Агропрофи » Blog Archive » Зеленое золото
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

Зеленое золото

Дария Харитонова

Сегодня потенциал пастбищных угодий в нашей стране оценивается примерно в 91 млн га. Однако, по наблюдениям экспертов, используется он меньше чем наполовину. Около 80% поголовья крупного рогатого скота уже переведено на круглогодичное стойловое содержание. Между тем удельные затраты на производство литра молока при пастбищном содержании снижаются вдвое, а активный моцион животных на выпасе в летний период позитивно влияет на их здоровье. Что мешает животноводам реализовать имеющийся потенциал?

Дешево и полезно

Как известно, в структуре себестоимости молока 60% занимает стоимость кормов. По данным руководителя сектора организации НИР и экономики кормопроизводства ГНУ Всероссийского научно-исследовательского института кормов им. В.Р. Вильямса РАН к.э.н. Николая Ларетина, производственные расходы на корма при пастбищном содержании в летний период в 2–3 раза ниже по сравнению с круглогодичным стойловым содержанием.

– Стоимость одной кормовой единицы годового рациона коров составляет около 7–8 руб., подсчитывает Николай Ларетин. – При выпасе скота в летний период этот показатель на культурных пастбищах не превышает 5–6 руб., причем подобная экономия – не кратковременная выгода, поскольку скот можно пасти 150–160 дней.

Кроме того, при пастьбе в летние месяцы у хозяйства отпадает необходимость в навозоудалении, а значит, уменьшаются расходы на всю инфраструктуру хранения навоза и его утилизацию.

По расчетам ВНИИ кормов, удельные затраты на кормление при пастбищном содержании по сравнению с круглогодичным стойловым типом кормления снижаются вдвое: с 60–65 до 30–32%, расход горючего – до 6–7 раз, затраты труда механизаторов – в 2 раза. В целом стойловое содержание скота в летний период по сравнению с пастьбой требует в 1,6–2,3 раза больше совокупных затрат.

– Более того, при заготовительных работах неизбежна потеря части корма и ухудшение его качества, – напоминает профессор кафедры кормления животных РГАУ МСХА им. К.А. Тимирязева д. б.н. Николай Буряков.

По расчетам заведующей кафедрой земледелия и луговодства СПбГАУ Нины Донских, на 100 частей зеленой качественной травы можно получить 100 единиц молока, а при превращении этой же зеленой массы в сенаж – только 78,7 единицы, в силос (с подвяливанием) – 72,7 единицы и в сено искусственной сушки – 57 единиц.

– Между тем по концентрации обменной энергии, равной 11 МДж в 1 кг сухого вещества, трава культурных пастбищ равноценна кукурузному силосу, заготовленному в фазу молочно-восковой спелости зерна. А по содержанию белка и витаминов она отвечает потребности высокопродуктивных коров, и при этом исключаются затраты на привоз и раздачу кормов, – подчеркивает Николай Буряков.

Как отмечает ученый секретарь ГНУ Северо-Западного научно-исследовательского института молочного и лугопастбищного хозяйства (ГНУ Северо-Западный НИИМЛПХ) Россельхозакадемии к. с.-х. н. Ирина Сереброва, 1 кг травы (по сухому веществу) превосходит по калорийности, питательности и питательным веществам, концентрации витаминов и минеральных веществ любой комбикорм. Кроме того, по мнению Николая Бурякова, коэффициент переваривания травы, съеденной коровами при выпасе (из-под ноги), на 10–20% выше по сравнению с перевариванием этой же массы, но в скошенном виде. А благодаря высокому содержанию протеина (16–25% сухого вещества) и повышенной его переваримости (74–77% и больше) пастбищный корм полностью удовлетворяет потребность в кормовом белке коров с удоем 20 кг молока и более на голову в день.

Только на пользу

Как отмечает Ирина Сереброва, в пастбищный период заметно улучшается качество молока, и это особенно заметно по содержанию белка – оно увеличивается до 3,5–4%.

Кроме того, повышается биологическая ценность жира благодаря увеличению в его составе количества полинепредельных жирных кислот на 39–58%, в 3,5–4,3 раза возрастает содержание витамина F (аналог омега 3), почти в два раза – каротина и витамина Е и на 68–73% становится больше витамина А. Соответственно, улучшаются не только вкусовые, но и технологические свойства молока при переработке его в сливочное масло, твердые сыры и сгущенное молоко, которые соответствуют требованиям первого и даже экстракласса.

– Пастьба оказывает благоприятное влияние на организм коров: благодаря постоянной инсоляции и моциону в крови коров увеличивается количество гемоглобина, а в теле создается резерв каротина, витаминов и некоторых других жизненно важных веществ, повышающих иммунитет, – отмечает Николай Буряков.– Это способствует повышению надоев молока, улучшает обменные процессы, способствует оздоровлению животного и, что особенно важно, улучшает воспроизводительные функции коров, что в свою очередь сокращает издержки на медикаменты, различные ветеринарно-зоотехнические и профилактические мероприятия по сравнению со стойловым содержанием.

По словам Николая Ларетина, одной из самых острых проблем молочного животноводства является неудовлетворительное качество грубых и сочных кормов и, как следствие, трудность балансировки рационов: приходится компенсировать потери энергии добавками зерна, комбикормов и шротов. В результате во многих хозяйствах молочного направления доля концентрированных кормов в рационах коров достигает 50% и более.

– Нефизиологичный в отличие от травы кислый силосный рацион в сочетании с высокой составляющей концкормов продуцирует у животных массу проблем со здоровьем, – доказывает Ирина Сереброва. – Это и заболевания печени, и перманентная проблема конечностей, но главное – снижение репродуктивной функции (выбраковка по этому параметру составляет порядка 30%). Продуктивный срок использования животного при круглогодичном однотипном рационе составляет не более 2–2,5 лактации, тогда как при пастбищном содержании в летний период этот срок увеличивается минимум до 4–4,5 лактации.

По мнению Николая Ларетина, даже пять месяцев пастбищного содержания молочного скота позволяет значительно сократить себестоимость молока и полностью подготовить животное к отелу. Отсутствие же выпаса приводит к повышению затрат на производство молока, к сокращению продуктивного долголетия животных и уменьшению выхода телят на 100 коров (до 75–77 голов).

Подтверждает ценность выпаса и мировой опыт. Так, по данным Института экономики фермерских хозяйств Германии, себестоимость пастбищного корма на 40% ниже, чем силоса, приготовленного из трав, и в 2 раза меньше себестоимости сена.

– В странах ЕС с учетом роста цен на энергоносители, зерно, удобрения и средства защиты урожая полевых культур к пастбищной системе стали относиться как к необходимости: к примеру, в скандинавских странах и вовсе существует запрет на стойловое содержание. Фермер обязан в течение хотя бы трех-четырех месяцев выпасать скот, – сообщает Николай Буряков.

Высокий потенциал

– Пастбищных земель в мире мало – не более 10% от всех сельхозугодий в целом, это дорогой и редкий актив. Но как, ни парадоксально, Новая Зеландия и европейский северо-запад имеют схожий потенциал продуктивности пастбищных земель, что не является секретом для специалистов, – убежден Андрей Зотов. – Пастбищным травам, в частности, клеверу, важен не жаркий климат, а длительный световой день и влага – минимум 1000 мм в год.

В Новой Зеландии обеспеченность осадками соблюдена (около 3500 мм в год), а вот световой день по продолжительности меньше. Так, у российских северо-западных земель с эффектом «белых ночей» пастбищный потенциал гораздо больше, чем у Новой Зеландии.

По наблюдениям Ирины Серебровой, трава в Северо-Западном регионе РФ растет круглые сутки, и вегетационный период равен 130–150 дням. Тогда как в Новой Зеландии период вегетации длиннее – порядка 200 дней за счет широты местности.

К примеру, в Архангельской области прирост трав составляет 5–7 см в сутки, период вегетации – 80 дней, а ротация пастбищ – около 10–15 дней, тогда как в Новой Зеландии трава заново отрастет не менее чем через 27 дней.

Основными культурами новозеландских пастбищ, дающими в среднем 15–20% сухого вещества с содержанием в 1 кг сухого вещества 10–11 МДж, Андрей Зотов называет клевер белый и новозеландский райграс. При этом в зависимости от почв и осадков злаковый компонент может варьировать.

По мнению Ирины Серебровой, клевер белый (ползучий) – одна из лучших пастбищных культур: он быстро распространяется по пастбищу благодаря стелящимся стеблям, а его зеленая масса благодаря минимальному содержанию лигнина характеризуется высокой перевариваемостью. Наличие в клеверо-злаковой травосмеси 50% клевера белого ползучего полностью решает белковую проблему, а сахара в злаковых культурах заменяют дорогостоящие углеводистые корма: кукурузу, свеклу, патоку и частично концентраты.

– Создание пастбищ из бобово-злаковых травостоев с включением клевера ползучего обеспечивает экономию до 200 кг/га минерального азота и позволяет снизить затраты на производство травяных кормов минимум в 2–2,5 раза по сравнению со злаковыми, удобряемыми высокими нормами минерального азота, – не сомневается Ирина Сереброва.

Максимальная урожайность таких смесей, по оценкам Николая Бурякова, до 200–350 ц/га, а иногда и до 450 ц/га зеленой массы. Главными условиями реализации урожая клевера Ирина Сереброва называет влажность и длинный световой день, обеспечивающий 5–6 циклов использования травостоев.

– В отличие от земель Черноземья и ЮФО, способных давать пшеницу урожайностью 60–80 ц/га, земли Северо-Западного региона не выгодно использовать для выращивания зерновых культур, – продолжает Андрей Зотов. – Их урожайность здесь не будет выше 25–30 ц/га. К примеру, в Вологодской области она составляет 16–20 ц/га. Но именно на этих землях можно получать урожай зеленой массы клевера до 400 ц/га. Конечно, этот урожай нельзя, как пшеницу, продать за рубеж, но можно обратить в деньги с помощью молока.

По данным Андрея Зотова, 1 га правильно используемого клеверо-злакового пастбища даст не менее 6000–8000 кормовых единиц, что в пересчете на молоко составит 8–10 т в год.

И задача фермера, как Новой Зеландии, так и в России, как раз и состоит в том, чтобы с помощью коровы с наименьшими издержками, минуя операционную цепочку «комбайн – силосование – раздача корма» и т.д., конвертировать данный природный потенциал в молоко по кратчайшему пути.

Однако Ирина Сереброва сомневается в получении столь высокой урожайности клевера и называет максимально возможной цифру 250–300 ц/га. Более того, она скептически относится к называемому Андреем Зотовым потенциалу выхода с 1 га клеверо-злакового пастбища.

По ее мнению, грамотно рассчитанный травостой даст максимально 5000–6000, но не 8000 кормовых единиц с 1 га пастбищ. Тем не менее Сереброва согласна с Зотовым, что, эффективно управляя и правильно используя культурные пастбища, российские животноводы имеют огромный потенциал для производства молока с максимально низкой себестоимостью.

Так, на землях Северо-Западного региона России (Вологодская, Ленинградская, Псковская, Новгородская, Архангельская области) себестоимость литра молока с мая по октябрь на клеверо-злаковых пастбищах может быть не выше 5–6 руб. в среднем за год.

Другая система

– Парадоксально, что имеющийся потенциал пастбищных угодий (около 91 млн га в целом по стране и порядка 1 млн в Северо-Западном регионе) используется меньше чем наполовину, – отмечает Николай Ларетин. – Более того, около 80% поголовья крупного рогатого скота в стране

и около 70% в Северо-Западном регионе уже переведено на круглогодичное стойловое содержание.

По словам Ирины Серебровой, процесс сокращения пастбищного содержания животных на предприятиях продолжается, даже несмотря на возрастание стоимости кормов при переходе на стойловое содержание почти вдвое.

– Возвратиться к исконно природному и правильному пути получения дешевого молока – пастьбе российским аграриям в данный момент прежде всего мешает тиражируемая с западных стран «гонка за надоем», – убежден Андрей Зотов. – Это проблема скорее ментальная, но есть и объективные причины: низкие осадки на юге, отсутствие компетенции, система отчетности и позиционирование эффективности хозяйств по надоям.

Зотов не отрицает, что максимальный надой на корову и при пастбищной системе содержания можно увеличить до 8 тыс. л с помощью концентратов. Но себестоимость производства молока при этом повысится, а срок продуктивного использования, наоборот, сократится.

– На самом деле альтернатива такова: либо мы ставим рекорды продуктивности, не считаясь с ценой производства, либо получаем большой объем дешевого молока при низкой индивидуальной продуктивности и высоком выходе молока с гектара угодий, – уверен Андрей Зотов. – В Израиле, Голландии, Канаде, США, на рекорды которых мы ориентируемся, отсутствует или минимальна возможность получения дешевого молока с помощью пастбищ. И чтобы окупить операционные издержки, связанные с высокой индустриализацией производства молока, в этих странах вынуждены увеличивать надои. Так, «точкой безубыточности» в Израиле считается надой 13 000 л, а в Голландии – порядка 10 000 л при стоимости 0,4 евро за литр.

Кроме того, по словам Зотова, стоит помнить, что большинство ферм в Европе получает дотации от государства. В Новой Зеландии же дотационного производства молока вообще нет. Фермер при относительно невысоком надое (3500–3700 л молока в год) не только окупает свои издержки, но и зарабатывает как минимум $1–1,5 тыс. от одной коровы в год благодаря «экстенсивному пастбищному животноводству» на базе интенсивного выращивания травы. Экономика складывается за счет минимальной стоимости кормов и при этом минимизации производственных расходов на ГСМ и здоровье животных.

В России, по мнению Зотова, при колоссальном потенциале дешевых пастбищ точка безубыточности может достигаться при продуктивности коровы 4500 л в год, но при этом дающей высокое валовое производство высококачественного с точки зрения белка (3,5–4%) и жира (5–5,5%) молока. В этом случае его можно использовать для производства высокомаржинальных импортозамещающих продуктов (сыры, йогурты) или сухого молока.

Зотов также отмечает, что американские фермеры, транслирующие свой опыт в Россию, пытаются выйти на рентабельность за счет увеличения валового производства молока путем создания мегаферм.

– В России также идут по пути создания мегаферм, но растущие цены на энергоносители «съедают» прибыль от большого количества молока. Кроме того, увеличиваются издержки на поддержание здоровья животных при круглогодичном стойловом содержании, – замечает Николай Ларетин. – Оптимальный размер дойного стада для удобного выпаса на пастбище в условиях российского Нечерноземья составляет 400–1200 коров.

Заброшенная выгода

Второй проблемой, встающей на пути возврата к пастбищным системам, по мнению Ирины Серебровой, является запущенность и заброшенность пастбищных угодий. В Северо-Западном регионе, по ее подсчетам, основная часть пастбищных площадей имеет старосеяные, низкопродуктивные, бессистемно используемые травостои.

Для возрождения таких земель с учетом приемов перезалужения, огораживания территорий и подбора травосмесей, по расчетам Николая Ларетина, необходимы совокупные капитальные вложения не менее 15–18 тыс. руб. на га. Андрей Зотов оценивает эти вложения еще выше – от 22 тыс. руб. на га.

Но даже при получении с 1 га 3 тыс. кормовых единиц в первый период они полностью, по словам Ларетина, окупаются за два года благодаря сокращению потребности в технике, семенах, энергоносителях и трудовых затрат в 2–4 раза по сравнению с выращиванием кормовых культур на пашне.

– В случае закладки пастбищ действительно придется первоначально вложить средства больше, чем на 1 га пашни, но это единоразовые вложения на 15 и более лет в отличие от ежегодно обновляемого полного цикла работ по подготовке почвы, посеву и уборке урожая с распаханных полей, – отмечает Андрей Зотов. – Эти рутинные операции составляют большую часть цены молока. Безусловно, в дальнейшем пастбище также требует ухода и улучшения, но ресурсов при этом требуется гораздо меньше.

Как объясняет Ирина Сереброва, для посева бобово-злаковых трав по зяблевой вспашке в арсенале хозяйства должна быть травяная сеялка, если же новое пастбище создается на месте выродившегося или после старосеяных многолетних трав, то в конце лета или в начале осени дернину предварительно дискуют в 2 следа тяжелыми боронами. При необходимости проводят известкование и вносят органические удобрения (30–40 т/ га).

При беспокровном посеве вносят минеральные удобрения N30 Р60-90 К90-120 кг/га д. в. Весной, как только можно заехать в поле, проводят боронование для закрытия влаги и борьбы с проростками сорняков. Обязательный прием перед посевом и после – прикатывание почвы водоналивными катками, чтобы обеспечить плотное ложе для мелких семян, их равномерную заделку и лучшее прорастание за счет подъема капиллярной влаги. Норма высева должна быть рекомендуемой для каждого региона травы на 1 м2.

– Набор техники, осуществляющей уход за пастбищами, максимально облегчен, – говорит Андрей Зотов. – Так, например, в Новой Зеландии на стадо 1500 голов коров приходится всего один трактор мощностью 200 л.с. А для заготовки кормов, как правило, приглашаются аутсорсинговые организации, которые выделяют на проведение работ 1–2 трактора мощностью 150–200 л.с. и набор необходимой техники – косилки, грабли, пресс-подборщики, прицепные комбайны для заготовки силоса и сенажа, а также стерневые сеялки для посева и пересева трав.

Основным техническим средством фермера по уходу за пастбищем Зотов называет квадроцикл с необходимым набором навесной техники (разбрасыватель минеральных удобрений, опрыскиватель, косилки, транспортные тележки, измеритель травы, сканер для определения сухого вещества и другие). Применение сканера позволяет на скорости 20 км/ч проводить 200 замеров в секунду на каждые 500 м.

Четкое управление

Николай Ларетин подчеркивает, что эффективное содержание молочного скота на культурных пастбищах возможно только при полном соблюдении технологических операций, обязательно включающих подсев семян, подкормку минеральными удобрениями и рациональное стравливание.

– Организация рационального порционного стравливания рассчитывается исходя из размера гурта, запаса пастбищной травы и содержания в ней сухого вещества, – объясняет Ирина Сереброва. – В среднем размер одного загона составляет порядка 0,5 га пастбищ на 1 корову, для телок – 0,3–0,4 га.

Главным решением задачи эффективности пастбища она называет создание зеленого конвейера – чтобы трава в течение всего цикла стравливания находилась в одной и той же фазе, к примеру, фаза кущения или начала выхода в трубку. Простой и наиболее доступный конвейер на пастбище создают на основе злаковых и бобовых видов трав, которые отличаются разными темпами прохождения так называемой фазы пастбищной спелости.

В Новой Зеландии фермер ежедневно проводит мониторинг прироста и учет сухого вещества с помощью измерителя травы и других приборов для определения массы и качества урожая, а также его стоимости и выхода сухого молочного остатка в расчете на 1 га пастбищ. Измерив количество сухого вещества с гектара, он определяет лучшее время для стравливания. В итоге рассчитывается формула, которая показывает, сколько коров можно пасти в какой день и на каком участке земли. Потребность в корме на одно животное моделируется на каждый установленный срок – день, неделю, месяц, год и т.д. Здесь же рассчитывается и контролируется объем производства и создается страховой фонд кормов из избыточного поступления травы. То есть не съеденная на данной клетке трава скашивается, а затем скармливается животным в виде сена и сенажа высокого качества в зимний период.

– Это еще одно преимущество пастбищ по сравнению с пашней – отсутствие большой загрузки во время заготовки корма, – констатирует Андрей Зотов. – При закладке большого объема кормов для круглогодичного скармливания необходимо произвести заготовки в кратчайшие сроки. Причем погода в этот период не всегда бывает благоприятной. Если же необходимо заготовить остатки корма, но при этом пошел дождь, можно просто загнать коров на этот участок и скормить им траву. А заготовку произвести в другой клетке в нужной фазе.

Нивелирование дефицитов и стрессов

Третьим актуальным препятствием для возрождения эффективных пастбищных систем, по мнению Ирины Серебровой, является дефицит семян лугопастбищных трав и невостребованность реализации накопленного опыта специалистов по луговодству.

– К сожалению, в годы развала СССР многие эффективные традиционные смеси были вытеснены клеверо-райграсными смесями зарубежной селекции, не обладающими экологической пластичностью в условиях Северо-Западного региона. Так, райграс пастбищный в условиях недостаточной влагообеспеченности и сильных заморозков выпадает из травосмеси, поэтому для устойчивой урожайности клевера его необходимо сочетать с традиционными для каждой местности видами злаков. К примеру, в Нечерноземье – это тимофеевка луговая, ежа сборная, мятлик луговой, овсяница луговая, фестулолиум и др.

К сожалению, в настоящий момент около 50% используемых семян многолетних трав завозится из-за границы. Но разработки российских ученых также не стоят на месте.

Еще одним камнем преткновения в распространении летней системы выпасов заместитель директора СПК «Ждановский» Нижегородской области Владимир Данилов называет зависимость от климатических условий. И если в коровнике в жаркий период можно регулировать микроклимат, то на пастбище коровы страдают от природных катаклизмов и теряют в молоке.

Но, пожалуй, самым спорным вопросом в применении пастбищной системы является сезонность производства молока.

– Изменчивость закупочных цен на сырое молоко и «проседание» их в летний период несколько лет подряд вынудили животноводов планировать равномерное по году поступление молока на предприятия переработки, – отмечает Николай Ларетин. – Однако последовавшее затем сокращение стада и дефицит молоко-сырья позволяют молокопроизводителям изменить стратегию поведения. Как показывает опыт 2013 года, цена на молоко-сырье в летний период не опускалась. Более того, даже «проседание» цены в период «большого молока» при дешевых и обильных кормах на пастбище позволит животноводам оставаться в плюсе.

– Сезонность производства или ее отсутствие определяется тем, какой продукт выводит на рынок переработчик, – считает Андрей Зотов. – Пастбищная система может быть и без сезонности: отел всего лишь разбивается на два тура – весенний и осенний. Часть коров с высоким генетическим потенциалом, которая способна окупать затраты на концкорма производством большого количества молока, при этом доится зимой, а пастбищные животные – летом.

Комментарии практиков

Лугопастбищное хозяйство «Михайловское» (Ярославская обл.)

Владимир Кузьмин, главный агроном:

– Десятки лет наше хозяйство занимается производством молока, используя культурные пастбища, и в пастбищный период получает более 50% годового объема его производства. Выход кормов с 1 га составляет 4–6 тыс. корм. ед. без орошения и 7–8 тыс. корм. ед. при орошении. Среднегодовой надой в нашем хозяйстве – 6500 л молока с содержанием жира 4,05 и 3,8% белка. Продуктивное долголетие коров составляет (ярославская порода) 4–4,5 года, выход телят – 96%. На одну корову, соответственно, приходится 0,28 га сенокосов и 0,37 га культурных пастбищ. В структуре лугопастбищных угодий 44% составляют улучшенные сенокосы и 56% – культурные пастбища.

Основной способ использования пастбищ – загонно-порционный: все пастбища (240 га) разделены электропастухом на сегменты по 2 га и располагаются по кругу, в середине которого находится пастбищный центр доения: летний лагерь с примитивным доильным залом типа «параллель» на 150 голов в час. С каждого загона предусмотрен выход к доению, плечо перегона составляет менее 1 км.

Стадо (800 голов) выпасается гуртами по 200 коров. Смена сегмента происходит ежедневно. После перегона на другую клетку происходит скашивание травы и подкормка азотом. Цикл стравливания составляет в среднем 15–20 дней. Всю работу по подкашиванию и разбросу минеральных удобрений выполняет один механизатор. Дойное стадо и молодняк обслуживают шесть человек. Использование раннеспелых из одновидового посева ежи сборной – 10–15% площади, среднеспелых (овсяница луговая, клевер луговой и тимофеевка луговая или фестуллолиум – 35–40% площади) и позднеспелых травостоев (из соответствующих сортов клевера лугового) позволяют начать выпас скота 12–15 мая, сократить площади однолетних трав на зеленый корм, продлить пастбищный период до 120–130 дней. Семенной материал – клевер-райграс, ежа, овсяница, тимофеевка, люцерна, фестуллолиум – мы производим сами. В начале стравливания (конец мая – начало июня) в результате интенсивного роста трав до 50% зеленой массы с культурных пастбищ идет на заготовку сенажа или силоса.

Оптимальный срок использования культурных пастбищ – 5 лет, поэтому ежегодно 64 га подлежит перезалужению. Стоимость 1 га создаваемого культурного пастбища в настоящее время обходится примерно в 12 тыс. руб., но окупаемость вложенных средств не превышает 1,5 лет. При среднем уровне продуктивности 1 га культурных пастбищ в 4–6 тыс. корм. ед. и получении с единицы используемой площади 3,6 т молока хозяйство имеет с каждого реализуемого килограмма 2–5 руб. прибыли. Общая прибыль, получаемая от использования культурных пастбищ в молочном секторе, составляет ежегодно около 10–14 тыс. руб./га.

У нас был негативный опыт перехода на полностью стойловое содержание. В результате мы сделали вывод, что экономия затрат на корма в расчете на 1 кг произведенного молока достигает на пастбищном содержании 2 руб. и 5–7 руб. на 1 кг прироста живой массы. В то же время затраты на получение зеленой массы для использования в кормушках на 30–40% выше по сравнению со стравливанием.

Более того, при переходе на стойловое круглогодичное кормление ухудшилось качество молока: содержание жира и белка снизилось на 0,5–1%. Именно поэтому с 2014 года мы снова переходим на пастьбу в летний период.

Для снятия стресса при переходе животных на летний рацион в течение 10 дней продолжаем давать им силос, постепенно уменьшая его количество. Кроме того, со второй половины июля до конца пастбищного периода на ночь оставляем подкормку в виде скошенной зеленой массы из расчета 20 кг на голову.

В целях предупреждения теплового стресса в периоды сильной жары на пастбищном комплексе предусмотрены теневые навесы и установка создания водного тумана (распылитель мелкофорсунчатый). Такой душ во многом облегчает состояние животных знойным днем, и, если прогнозируются экстремальные температуры, животные выгоняются на пастьбу только утром и вечером. Кроме того, иногда во время пастьбы мы подгоняем к пасущимся животным пожарную машину и устраиваем им «водные процедуры» прямо на пастбище.

ФГУП «Пойма» (Московская обл.)

Александр Никитенков, главный зоотехник:

– При наших размерах дойного стада 2640 голов только 800 коров в летний период пасутся, а зимой они содержатся на привязи. Большая часть дойного стада – 1800 голов – находится на круглогодичном беспривязном содержании без выпаса.

Содержание «выпасных» коров обходится хозяйству на 2–3 рубля дешевле за счет сокращения издержек на навозоудаление и его утилизацию и, конечно, затрат на заготовку кормов. Расходы на удобрение культурных пастбищ и подкашивание зеленой массы, безусловно, присутствуют, но они несопоставимы с затратами за заготовку кормов.

Выпас осуществляется циклично, с регулируемым стравливанием на культурных (клеверо-райграсных) и естественных (злаковое разнотравье) пастбищах поймы реки Оки. Проблем с приобретением семенного материала у нас нет: всегда есть возможность купить травяные смеси отечественной селекции.

Клетки, разделяемые электропастухом, рассчитываются исходя из качества травостоя. Их размер варьируется от 2,5 до 10 га. На первом цикле стравливания, как правило, это 1,5–2 га на 200 голов (все стадо выпасается четырьмя гуртами по 200 голов каждый). Причем первый – весенний – цикл проходит очень быстро: до обеда животные находятся в одной клетке (1,5–2 га), после обеда уже перегоняются в другую. Следом идет трактор и скашивает все, что не съели коровы на зимние заготовки. Таким образом, осуществляется создание зеленого конвейера – выравнивание пастбища по фазам отрастания травы. В среднем цикл ротации составляет 18–21 день. Первый цикл быстрее – порядка 14–16 дней.

Пастбища удалены от центрального комплекса на довольно серьезное расстояние, поэтому доение происходит в летнем лагере, представляющем собой легкую конструкцию с примитивными УДН-установками доения (около 20 станков). Животные все лето проводят на пастбище, в том числе практикуется и ночная пастьба.

Для нивелирования стресса от смены кормов и скачка продуктивности в период перехода на пастбищную траву осуществляется подкормка животных силосом и сенажом. Объемы ее плавно снижаются в течение двух недель с 35 до 10–7 кг на голову. Для того чтобы не происходило серьезной перестройки микрофлоры животного, подкормка кислыми объемистыми кормами происходит в течение всего пастбищного периода.

В целом животные, проходящие в летний период через пастбище, имеют лучший иммунный статус, требуют меньше внимания к себе со стороны ветеринарных специалистов, соответственно, ниже и затраты на медикаменты. Между тем, чтобы поддерживать здоровье коров при круглогодичном содержании в стойлах, требуются дополнительные затраты на использование специальных премиксов, энергетиков, профилактических мероприятий и т.д.

Что касается воспроизводства, то сильной разницы по этому параметру между выпасаемыми и круглогодично содержащимися в стойлах коровами мы не наблюдаем: использование животного в среднем составляет три лактации. Различие в продуктивности также несущественно: в 2013 году средний надой выпасаемых животных составил 7200 л на фуражную корову, не выпасаемых – 7020 л.

СПК «Агрофирма Красная Звезда» (Вологодская обл.)

Директор Николай Логинов:

– Раньше наше предприятие было одним из образцовых выпасных хозяйств области. На пастбищах мы получали молоко с низкой себестоимостью, при этом надой не опускался ниже 6500 л в год. Рентабельность производства молока составляла около 15%. Культурные пастбища (642 га) в структуре земель, занятых в сельскохозяйственном производстве, составляли 15%, сенокосы – 4%. Выпас осуществлялся с использованием порционной пастьбы. Проводилась регулярная подкормка минеральным удобрением, периодическое залужение, подкашивание травостоя, мелиоративные работы.

Однако три года назад мы были вынуждены отказаться от выпаса дойного стада в связи с нехваткой земель в результате увеличения поголовья животных. Хозяйство расположено вблизи областного центра – города Вологды, поэтому земель для выпаса нам катастрофически не хватает. Но ремонтный молодняк в обязательном порядке продолжаем выпасать, что необходимо для обеспечения его полноценного физиологического развития. Засеваются оставшиеся пастбища многокомпонентной бобово-злаковой смесью.

Пригородное положение также отрицательно влияет на обеспеченность кадрами, то есть пасти животных стало некому. Несмотря на наличие электропастухов и изгородей для управления пастьбой требуется специалист, который бы вел ежедневную работу с порционным стравливанием (перестановка ограждений, анализ травостоя и т.д.). Таких специалистов у нас теперь нет.

Но последней каплей, заставившей меня закрыть выпас дойного стада и перевести коров на стойловое содержание, стали штрафы Роспотребнадзора. Дело в том, что 50% пастбищ расположены по берегам реки Вологды, и несколько раз нас оштрафовали за выпас животных по берегам реки, хотя эти земли изначально были отведены под выпас и много лет использовались с этой целью.

При переводе на стойловое содержание всего дойного стада себестоимость кормов возросла примерно на 1 рубль, однако и продуктивность увеличилась с 6500 до 7350 л в год. Правда, здоровье дойного стада в целом ухудшилось – усугубились проблемы с осеменением, увеличился коэффициент выбытия из-за болезней конечностей. Возросли траты на медикаменты и профилактику болезней.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв