500 голов. Одна станция обслуживает 50 животных. В соседнем помещении, отделенном от станка со свиноматками, содержится хряк-пробник. Между ним и свиноматками установлен специальный блок определения охоты (хит-детектор). После кормления свиноматка может подойти к перегородке, за которой чувствует хряка, и система фиксирует каждый такой подход. Есть определенный порог по количеству и продолжительности подходов. Когда свиноматка его достигает, детектор дает команду, что она в охоте, маркирует ее, и на выходе из станции сепаратор направляет животное не в общий станок, а в специальный отсек, где ветврач проверит признаки охоты и направит ее на осеменение.

– Ошибки с выявлением охоты исключены, если только свиноматка не потеряла чип, – утверждает Лоскутов. – Но тогда мы сразу увидим, что какое-то животное не ест. Также можно своевременно обнаруживать ветеринарные проблемы – если свинья потребляет корма меньше нормы или вообще не ходит в станцию кормления.

Инженер-консультант компании «Агротехник» (официальный представитель Schauer в России) Игорь Капран замечает, что выявление признаков охоты у свиноматок с помощью станций кормления Compident тоже очень проста. В компании рекомендуют использовать кормовые станции прежде всего для кормления супоросных свиноматок при крупногрупповом содержании,

а также для выращивания ремонтных свинок.

– Все свиноматки, которые находятся на кормлении, имеют чип, с помощью которого каждое животное идентифицируется при заходе в кормовую станцию. Этот же принцип взят за основу для определения свиней в охоте. Между двумя зонами отдыха, в которых содержатся супоросные свиноматки, установлена клетка с хряком – его видно, слышно, можно понюхать, – перечисляет Капран. – Если свиноматка осталась холостой или у нее случился микроаборт, то через какое-то время она придет в охоту и начнет проявлять интерес к хряку. Специальные датчики будут фиксировать каждый ее подход, система пометит эту свиноматку краской и даст сотруднику свинокомплекса сигнал, что животное проявляет признаки охоты. Специалист находит нужную свинку и выясняет, почему она проявляет интерес к хряку, проверяет, действительно ли она в охоте, и отправляет на осеменение.

Капран отмечает, что определить микроаборт зачастую довольно сложно, потому что животные содержатся на щелевых полах, и плоды при аборте просто невозможно обнаружить.

– С помощью системы Compident можно оперативно диагностировать, что свиноматка не супоросная, тем самым сократив процент прохолостов на предприятии и снизив количество непродуктивных дней, что благоприятно для экономики производства, – резюмирует он.

Александр Перепелюк из «БиоМедВетСервиса» подсчитывает, что при оплодотворяемости 65% прохолост на 100 свиноматок составляет около 3990 дней, при этом затраты на содержание животных в этот период превысят 292 тыс. руб. При оплодотворяемости 80% затраты составят около 167 тыс. руб.

Лоскутов добавляет, что при использовании электронных станций содержания экономить удается уже на стадии проектирования свинокомплекса, поскольку при свободном содержании свиней требуется меньше места, не нужно покупать дорогостоящие станки. Если говорить о затратах на оборудование, то электронная система Nedap Velos обойдется примерно в 200 евро на свиноматку – это соизмеримо со стоимостью самых простых станков для содержания, подсчитывает он. Но при этом станция дает множество преимуществ: помимо контроля охоты и состояния здоровья животных без дополнительных трудозатрат предприятие экономит на кормлении, так как каждая свиноматка получает положенный объем корма, нет его потерь.

– К сожалению, в России подобных систем пока очень мало – в плане прогресса мы отстаем, поскольку, восстанавливая промышленное свиноводство, за основу взяли старые технологии и зачастую продолжаем их штамповать, – сожалеет Лоскутов. – Например, в Украине многие предприятия уже поняли преимущества электронных станций содержания, в Европе, Америке и Китае практически все новые комплексы строят на электронике. Влияние человеческого фактора в этом случае сводится к нулю, а как только мы исключаем возможность человеческой ошибки, результаты сразу улучшаются.

Гормональный вопрос

Однако чтобы ремсвинка или свиноматка пришла в охоту, нужно соблюсти комплекс зоотехнических условий, состояние здоровья животных также влияет на их своевременный приход в охоту.

Подготовка ремонтных свинок к производственному использованию и, в частности, своевременному осеменению напрямую зависит от сроков наступления половой зрелости. Половая зрелость свинок может наступать в возрасте 120–150 дней, однако овуляция и рефлекс неподвижности в это время еще отсутствуют.

– Сейчас на промышленных свинокомплексах ремонтных свинок начинают использовать в возрасте ≥240 дней с массой тела 120–150 кг, – говорит Василий Хлопицкий. – Крайне важна правильная подготовка свинок в период становления половой цикличности, это обеспечит высокое многоплодие свиноматок в будущем. Правда, зачастую возникают проблемы, связанные с замедлением периода наступления половой зрелости и нарушением прихода ремонтных свинок в охоту в запланированные сроки, что наносит существенный экономический ущерб производству.

– На процесс полового созревания и стимуляцию охоты могут положительно влиять внешние факторы: перевозка животных, контакт с половозрелым хряком, переселение в другие помещения, активный моцион и т.д. Но проведение подобных мероприятий на промышленных комплексах невозможно в силу технических и технологических особенностей хозяйства, – напоминает Хлопицкий. Поэтому наиболее актуальным и широко распространенным методом, по его словам, является гормональная стимуляция, которая при правильном подборе средств, сроков назначения и доз позволит повысить эффективность и значительно снизить экономические издержки на содержание и кормление бесплодных животных.

По мнению Ильи Волкова, возможность обеспечить промышленное производство свинины без использования гормональных препаратов – вопрос дискуссионный. Основная проблема в том, что животные находятся в жестких технологических условиях, далеких от комфортной и нормальной жизни.

– Есть факторы, которые очень сильно влияют на эндокринную систему свиней: природно-климатические, технологические, кормовые, – рассказывает специалист «Интервета». – Они угнетают эндокринную систему, поэтому свиньи не приходят в охоту, а если и приходят, то не осеменяются, а если осеменяются, то происходит аборт. Поэтому иногда обойтись без гормональных препаратов невозможно, конечно же, если предприятие не хочет нести существенные экономические потери.

Например, летом, когда на улице +30 0С, а в помещении может быть под +40 0С, свиньи обычно не приходят в охоту самостоятельно, а по технологии нужно регулярно осеменять определенное количество животных – производственный конвейер нельзя остановить. Конечно, в такой ситуации зоотехники и ветврачи будут прибегать к любым способам, чтобы стимулировать охоту, – утверждает Волков. – Другой фактор – кормление. В августе обычно возникают проблемы с кормом: зерно нового урожая еще не завезли, а старое контаминировано микотоксинами, которые имеют свойство накапливаться в организме и вызывать у свиней анэструс – для лечения также потребуются гормональные препараты.

Кроме того, в определенные периоды свиньи не размножаются в силу природно-генетических особенностей. Не стоит забывать, что домашние свиньи выведены из диких, а в естественной природе основной период случки у свиней приходится на позднюю осень, чтобы кабанята родились весной. В этот период у них хорошо работает гормональная система, а, например, летом и в начале осени – плохо. Так же и у свиней на свинокомплексах. Поэтому иногда необходимо стимулировать выработку гормонов в организме. Но и применять гормональные препараты огульно тоже не следует, напоминает Волков, лишь 2–3 раза в год по показаниям.

Стимулировать или нет

По мнению Хлопицкого, гормональные средства возможно использовать в пяти основных направлениях: для стимуляции пубертатного периода у ремонтных свинок, для стимуляции половой охоты, для увеличения потенциальных возможностей яичников (созревание и овуляция большого числа яйцеклеток

и фолликулов в одну охоту и получение большего приплода), для синхронизации половой охоты (т.е. искусственное вызывание эструса у значительного количества самок одновременно, что обеспечивает ритмично-поточную технологию осеменения и получения поросят), для терапии при различных овариальных дисфункциях при бесплодии.

В линейке продукции «Мосагрогена» четыре основных препарата, применяющихся для стимуляции и синхронизации половой цикличности: «Пигулин» (позволяет индуцировать развитие у свиней полноценного полового цикла), «Сурфагон» (стимулирует выброс гонадотропных гормонов гипофиза ЛГ и ФСГ в кровь), «Фоллимаг» (стимулирует рост и развитие фолликулов) и «Магэстрофан» (усиливает сократительную функцию матки).

Волков считает, что понятие «гормональная терапия», когда речь идет о стимуляции или синхронизации охоты, неправильно: скорее это биологическая стимуляция, поскольку гормональные препараты в данном случае применяются крайне редко. В линейке «Интервета» для решения проблем воспроизводства есть, например, препараты «Фоллигон» и PG-600.

– Последний показан для применения в трех направлениях. Во-первых, как профилактическое средство для стимуляции половых циклов у ремонтных свинок. Нередко бывает, что свинки с недоразвитой половой системой доходят до осеменения и не осеменяются, поэтому в возрасте 150 дней им делают инъекцию – запускают половой цикл, чтобы к 220–240 дням они пришли в охоту и осеменились. Второе направление – лечебное, для стимуляции охоты, например, если ветврач поставил диагноз «анэструс». Третье направление использования препарата – стимуляция охоты у свиноматок после отъема, – поясняет Волков. – Одна доза PG-600 стоит 170 руб., цикличность осеменения 2,2 в год, т.е. одна свиноматка получит препарат 2 раза в год, поэтому это нельзя назвать гормональной терапией, это как раз биологическая стимуляция.

Специалист «Интервета» добавляет, что не стоит забывать, что помимо внешних факторов причинами анэструса могут быть проблемы со здоровьем: гинекологические, инфекционные и другие заболевания, которые необходимо лечить. Если свиноматке не хватает света, для запуска охоты будет достаточно одной инъекции, если же проблема связана с эндокринными заболеваниями, необходимо использовать определенные схемы лечения.

– Конечно, если на свинокомплексе успешно решаются все зоотехнические проблемы, которые могут негативно повлиять на свиней, то нет необходимости использовать гормональные средства, но ряд проблем объективно решить крайне сложно, – заключает он.

Автор: Татьяна Кулистикова

Агрофирма «Дороничи»

(Кировская обл.)

Фаина Сысолятина,

главный технолог:

– В нашем холдинге три свиноводческие площадки, сейчас в Кировской области содержится 3200 свиноматок. Свиноматок в охоте мы выявляем дважды в день: утром и вечером

с помощью хряков-пробников. Они проходят по галерее, а потом техник-осеменитель и оператор смотрят на внешние признаки охоты. Начинаем выявлять приход в охоту с шести месяцев, осеменяем ближе к восьми – т.е. в третью охоту. На своевременный приход свинки в охоту влияют уровень кормления, упитанность животного и, пожалуй, сезонность. Осеменение свиноматок у нас производится в отдельных станках, а так свинки содержатся группами.

Приход в охоту мы синхронизируем. Если свинки вовремя не пришли в охоту, колем им препарат PG-600, который хорошо себя зарекомендовал. После этого около 90% свиноматок приходят в охоту. Я считаю, что нужно использовать различные стимуляторы просто потому, что существует такое понятие, как сезонность, а мы ведь работаем планово, поэтому необходимо равномерное осеменение.

Выявлять животное в охоте очень важно, ведь если не осеменить свинку вовремя, яйцеклетки не оплодотворятся, а в повторную охоту она придет лишь через цикл 18–24 дня, а это существенные экономические потери, поскольку это непродуктивный период.

Осеменение мы проводим ежедневно: например, если выявляем матку в охоте утром, то осеменяем ее после обеда. Ремонтных свинок осеменяем сразу после выявления охоты, потому что у них период оплодотворения короче. Оплодотворяемость достигает 94%. Перегулы, конечно, есть, т.к. это чисто физиологическое явление, но не много – примерно 5–6%.

Совхоз «Шелонский» (Псковская обл.)

Марат Жампеисов, заместитель гендиректора по производству:

– На нашем предприятии содержится 2200 свиноматок. Свинок в охоте выявляем с шестимесячного возраста, когда они еще содержатся на племенной ферме. Каждый день прогоняем хряка для стимуляции, затем вносим в журнал информацию о том, когда какая свинка пришла в охоту.

Очень важно вовремя выявить свиноматок в охоте и осеменить, т.к. от этого зависит количество поросят, которых она принесет. Осеменение проводим по такой схеме: утром выявили свиноматку в охоте, вечером осеменили, на следующий день или через 12 часов осеменяем повторно, а через 28 дней проводим УЗИ-диагностику супоросности.

Перегулы, к сожалению, есть всегда. Чтобы снизить их процент, мы даем животным возможность двигаться, иногда приходится прибегать к стимулирующим препаратам –

я считаю, что гормональные препараты обязательно нужно использовать. Также с помощью гормональных препаратов синхронизируем охоту, прокалывая всех свиноматок перед отъемом, кроме того, следим за уровнем кормления, организуем моцион животных.

«Камский бекон»

(Республика Татарстан)

Мансур Салаватуллин, заместитель гендиректора по производству:

– Всего у нас содержится около 16 500 свиноматок. Животных в охоте мы выявляем ежедневно утром и вечером прогоняя хряка по проходу. Свинки размещаются индивидуально, осеменение производим в третью охоту. Своевременное осеменение свиноматок гарантирует получение максимального потомства. На нашем предприятии очень невысокий процент повторных осеменений – всего около 4–5%. Охоту синхронизируем, перегоняя животных на другое место. Таким образом добиваемся «положительного стресса», кроме того, следим за уровнем освещения в помещении и кормлением. Я считаю, что гормональные препараты, в принципе, необязательны, но, если складывается ситуация, когда без них никак нельзя обойтись, то приходится использовать.

«Вердазернопродукт»

(Рязанская обл.)

Анжелика Заболотная,

главный зоотехник-селекционер:

– На нашем предприятии 6050 свиноматок. Осеменяем свинок в третью охоту (235–240 дней), выявляя ее с помощью хряков-пробников, – загоняем их в клетки либо запускаем в проходы между станками, создавая контакт «нос к носу». Хряка прогоняем три раза в день, около каждой клетки он находится не менее 20 минут. Иногда прибегаем к помощи операторов – тогда охоту выявляем по эффекту неподвижности при надавливании на спину.

На своевременный приход свиноматки

в охоту влияют правильное кормление, хорошее физиологическое состояние животных и их ветеринарный статус, технология содержания, микроклимат, освещение.

Очень важно своевременно выявить свиноматок в охоте, в противном случае есть риск не набрать нужное количество случек и, соответственно, получить меньше поросят – экономически это невыгодно. Кроме того,

в экономике производства немаловажную роль играют затраты на содержание и кормление, электроэнергию, заработную плату персоналу, которые не окупятся. Разумеется, возникают проблемы и со станко-местами: мы не можем просто подвинуть свинку, чтобы на ее место встало другое животное. Если дважды не вовремя выявить охоту, то в третью охоту свиноматка вообще вряд ли придет. Тогда придется сдавать ее на мясо, причем по цене второй категории, т.к. жировая прослойка

у такой свинки больше, чем у свиней на откорме, которые уходят на убой в 160 дней.

На нашей свиноферме осеменение проводится утром, примерно с 6 до 8 утра. С перегулами проблем практически нет, можно сказать, единичные случаи – мы сразу же их определяем, тут же переставляем животное в одиночный станок и осеменяем. Если через 28 дней УЗИ показывает, что свиноматка супоросная, возвращаем ее в группу и продолжаем наблюдение.

Для синхронизации охоты мы отбираем свинок и помещаем в клетки по возрастам и по циклам прихода в охоту. У нас строго рассчитывается количество животных, причем с учетом удаления животных из группы, например, из-за не прихода в охоту и т.п. Таким образом, получается, что у нас в охоту приходит всегда нужное количество свинок. Мы не используем никакие стимуляторы – просто тщательно просчитываем циклы, в итоге 98% свинок стабильно приходят в охоту, после отъема все основные свиноматки приходят в охоту на 5–6-й день.

Пропуск стоит дорого

– Несвоевременно осемененное животное становится для хозяйства прямым источником убытка: увеличение сервис-периода каждой коровы хотя бы на один день оборачивается для экономики хозяйства лишними 3,5–4 евро с животного, тогда как слишком раннее осеменение – слабым плодом или впустую выброшенными деньгами на семя, – отмечает Йоханнес Эгберт, руководитель консультационной группы ProEconomics компании «ГЕА Фарм Технолоджис Рус» (Gea Farm Technologies).

​По подсчетам менеджера категории «Доильное оборудование», ведущего специалиста компании DeLaval Ивана Перова, пропуск выявления охоты у коровы – это не только потеря денег на осеменение, но еще и лишний 21 кормовой день, что при средней стоимости суточного рациона 100 рублей дает экономическую потерю в 2100 рублей, или более 2 млн руб. на ферме, имеющей 1200 голов дойного стада.

– Если корову вовремя не осеменили, экономика молочной фермы понесет потери сразу в нескольких направлениях: снизится общее производство молока за все время жизни животного, а также выход телят, что, естественно, затормозит темпы ремонта стада, – подтверждает директор консалтинговой компании «Менеджер Молоко» Константин Удальцов. – При этом затраты на исправление «воспроизводственных огрехов» – услуги ветеринаров, осеменаторов и покупку спермы – напротив, возрастут. Именно поэтому крайне важно «поймать момент», когда корова или телка будут максимально восприимчивы к зачатию, а это, как показывает практика, не так-то просто.

Как объясняет руководитель отдела ветеринарных представителей по препаратам компании Рfizer, к. б. н. Михаил Яблоков, осеменение можно проводить плодотворно только в период проявления у коровы или телки так называемой охоты.

– С точки зрения физиологии животного готовность организма коровы (телки) к успешному восприятию спермы быка происходит во время периода течки, когда разжижается и вытекает слизистая пробка канала шейки матки, – рассказывает он. – Более того, наиболее успешное время для зачатия не весь период течки, а только момент овуляции, когда она происходит в роге матки.

Лови момент

По словам Михаила Яблокова, овуляция у самок КРС, как правило, происходит в стадию торможения, то есть спустя 10–14 часов после окончания течки, и способность к оплодотворению ее продолжается в течение всего 5–12 часов. После этого яйцеклетка стареет, и уменьшается ее вероятность слияния со спермием. Сперматозоиды же могут выживать в половых путях коровы в течение суток, кроме того, Михаил Яблоков отмечает, что самому спермию необходимо пройти в половых путях самки определенную подготовку в течение приблизительно 5–6 часов. А значит, чтобы успешно осеменить животное, семя должно быть введено раньше – еще до момента овуляции, но не ранее 24 часов до нее. Однако если учесть, что жизнеспособность замороженного семени намного ниже, чем при естественном оплодотворении, то в среднем его надо вводить не ранее, чем за 12 часов. Оптимальным сроком искусственного оплодотворения принято считать 5–6 часов до момента выхода яйцеклетки в рог матки.

Как рассказывает Михаил Яблоков, у 70–80% коров средняя продолжительность половой охоты составляет около 12 часов (возможны отклонения в диапазоне 5–10 часов в обе стороны). Таким образом, если зоотехники зафиксировали начало охоты утром, то осеменяют этих животных вечером (спустя 10–12 часов) и наоборот. Кроме того, хорошие результаты можно получить при осеменении скота на протяжении 24-часового интервала после обнаружения первых признаков половой охоты.

– Выявление сроков овуляции, а значит, точное и своевременное определение наличия охоты у КРС, становится одним из главных факторов успешного воспроизводства на ферме, – подчеркивает Михаил Яблоков.

Смотрим за цикличностью

– Нормальные, здоровые, нестельные животные приходят в охоту в среднем через каждые три недели, – объясняет руководитель отдела КРС компании «Интервет», к. б. н. Алексей Олейник. В зависимости от индивидуальных особенностей животного и условий содержания интервал между течками может меняться от 18 до 25 дней.

– У коров после отела первое половое возбуждение наступает на 15–25-й день, и очень важно зафиксировать первую охоту, чтобы потом по календарю отслеживать половой цикл и не пропустить момент для осеменения во вторую или третью охоту – поясняет Константин Удальцов.

Однако если есть нарушения в содержании и питании, то в графике ее наступления возможны изменения. Так, если корова недостаточно упитанна (истощена), она может долго не приходить в охоту, как и корова с чрезмерной упитанностью, имеющая ожирение половых путей. Кроме того, половые циклы у коров могут быть нарушены в результате гинекологических проблем (эндометрит, киста и т.д.), а также при наступлении стельности.

Как поясняет Михаил Яблоков, обычно матке коровы необходимо около 40 дней, чтобы полностью восстановиться от предыдущей стельности. Поэтому животное в первую охоту не осеменяют, кроме того,

в течение этого периода корова как раз выходит на пик продуктивности, и мы получаем от нее оптимальное количество молока. К тому же осеменять ее в этот период экономически выгодно. В идеале осеменять корову нужно со второй охоты, то есть примерно на 42-й день после отела.

Однако если корова малопродуктивна, то смысла в откладывании осеменения до второй охоты нет, так как животное, даже выйдя на пик продуктивности, не принесет хозяйству ожидаемого экономического результата, считает Алексей Олейник.

– Но если корова или телка успешно осеменится в первую охоту, то быстрее начнет окупать себя через будущий приплод, который должен быть теоретически продуктивнее, чем мать, – поясняет Алексей Олейник.

У телок, по его словам, половой цикл начинает проявляться примерно с 8 месяцев, и при правильном содержании и кормлении они проявляют первые признаки половой охоты в возрасте 9–11 месяцев, хотя овуляция у них может начаться раньше. При плохом содержании телки могут не приходить в охоту до 20-месячного возраста и старше.

Готовность к осеменению согласно физиологическому состоянию наступает, когда корова или телка достигли массы 75–80% от массы взрослого животного, что соответствует 350–380 кг. При нормальном содержании и кормлении это происходит в возрасте 14–16 месяцев. Если хозяйство осеменит ее именно в это время, то получит полноценного теленка и оптимально физиологически подготовленную первотелку.

Не проспать демонстрацию

Как правило, пришедшие в половое возбуждение особи демонстрируют это целым рядом характерных визуальных признаков: животное становится беспокойным, теряет аппетит, надои снижаются на 5–20%.

В теплые месяцы, как отмечает Удальцов, продолжительность и демонстрация охоты у коров и телок наиболее длительны и заметны, тогда как в холодное время года наоборот. Как объясняет Михаил Яблоков, в начале охоты у коров начинаются характерные прозрачные истечения из половых органов, а сами они краснеют и слегка набухают. Животное часто мочится, характерно мычит, нервничает, может прикладывать голову к крупу других коров, наскакивать на ограждения. Такие животные чаще передвигаются, в то время как остальные коровы отдыхают.

Кроме того, характерным признаком вхождения в охоту у коров считается садка (запрыгивание сверху) на других животных. Однако, как предупреждает Йоханнес Эгберт, садка – не всегда признак начала охоты, так как некоторые животные проявляют таким образом доминирование.

Коровы в состоянии половой охоты или готовящиеся в нее войти чаще всего держатся группами и помимо садок на своих соседок они могут проявлять к ним нехарактерное дружелюбие: тыкаться мордой, облизывать, следовать за ними, нюхать.

– Эти признаки животное проявляет в начале охоты, а значит, если зоотехник отметил это состояние, через 12 часов такое животное нужно осеменять, – предупреждает Михаил Яблоков.

– Самым характерным признаком, сигнализирующим о том, что животное уже находится в охоте, является отсутствие активного сопротивления (рефлекс неподвижности) коровы, когда другие пытаются делать на нее садку, – рассказывает Алексей Олейник. – Это верный признак готовности животного к оплодотворению. Такое животное можно узнать по характерным ссадинам и грязным отметинам копыт на крупе, волосы в основании хвоста у нее будут скорее всего взъерошены и спутаны.

В этот период у коров чаще всего «грустнеют глаза», набухает вульва, выделения из половых органов становятся гуще. И если персонал заметил животное в состоянии так называемой стоячей охоты, то его нужно осеменять немедленно.

– После того, как охота прошла, у животного могут появиться небольшие кровянистые выделения, что должно послужить признаком ее окончания, – отмечает Михаил Яблоков. – И если зоотехник увидел это, а животное осеменить не успели, значит, охоту не распознали вовремя, пропустили и придется обратить на нее более пристальное внимание через 18 дней.

– А это значит, что сервис-период коровы удлиняется, и на хозяйство это ложится дополнительным бременем, – отмечает Йоханнес Эгберт. – В идеале срок сервис-периода должен составлять 385–400 дней. Так, при содержании 1000 коров удлинение межотельного периода всего на 5 дней обойдется хозяйству в лишних 20 000 евро.

Стимуляция

и мотивация

Выявление охоты, по мнению Константина Удальцова, становится одной из главных задач персонала фермы, решить которую в принципе опытному зоотехнику не так уж сложно. Однако, как показала практика, не всегда это удается. Кроме того, часть животных, а именно около 5–10%, в силу своих физиологических особенностей и темперамента никак не демонстрируют свое состояние, и охота протекает скрытно.

– В результате лишь 5–10% «тихих» охот, обусловленных физиологией, де-факто на некоторых комплексах упускается до 70% моментов для осеменения, – отмечает Алексей Олейник. – Причин тому множество, и одна из них в том, что у 80% животных наиболее яркие признаки и демонстрация охоты происходит в ранние утренние часы (3–4 часа утра), когда персонала на комплексе мало. Кроме того, бывает, что охота протекает ярко выраженно, но быстро,

и персонал опять же не успевает ее зафиксировать. Свести к минимум эту проблему можно только грамотной стимуляцией и мотивацией персонала. Так, в качестве мотивации Олейник предлагает ввести в трудовой процесс соревновательные элементы, чтобы люди включались

в борьбу «за внимательность», участие в конкурсах осеменаторов, ценные подарки, публичные награждения и знаки отличия. А для стимуляции персонала использовать денежные вознаграждения, бонусы, привязанные к числу плодотворно осемененных животных.

Половой вопрос

Еще одной причиной подавления проявлений признаков охоты у коров могут стать скользкие полы: животные, боясь упасть, не ведут себя активно – не делают садку, не прыгают, поэтому признаки охоты становятся незаметными.

По подсчетам Йоханнеса Эгберта, длина шага коровы около 80 см, но если пол очень гладкий и скользкий, ее шаг укорачивается, и выражение охоты подавляется из-за боязни получить травму.

Бороться с этой проблемой в уже построенном комплексе нелегко. Однако в качестве выхода Алексей Олейник предлагает для животных, находящихся 60–120 дней в доении, организовать специальный загон со свободным выходом на улицу и глубокой подстилкой. И именно на улице при выгуле наблюдать за ними.

– Почувствовав, что скользкий пол больше не является препятствием, коровы начнут активно проявлять свое состояние, то же самое касается и телок, – отмечает Алексей Олейник.

– Если же животное за все время наблюдения никто так и не видел в охоте, то мы столкнулись с физиологическим, истинным состоянием скрытой охоты, – замечает Михаил Яблоков. – Таких животных необходимо проверять с помощью ректального исследования и наивнимательнейшим образом выстраивать его календарь или же, если момент охоты выявить не удается, синхронизировать его половой цикл.

«Живые» детекторы

На больших животноводческих комплексах в условиях дефицита кадров и «замыленности» человеческого глаза существуют различные способы и технические средства помощи выявления охоты. Условно их можно разделить на электронные с использованием различных приборов, физические и естественные (рефлексологические).

Последний способ – выявление половой охоты с использованием других животных, которые чувствуют состояние соплеменников гораздо лучше. Так, в качестве реагента используют быка или корову, которой введен специальный гормон.

Как объясняет Алексей Олейник, «бык-пробник» безотказно выявляет любую корову, находящуюся в охоте (даже в тихой). Такому животному делают операцию, отводя в сторону половой член, чтобы при садке он не попадал в половые пути коровы. Иначе помимо помехи в генетически определенном осеменении бык может стать источником распространения заболеваний от одной коровы к другой.

Однако минусом использования «быка-пробника» Олейник называет быстрое привыкание к коровам, особенно в большом стаде, и потерю к ним интереса. В таком же качестве используют иногда коров, которым введен синтетический мужской гормон тестостерон, стимулирующий их вести себя так, как присуще быкам.

Непродуктивных или выбракованных по тем или иным причинам коров инъекцией или имплантированием в ухо специальной бирки превращают в индикатор. Причем такая «андрогенизированная» корова выгоднее быка: нет опасности распространения инфекции и не нужна операция. По подсчетам специалистов «Интервета», одной «андрогенизированной» коровы «хватает» на 30 осеменяемых коров.

Кроме того, зоотехники одновременно с вышеуказанными способами определения охоты используют специальные маркеры-капсулы, помещенные на крестец коров или телок. Например, детектор садки Kamar – пластмассовое устройство, которое приклеивается к корню хвоста коровы, подлежащей осеменению в течение следующего 21 дня. Во время садки грудная кость другого животного разбивает капсулу с краской и окрашивает детектор из белого в красный цвет. Требуется по меньшей мере три секунды давления полным весом, чтобы детектор изменил цвет, а это значит, что корова стояла, не сопротивляясь, то есть она находится в состоянии охоты.

Помимо этого, как объясняет Алексей Олейник, маркером может служить восковой карандаш, который нанесли на корень хвоста, сделав корове своеобразный гребешок из волос. При садке он сбивается набок. Также коровам группы внимания можно нанести на круп жирную меловую отметину. Если мел размазался – животное подвергалось садке.

Если зоотехническая и ветеринарная службы сомневаются в наличии охоты, можно вкупе с визуальными наблюдениями применить вагинальный способ определения охоты – осмотр влагалища и шейки матки при помощи влагалищного зеркала или ректальное – прощупывание фолликула на яичнике через прямую кишку.

Электронная помощь

Но главным помощником в определении охоты, точнее, в систематизации и учете совокупных признаков и календарных сроков этого состояния является система управления стадом в связке с различными датчиками, так или иначе сигнализирующими о возможном половом возбуждении животных.

– Именно система управления стадом имеет в своей базе данных списки животных с датами и отметками о времени отела, начале полового цикла и т.д. И на основе совокупности этих данных программное обеспечение определяет, какие животные подходят к часу икс, – рассказывает Андрей Войтенко, к. б. н., консультант по работе с программой Dairy Plan 21 компании GEA Farm Technologies.

Непосредственно само половое возбуждение помогают определить приборы, регистрирующие отклонение активности животных.

В основе таких датчиков, как объясняет менеджер категории «Доильное оборудование», ведущий специалист компании DeLaval Иван Перов, лежит принцип изменения электромагнитного сигнала, наводимого в катушке. Например, любое изменение двигательной активности животного изменяет сигнал.

– Уровень средней активности коровы постоянен, даже если действия животного меняются изо дня в день, – рассказывает Иван Перов. – Коровы – живые существа и находятся в постоянном движении. Но у них не может беспричинно возрастать или уменьшаться активность за несколько дней.

– Поэтому в основе датчиков заложен один общий признак: индикация активности животных – отслеживание изменения ее двигательной активности за определенный период времени и улавливание кардинальных изменений в количестве передвижений, – добавляет Сергей Черногоров, технический директор компании «Трансфэр-Нева».

Как подчеркивает Андрей Войтенко, датчики распознавания активности должны быть обязательно скомбинированы с программным обеспечением: это не визуальный процесс, и большую роль в правильном распознавании охоты имеет накопленная ранее информация о животном.

– Естественно, что такие датчики совмещены с идентификационным номером животного, который считывается при проходе особи через устройство идентификации, – объясняет Андрей Войтенко. – Данные по активности из приемника отправляются в программу управления стадом для обработки, анализа и формирования предупреждений.

Разнообразие датчиков активности

Непосредственно сами датчики у разных производителей различаются местом крепления и временем среза активности животного.

К примеру, у таких производителей, как DeLaval, SAK и Bou-Matic, датчик распознавания активности крепится на шее животного и, как поясняет Андрей Войтенко, фиксирует движение вперед. У GEA Farm Technologies и AfiKim есть также вариант датчиков, которые крепятся на ноге и фиксируют помимо количества шагов движения вперед и вбок.

По мнению Михаила Яблокова и Андрея Войтенко, эффективность последних выше, так как во время чесания, мотания головой количество движений шеи увеличивается, что может дать ложную картину повышения активности коровы. Тогда как количество шагов картины не спутает. Кроме того, преимуществом является наличие двух датчиков активности, фиксирующих движение конечности вперед и вбок.

Считывающие устройства, как правило, расположены на входе в доильный зал или возле селекционных ворот. Однако, как признает Сергей Черногоров, это является и в определенной степени недостатком: если охота была короткой, а животное приходило на дойку всего два раза в день, мы можем не успеть получить оперативную информацию о его состоянии. Правда, эксперт отмечает, что система все равно зафиксирует охоту и сделает соответствующую отметку об этом в программе.

У некоторых производителей (DeLaval, AfiKim) антенны и приемники активности располагаются во всех местах, где находятся коровы – в проходах, стойлах и т.д.

– Более того, такие приборы можно ставить отдельным блоком в телятники для отслеживания начала полового цикла у телок, – подчеркивает Сергей Черногоров. – И так как идентификация животных в этом помещении исключает их прохождение через ворота доильного зала, идентификационные антенны ставятся в любом месте телятника.

Также по срезу активности датчики различных производителей (рескаунтеры, педометры и т.д.) можно разделить на определяющие активность животного за день, а также собирающие эти сведения более часто – раз в час или раз в два часа. Такие более точные разработки есть у ведущих производителей молочного оборудования (Gea Farm Technologies, DeLaval, AfiKim).

При идентификации эти датчики отправляют накопленные данные в программу, где все аккумулируется, и у менеджера стада есть возможность не только получить сигнал о начале высокой активности достоверно установленного животного, но и точное время начала активности, что, по словам Ивана Перова, более важно.

– С помощью подробного отчета об активности, а также специальных графиков мы можем у заранее отобранных коров отследить с высокой точностью начало овуляции, – добавляет Андрей Войтенко.

При желании использовать новейшие достижения электронных систем, по словам эксперта, необходимо применять датчики активности на всем поголовье. Ошибкой зачастую является то, что фермеры, пытаясь сэкономить, ставят, например, на 1200 голов 300 рескаунтеров и 900 респондеров (ID). Потом они меняют датчики: снимают их с уже стельных коров и устанавливают на недавно отелившихся.

– Идея неплохая, но труднореализуемая: возникает путаница, так как приходится два раза за лактацию менять номера в ПК, это приводит

к лишним трудозатратам, и в итоге хозяйства отказываются от системы измерения активности с заменой респондеров на рескаунтеры.

И приборы остаются только на 300 ошейниках, что сразу обнуляет эффективность и губит саму идею, – замечает Андрей Войтенко. – Кроме того, если в хозяйстве решили применять гормональные схемы синхронизации, покупка датчиков активности не является необходимостью, а лишь увеличивает расходы на менеджмент.

С помощью электропроводности

Существует еще один способ определения овуляции животных, который в совокупности с визуальным наблюдением и датчиками активности дает практически 100%-ный результат. Это измерение электрического сопротивления слизистой оболочки преддверия влагалища или электропроводности течковой слизи, однако при этом необходимо зафиксировать наличие последней.

Как объясняет директор НПО «Петролазер» Сергей Богданов, электропроводность течковой слизи в определенные моменты жизнедеятельности яйцеклетки различна. После созревания фолликула и выхода яйцеклетки изменяется увлажненность слизистой оболочки, соответственно, меняется и электросопротивление. Если в период течки у сомнительных животных, которые внешним поведением не дают полноты картины, замерять электропроводность течковой слизи специальным прибором «Охотник» через каждые 3 часа, то поймать момент овуляции можно на 100% и тем самым избежать расхода на двойное осеменение.

– Такие измерения занимают не более 30 секунд, и при определенном опыте зоотехнической службы можно добиться высочайших результатов в воспроизводстве: как в определении овуляции, так и в диагностике серьезных отклонений в половой системе животного, – отмечает Сергей Богданов.

– Однако при всем многообразии технических помощников ничто не заменит грамотное визуальное наблюдение и тщательную фиксацию поведенческих реакций коровы, – резюмирует Андрей Войтенко. – Наличие датчиков и соответствующего программного обеспечения приближает точность определения момента начала охоты к 83–85%, но человеческий фактор внимательного отношения к животным по-прежнему играет в плодотворном осеменении ведущую роль.

Автор: Дария Харитонова

Ферма «Пелтомяен»

(Финляндия)

Арья Пелтомяки, владелица:

– Моя ферма оснащена роботом-дояром компании Lely T4C. В среднем получается, что животные доятся в среднем 2,6 раза

в день. Все коровы оснащены идентификационными шейными датчиками, с которых считывается информация о каждом животном

в процессе доения и впоследствии накапливается в базе данных. В идентификационный ошейник встроены также датчики активности, измеряющие этот параметр за день.

Во время доения информация о каждом животном передается в систему, и я получаю сигнал, что у такого-то животного подошел срок охоты. В зависимости от выданных сигналов и графиков я концентрирую свое внимание на определенных коровах.

Но этот вид оборудования служит для меня только помощником для привлечения внимания к определенной корове, а решение

о сроке осеменении принимается на основе визуальных наблюдений.

Так, два раза в день – утром и вечером я закрываю двери, которые в обычное время всегда раскрыты настежь, на 10 минут, чтобы внимательно осмотреть животных, понаблюдать за ними, чаще всего это происходит вечером во время их отдыха.

Если я вижу признаки охоты или ее наступление, то тут же пишу смс или звоню осеменатору. И, например, если в 6 утра специалист получил смс, то в 14 часов он уже у меня: делает ректальный осмотр животного и, если все соответствует норме, осеменяет его.

Что касается молодняка, который доится без применения робота, то здесь приоритет отдается личным наблюдениям. Телки, как правило, ярко выражают свою охоту, а данные об этом я опять же заношу в программное обеспечение, которое выдает мне предупреждение в нужный момент.

Агроферма «Емельяновка»

(Московская обл.)

Улмахмад Магомедов,

главный зоотехник:

– Мы не используем для нашего стада датчики охоты, наши доярки и зоотехники очень внимательно наблюдают за животными и фиксируют проявления охоты в блокноте, а затем сразу же переносят данные в систему управления стадом Dairy Plan 21 компании GEA Farm Technologies.

Кроме того, мы внимательно следим за датчиком электропроводности молока, который установлен в доильном зале. Как только электропроводность молока изменилась, система дает нам сигнал. А если это совпало со снижением молокоотдачи, то таких животных надо взять на заметку: это или заболевание, или время начала охоты. Система сама «высвечивает» нам животных, которые по совпадению всех признаков могут быть в стадии начала охоты.

Таким образом, выделенных животных мы отсекаем с помощью селекционных ворот при выходе из доильного зала и переводим в отдельный загон. Наши зоотехники, наблюдая за ними, принимают решение об осеменении.

Агрохолдиг «Трио»

(Липецкая обл.)

Александр Богдан, руководитель животноводческого комплекса «Лизочка»:

– В нашем коровнике установлена система управления стадом «ДейриКомп 305», но в качестве системы распознавания охоты мы решили попробовать Heat Time (Израиль). Взяли в аренду 260 ошейников на 6 месяцев. Датчики движения крепятся на шее животного, кроме этого под челюстью устанавливается дополнительный датчик, который фиксирует руминальную активность животного (активность в пищеварительном тракте). Информация считывается при проходе животного через антенну, расположенную в доильном зале, через каждые 8 часов (при трехразовой дойке). Соответственно, на графике сопоставляются две кривые – двигательной активности и руминальной. Так, если кривая двигательной активности идет верх, а руминальная вниз – это сигнализирует о наступлении охоты. Если далее кривая активности пошла вниз, а руминальная, наоборот, вверх, то это свидетельствует о том, что охота затихает и необходимо осеменять животное. Система сама подсказывает нам, когда надо проводить осеменение.

На ферме в основном используется система синхронизации животных после того, как минует 60 дней с момента отела. На тех животных, у которых мы хотели выявить физиологическую охоту с помощью Heat TIME на 35-40-й день после отела, мы крепили датчик, в течение 15 дней он подстраивался под ритм жизни каждой коровы, и на 55–60-й день доения, когда они показывали физиологическую охоту, мы их осеменяли.

Следует отметить, что охота этими приборами определялась в 98% правильно, мы даже проверяли ректально – все четко сходится. Но наш эксперимент показал, что результаты осеменения коров – количество стельных животных по физиологической охоте – идентичны результатам работы (30–32% стельности) по системе синхронизации, причем с учетом стоимости лекарств. То есть применение датчиков не помогло нам сократить сервис-период. Видимо, для нашей фермы синхронизация выгоднее, так как требует меньше трудозатрат. Думаю, здесь дело не в датчиках, а в индивидуальных особенностях каждого молочного хозяйства. Кроме того, при использовании новых приборов нам очень не хватало технологического сопровождения, то есть работы ветеринарных консультантов. Думаю, что на крупных комплексах более 1500 голов синхронизация удобнее.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв