Агропрофи » Blog Archive » Сбыт на перепутье
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

Сбыт на перепутье

Дария Харитонова

Сезонные колебания закупочных цен, устанавливаемых заводами-переработчиками на сырое молоко, побудили многих молокопроизводителей к поиску дополнительных путей сбыта молока. Насколько выгодна сельхозпроизводителям собственная переработка и как повлияет на реализацию молока-сырья нынешняя политическая ситуация?

Независимость как следствие

По словам эксперта молочного рынка Татьяны Рыбаловой, в России, где государство не принимает участие в регулировании цен на сырое молоко и нет продуманной действенной программы поддержки сельхозпроизводителей молока, последние вынуждены «выживать», в том числе и за счет частичной переработки молока в собственных цехах или продажи разливного молока.

– Однако производство сырого молока и его переработка – два разных бизнеса, требующих глубоких специфических знаний, – комментирует она. – В странах с высоким уровнем развития животноводства, как правило, фермеры не занимаются переработкой молока. Исключением является производство фермерских сыров. В Европе часто фермерские кооперативы являются владельцами перерабатывающих заводов, только в этом контексте можно говорить об участии фермеров в переработке молока. Именно поэтому основным каналом сбыта молока-сырья всегда являлась продажа его заводам-переработчикам.

Нынешняя политическая ситуация, а именно введение ответных санкций, по мнению председателя правления Национального союза производителей молока Андрея Даниленко, коренным образом ситуацию не изменит. Но молочный бизнес подвержен сезонному колебанию цен, и если в Европе и Америке эти колебания компенсируются для фермера поддержкой государства, то в России такие взлеты и падения крайне болезненно отражаются на деятельности сельхозпроизводителей и, как следствие, на отрасли в целом (сокращение дойного поголовья, дефицит сырья).

– Впервые сельхозпроизводители занялись переработкой молока в начале девяностых годов ХХ века, и связано это было с резким падением рентабельности производства сырого молока: к 1995 году она упала до нуля, а в 1996 году составила, по данным Росстата, минус 34%, – отмечает Татьяна Рыбалова.

Многие молокопроизводители в тот период оборудовали свои предприятия недорогими цехами по переработке (пастеризации) разливного молока и производству простейших кисломолочных продуктов – кефира, «Снежка», сметаны и т.д. Таким образом хозяйства пытались повысить рентабельность и удержаться на плаву.

Как отмечает Рыбалова, в последующие после дефолта годы, когда ситуация стала не столь трагичной, эту практику многие прекратили, однако кризис в отрасли в 2009–2010 годах вновь спровоцировал увеличение объемов переработки молока внутри хозяйств. Кстати, некоторые производители молока и при высоком уровне цен не отказываются от розлива молока. Например, одно из успешных подмосковных хозяйств «Барыбино» все свое молоко высшего сорта реализует переработчикам, а собственные мощности по розливу молока загружает, скупая молоко в соседних небольших хозяйствах.

– Колебание цен наблюдается по всем регионам страны, а в последние годы скачки оказались еще более резкими по вине сложившегося на рынке дефицита сырья, – уверен Андрей Даниленко. – Официальная статистика не показывает всей тяжести ситуации, однако неофициально дефицит молока-сырья (ставший следствием вынужденного забоя скота из-за провала цен) составляет сейчас не менее 15–20%, что обуславливает новый виток стабильного роста цен на сырье.

Сейчас, несмотря на стабильно высокие цены на молоко-сырье, многие предприятия, опасаясь таких ценовых скачков, снова обратились к практике собственной переработки. Так, по наблюдениям Татьяны Рыбаловой, около 15–20% сельхозпредприятий за последние четыре года закупили перерабатывающие мощности или активизировали, оптимизировали, достроили имевшиеся ранее.

Йогурт в тренде?

Покупка минимального модульного молзавода (цеха) для розлива пастеризованного молока в зависимости от объема, по оценкам Андрея Даниленко, обойдется примерно в 22–25 млн руб. и выше при условии готового помещения и инфраструктуры. А если производитель намерен закупать оборудование для производства более сложных продуктов – йогуртов, творожков, обогащенных продуктов питания, то цена оборудования будет в несколько раз выше. Сегодня хозяйства интересуют не только простейшие (пастеризация, кефир, сметана и т.д.)линии переработки молока, но и получение сложных высокомаржинальных продуктов, включая йогуртовые, сырные и т.д.

По мнению Андрея Даниленко, в мире наблюдается устойчивый тренд к производству высокотехнологичных кисломолочных продуктов (йогуртов, паст, творожков и т.д.), так как производство этих продуктов приносит большую прибыль.

– Но не сельхозпроизводителям, открывшим переработку, – возражает Татьяна Рыбалова. – Доминируют в этом сегменте иностранные производители (молокоперерабатывающие гиганты), которые регулярно обновляют линейку подобных продуктов (различные десерты, творожки и пр.). Конкурировать с ними сельхозпроизводителям сложно.

Как поясняет эксперт, в последние годы идет перераспределение ассортимента между отдельными группами производителей.

К примеру, компания Danone все больше ориентируется на производство йогуртов и различных обогащенных продуктов, в том числе творожных десертов, функциональных продуктов, снижая объемы производства некоторых национальных продуктов, например кефира. Так, по итогам 1-го полугодия производство кефира снизилось на 2,2%, ряженки – на 5,8%, а выпуск йогуртов вырос на 2,7%.

– В данном случае мы являемся свидетелями того, как предложение формирует спрос, – доказывает Татьяна Рыбалова. – Небольшие молочные заводы и сельхозпроизводители ориентируются на сегмент продуктов экономкласса, что обоснованно. А в последнее время сельхозпроизводители еще и организовывают свою сеть реализации в виде небольших секций в магазинах, якобы торгующих фермерской продукцией, которая на самом деле произведена в цехах и на мини-заводах. Ассортимент продукции, как правило, состоит из простых в производстве молочных продуктов.

Шанс на импортозамещение

– В такой переходный период, как сейчас, новым игрокам нужно занять место на полке, и у того, кто имеет свои мощности и наладил выпуск продукции высокого качества, получится заместить иностранцев. Отвоевывать место на рынке всегда трудно, и импортной продукции после отмены санкций уже будет значительно сложнее конкурировать, – уверен Андрей Даниленко. – Главное – найти свою аудиторию.

Андрей Даниленко также считает, что крупным производителям молока, имеющим большие объемы сырья, будет даже в этих условиях трудно выходить на рынок с продуктами глубокой переработки и конкурировать с лидерами, которые в нынешней ситуации будут наращивать объемы производства, в том числе за счет сухого молока. Но средним хозяйствам, ориентированным на локальный рынок (районного, межрайоного или областного масштаба), в этой ситуации, напротив, будет проще сбыть свои объемы.

По наблюдениям Рыбаловой, в последние годы наметился рост производства фермерских молочных продуктов, которые позиционируются как экологически чистая продукция.

– Цены на нее высокие, особенно на сыры, но вряд ли фермерам удастся занять освободившуюся нишу дорогих импортных продуктов, – сомневается она. – Качество продукции пока оставляет желать лучшего, но экодвижение набирает обороты. Не исключено, что объемы производства там, как и в небольших сельхозпредприятиях, занимающихся переработкой, будут расти.

Андрей Даниленко отмечает, что распространение продуктовых бутиков (типа «Азбуки вкуса»), а также интернет-магазинов, ориентированных на продажу фермерских продуктов, способствует шансу относительно небольших хозяйств на стабильный сбыт продуктов как глубокой, так и быстрой переработки.

Особенно быстро, по наблюдениям Рыбаловой, развивается реализация такой продукции в Москве, Петербурге и Екатеринбурге.

– В период действия эмбарго если у кого-то и появился шанс сделать рывок в реализации продукции, так это у фермеров, – уверена она. – А в 2016 году, когда закончатся запасы импортного сливочного масла, будет ощущаться и его недостаток, и многие потребители предпочтут покупать масло в фермерских точках в надежде на его натуральность.

Кефир и ряженка не уйдут

Как отмечает Роман Костюк, заместитель генерального директора консалтинговой компании «Диагенис», наиболее удачный шанс «выстрелить» со своей продукцией есть сейчас у сыроделов, в том числе у тех сельхозпредприятий, где установлены мощности по производству сыра (как правило, быстросозреваемого). Потенциал потребительского спроса очень велик, и это обусловлено не только тем, что сыр считается наиболее традиционным и полезным для россиянина бутербродным продуктом, но и тем, что ассортимент сыров настолько велик и многообразен, что потребление сыров будет расти всегда, а дефицит сырной продукции в России сейчас колоссален.

По данным Татьяны Рыбаловой, дефицит сыров в РФ в пересчете на молоко составляет сегодня не менее 1 млн т, а в товарном эквиваленте – до 70%.

Безусловно, сельхозпредприятия не смогут обеспечить ассортиментное разнообразие в плане твердых сыров, требующих сложных технологических решений, а именно этот сегмент сейчас находится в остродефицитном состоянии, подчеркивает Андрей Даниленко. Но выйти на прилавок с собственными мягкими или эксклюзивными сырами молокопроизводителям вполне по силам при условии полной готовности к этому шагу уже сейчас.

– Санкционный период может быть довольно непродолжительным, и если кто-то задумал строить сырзаводы, то есть опасения, что к моменту запуска предприятия ситуация может радикально поменяться, – настаивает Роман Костюк. – Наша страна вступила в ВТО, где декларируется снижение ввозных пошлин на сыры, и где гарантия, что после отмены санкций сыр не перестанет поступать в РФ по демпинговым ценам? А значит, конкурировать с привозными сырами снова станет проблематично. Таким образом, возможность заработать на сырах на данный момент представляется довольно кратковременной и только для тех, кто это может выставить на полки свою продукцию прямо сейчас.

Роман Костюк уверен, что несмотря на конкуренцию с молочными заводами, производящими сыр, у сельхозпредприятий есть потенциал. Таким образом, кто готов из сыроделов за это время занять новые позиции на рынке, тот займет.

– Сыр делать выгодно, спрос на него есть всегда, а маржа составляет не менее 8–10 руб. на литр молока, – отмечает глава фермерского хозяйства КФХ «Дмитрикова» Надежда Дмитрикова. – Но срок его созревания растянут по времени, что отсрочивает получение прибыли.

Андрей Даниленко высоко оценивает сегодняшние шансы на успех таких предприятий, где научились делать эксклюзивные сыры типа моцареллы, бурраты и т.д.

– Моцарелла в нашей стране является довольно популярным продуктом, и в связи с тем, что ввоз еe из ЕС в Россию запрещен, для тех, кто производит еe даже в малых количествах, это успешная возможность увеличить доход, – не сомневается Андрей Даниленко.

К примеру, в молочном комплексе «Щапово-Агротехно» еще с 2001 года запустили цех по производству мягких сыров типа моцарелла по итальянской технологии, оснащенный итальянским оборудованием. Как рассказал заместитель генерального директора «Щапово-Агротехно» Константин Тишенков, сейчас в перерабатывающем отделении хозяйства производится 12 т моцареллы в месяц (классическая моцарелла, сыр для пиццы и чильеджина). Все это поставляется в Москву и область для ресторанов и предприятий питания. В перспективе увеличение производства в 2–3 раза (работа в две смены), поскольку со стороны магазинов и предприятий общепита чувствуется нарастание спроса.

Спрос на традиционную низкобюджетную «кисломолочку» вроде ряженки и кефира, по мнению Романа Костюка также не упадет. И независимо от санкций и эксклюзивных ниш аудитория покупателей (а это пенсионеры, детские учреждения и т.д.) кефира, «Снежка» и прочего также не уменьшится.

Кроме того, население страны сейчас заметно увеличилось, а доходность его упала, поэтому спрос на высокомаржинальные продукты будет снижаться, а на дешевые – расти.

– Масштабность нашей страны, удаленность районов и состояние дорог не всегда позволяет инвесторам вкладывать деньги в большие перерабатывающие предприятия, – отмечает Роман Костюк. – Тогда как местные сельхозпредприятия своей переработкой обеспечивают население этих районов свежей продукцией, позволяющей конкурировать с раскрученными брендами по цене.

На племенном заводе «Заря» (Тульская область) также сделали ставку на близлежащие районы. С 1998 года там действует цех по переработке молочной продукции, выпускающий пастеризованное пакетированное молоко, масло и творог, а теперь еще кефир и «Снежок». Все 14 т сырого молока, ежедневно получаемые от 900 коров айширской породы (средний надой 5600 л/год), перерабатываются на собственных мощностях. Вся продукция хозяйства поступает в 360 торговых точек Тульской области, где раскупается почти полностью, и рентабельность от продаж молочной продукции, по словам руководителя предприятия Александра Попова, составляет не менее 50%.

Объединяться и просчитывать

Роман Костюк не сомневается, что дальше развивать свою переработку сельхозпредприятиям в РФ надо. По его словам, нельзя оглядываться на весь мир, тем более на Европу, которая в основном состоит из стран, которые можно за три часа объехать на машине. Но для формирования объемов и разнообразия ассортимента сельхозпредприятиям необходимо объединяться вокруг наиболее крупного производителя молока-сырья для создания вертикально замкнутого цикла производства и обеспечения качественной продукцией на доступной транспортной составляющей близлежащих территорий.

– Зачем вывозить деньги из района, закупая продукты гигантов-переработчиков, когда можно заполнить рынок местными продуктами? – задается вопросом Роман Костюк. – Обеспечение инфраструктурных условий, при которых местные продукты будут доминировать на рынке, – вопрос не только районного самоуправления, но и активности хозяйств. К примеру, в Тверской области есть несколько районов (например, Бежецкий, Молоковский, Краснохолмский), где логистически невыгодно возить молоко-сырье на переработку к крупному заводу: это далеко и проблематично в связи с качеством дорог. Тогда как внутри области предприятия могли бы сгруппироваться и производить свои продукты, поставляя их в магазины районного значения. Таким образом, деньги будут оставаться внутри района, а население будет обеспечено свежей продукцией.

Самая сложная задача для производителей молока, по мнению Андрея Даниленко, заключается в конечной реализации продукции, поэтому такая переработка имеет смысл, только если есть уверенность в каком-то локальном рынке. Иначе с появлением множества товаров от мелких производителей конкуренция снизит рентабельность продажи таких продуктов. В любом супермаркете полки пестрят бюджетной продукцией от региональных производителей, и прежде чем идти на этот шаг, надо сознавать, есть ли гарантированный местный сбыт.

Наращиваем мощности

Конкурировать с гигантами переработки можно и рядом с мегаполисом, убежден руководитель подмосковного племзавода «Зеленоградское» Юрий Валецкий. Ежедневно молочная продукция этого хозяйства развозится машинами в обычные и мелкосетевые магазины Пушкинского, Щелковского и Дмитровского районов Подмосковья, общее количество которых уже перевалило за 200. И Валецкий отмечает, что запуск собственной переработки уже повысил рентабельность предприятия примерно на 10%.

Роман Костюк уверен, что большие объемы пастеризованного молока от сельхозпроизводителей вполне способны потеснить на полках традиционных переработчиков. Тем более что мощности по его производству в сельхозпредприятиях нарастают.

Так, летом 2014 года в Подмосковье открылись сразу два молокоперерабатывающих завода мощностью 100 т в сутки. На севере Подмосковья (Дмитровский район) это завод «Братья Чебурашкины. Семейная ферма», обеспечивающий мощности собственным сырьем из хозяйств «Дубна плюс » и «Васильевское».

По словам совладельца агропромышленнго холдинга «Братья Чебурашкины. Семейная ферма» Владислава Чебурашкина, объем инвестиций в строительство объекта и инфраструктуры составил 550 млн руб.

– Открывшись в сентябре 2014 года, мы уже в следующем месяце начали поставлять молочную продукцию в сеть супермаркетов «Виктория» (в основном это пастеризованное молоко, кефир и йогурты), кроме того, наши продукты появились на полках более сотни магазинов Москвы и области, в том числе в супермаркетах «Азбука вкуса», «Манго» и «Гастрономир».

На юге Московской области – в Серебряных Прудах – агрокомпания «Ферма Роста» также запустила инновационный завод по переработке молока, специализирующийся только на питьевом молоке. Как считает председатель совета директоров «Фермы Роста» Любовь Лужных, ниша такого продукта, близкого по своим свойствам к парному молоку, на российском рынке еще не заполнена.

– Технологии микрофильтрации, применяемые на нашем заводе, позволяют обрабатывать молоко при достаточно низкой температуре нагрева – 74 °С, но срок хранения такого молока благодаря его особой чистоте составляет не неделю, а 21 день, – рассказывает Любовь Лужных. – При этом на переработку поступает молоко высшего сорта.

В строительство завода (с обеспечением сопутствующим оборудованием – техникой, логистическим транспортом, складскими мощностями и т.д.) «Ферма Роста» вложила около 1 млрд руб., и окупить его при себестоимости около 30 руб./л согласно бизнес-плану Любовь Лужных планирует примерно за пять лет. Молоко «Фермы Роста» уже поступило в продажу в сети супермаркетов «Лакмин».

А сырое можно?

Многие хозяйства практикуют продажу сырого молока, что делает издержки наименьшими. Так, «Зеленоградское» в некоторые торговые точки реализует цельное непастеризованное молоко в бутылках 1–5 л по цене не менее 35 руб./л: ближайший поселковый супермаркет, с которого, как признается Юрий Валецкий, начиналась реализация любой продукции его сельхозпредприятия, продает в летнее время не менее 1,2–1,5 т только разливного молока под брендом «Зеленоградское». Также в «Зеленоградском» продают молоко по старинке в розлив: семь молочных цистерн разъезжаются ежедневно в шесть утра для доставки муниципального заказа, а затем отправляются на определенные места (как правило, на рынках) для продажи населению.

– Торговля сырым молоком «с колес» наиболее прибыльная, и ее можно всегда использовать как подстраховочный вариант, – отмечает Роман Костюк. – Однако большие объемы через такие цистерны не пропустишь, да и рынки вблизи мегаполисов начинают исчезать.

На смену технологии бочек приходят более продвинутые решения – молочные автоматы, где молоко продается напрямую «из-под коровы», не проходя дополнительных обработок (пастеризация, стерилизация, нормализация и т.д.).

Чтобы молоко в автоматах соответствовало своим качественным характеристикам (не содержало каких-либо консервантов, средняя жирность cоставляла не ниже 3,8–4%), поставщики молока-сырья помимо имеющегося документа о высшем качестве, ветеринарного свидетельства и прочих бумаг обязаны иметь соответствующе дорогое современное оборудование, исключающее контакт молока с внешней средой. Кроме того, на сельхозпредприятии, поставляющем молоко для автоматов, обязательно должны быть установлены танки-охладители, которые после дойки немедленно охлаждают молоко до температуры +2…4 °С.

– Местные власти неохотно идут на разрешение торговли через бочки сырым молоком, и альтернатива в виде молокоматов здесь очень кстати, – отмечает установивший несколько молокоматов в своем подмосковном хозяйстве «Совхоз имени Ленина» Павел Грудинин.

Молочный вендинг

Как объясняет Андрей Даниленко, преимущество молочного автомата в том, что производитель молока может сконцентрировать всю добавленную стоимость в своих руках и работать без посредников – переработчиков и продавцов. У таких молокоматов могут работать промоутеры, которые помогут покупателям разобраться в устройстве машины и рассказать о компании для повышения узнаваемости бренда.

Пионерами вендинговых продаж молока стала в России компания «Красный Восток Агро» – в 2009 году они установили первые молокоматы в собственной сети магазинов «Эдельвейс» (у «КВ агро» и «Эдельвейса» общие владельцы) в Татарстане (на сегодняшний день в Казани работает 30 молокоматов емкостью 150–300 л).

Годом позже начала развивать продажи компания «Живой поток», реализующая усовершенствованные ими вендинговые автоматы DF-Италия под брендом «А-молоко» и продающая свою продукцию из подмосковного хозяйства «Дубна плюс» под маркой «Семейная ферма братьев Чебурашкиных».

По словам совладельца предприятия Ивана Соломахи, сейчас компания имеет в Подмосковье около 40 точек вендинговых продаж собственного молока (емкость 100–300 л) и 75 молокоматов реализовано ими другим сельхозпроизводителям в различные регионы страны (Алтайский край, Воронежскую область, Новосибирск и др.).

Стоимость такого аппарата составляет порядка 800 тыс. руб., но с учетом инфраструктуры (мойка, транспорт, персонал, логотипы, реклама), по подсчетам Ивана Соломахи, стоимость приобретения наружного молокомата в собственность обойдется не менее чем в 1,2 млн руб., однако при этом срок окупаемости вложений при грамотном выборе места составляет, по его мнению, около 12–14 месяцев.

Как отмечает Иван Соломаха, система расчета цены на 1 л молока через молокомат при этом такова: затраты составляют 40% (логистика, аренда места, техобслуживание, реклама), 30% приходится на себестоимость сырья, а остальные 30% при грамотном расположении автомата – на прибыль от оборота.

– Но молокомат в России окупится только в местах скопления людей или на трассах, – подчеркивает Владислав Чебурашкин. – В Европе молокоматы ставят прямо у фермы – там большой трафик, много дорог, высокая плотность населения и потенциальный покупатель постоянно в зоне доступности. В России же при небольшой плотности населения в отдаленных от мегаполисов районах и не лучшего качества дорогах ставить автомат возле фермы проблематично. Тогда как помещать его в города (на рынки, станции, супермаркеты и т.д.) нужно с учетом затрат на постоянную логистику – промывка и смена молока в аппарате должны осуществляться ежедневно. Более того, для тщательной промывки нужно иметь автоматизированную специально оборудованную мойку.

Только при соблюдении такого набора условий, по расчетам Владислава Чебурашкина, молокомат будет себя окупать.

Минимальное количество молокоматов, с которого, по словам эксперта, начинается окупаемость установленных вне фермы аппаратов, составляет не менее 30 штук.

Более приемлемым автоматизированным инструментом продаж своих молочных продуктов Чебурашкин называет вендинговые автоматы. Как и в молокомате, в холодильник помещаются упакованные йогурты, творог и другие продукты питания, а покупатель может получить их, нажав комбинацию цифр и внеся плату.

– В данном случае логистическая составляющая остается (как, собственно, и при работе с другими точками продаж), но промывка оборудования не требуется, что удешевляет расход на эксплуатацию автомата, – комментирует Владислав Чебурашкин.

Реализовывать свою продукцию можно и через автолавки, считает Надежда Дмитрикова. Такой способ избавляет хозяйство от работы с магазинами, но добавляются расходы на топливо и амортизацию транспорта.

В любом случае сельхозпроизводителям, по мнению Андрея Даниленко, сейчас стоит сконцентрироваться на своих производственных задачах, так как дефицит молока-сырья сохраняется, и спрос на него у переработчиков останется высоким. Более того, на волне политических событий – приток населения с Украины, присоединение Крыма – сбыт продукции сельхозпредприятий гарантирован. Но для развития предприятий и наращивания столь необходимых, как выявили санкции, объемов молока, необходимы государственная программа и серьезная поддержка производителей.

Комментарии практиков

КФХ «Дмитрикова» (Тверская обл.)

Руководитель Надежда Дмитрикова:

– Изначально, организуя хозяйство, мы ориентировались на собственную переработку. Сперва это был простейший цех пастеризации молока, затем такая же элементарная кефирная линия. Постепенно добавились линии по производству сметаны, масла, творога. А три года назад для разнообразия ассортимента мы приобрели более сложное оборудование по производству творожной пасты, йогуртов, воздушных творожков и сыров быстрого созревания.

В настоящий момент под брендом «Сычниковское подворье» (название продуктов определило географическо-историческое местоположение фермы) продается более 20 наименований молочной продукции, а также мясных товаров – колбас, полуфабрикатов, блинных изделий.

Реализация происходит не только в нашем, Андреапольском, районе, но и в соседних, а также в Москве и Подмосковье. Продажи в основном происходят через автолавки и сеть заправочных комплексов «Самсон». Продукцию можно найти в том числе и в мелкооптовых магазинах районного значения. У нас в линейке есть продукты как экономкласса, так и премиум, поэтому целевая аудитория – потребители среднего достатка и жители деревень. Признаюсь честно, самый высокий доход (прибыль) мы получаем от продажи питьевого молока – это в среднем около 10 руб. на литр, а продукты глубокой переработки типа йогуртов и творожков дают прибыль не более 3–3,5 руб. на литр. Но у нас главная цель – разнообразить ассортимент.

Безусловно, импортозамещение при наших объемах невозможно, но повышение интереса к отдельным видам продукции в данный период мы почувствовали.

В частности, очень хорошо стали продаваться сыры. Это и во «внесанкционный» период было одним из интересных направлений продаж (маржа составляет не менее 8 руб. с кг молока), теперь же сыры раскупаются еще быстрее. Нашего молока уже не хватает, поэтому в планах увеличивать стадо.

Думаю, что фермеры на этой волне, как и мы, станут наращивать объемы.

Агроферма «Дубна плюс»,

агроферма «Васильевское» (Московская обл.)

Владислав Чебурашкин, совладелец:

– К постройке собственного перерабатывающего завода мы шли четыре года – это взвешенное и обдуманное решение, к которому нас подтолкнула нестабильность цен на сырое молоко. Реализацию части молока мы начали через молокоматы еще с 2001 года и к настоящему времени около 15% нашего сырья реализуется через сеть подобных автоматов (около 40 шт.) по Московской области и Москве под брендом «А-молоко2», «Семейная ферма братьев Чебурашкиных».

Не подгадывая под санкции, мы вышли на рынок со своей переработкой в очень нужный период: наш молзавод мощностью 100 т в сутки начал работу в сентябре 2014 года (инвестиции составили около 550 млн руб.). А в октябре наша продукция уже была представлена более чем в 100 магазинах, в том числе в супермаркетах группы «Виктория» и «Азбука вкуса». Быстрое вхождение в сети, конечно, не заслуга сиюминутной ситуации с импортозамещением, а следствие планомерной работы, но благодаря удачному моменту процесс договора с ними стал легче. Задача минимум – выйти за шесть месяцев на продажи в 1000 точек.

Думаю, конкуренцию гигантам-переработчикам мы не составим, но заменить импортные, уходящие с рынка немецкие и французские товары вполне сможем. Своя целевая аудитория (средний класс, премиум-сегмент) у нас уже имеется.

Ассортимент продукции у нас на 70% традиционно «белый»: молоко, кефир, ряженка. Постепенно наращиваем производство йогуртов, творога, мягких сыров.

Беспокоит, что санкции могут подготовить нам хорошего конкурента в виде белорусских молокопроизводителей, которые при низких ценах на сырье могут быстро нарастить производство и закрепиться на нашем рынке. Мы готовы вступить с Белоруссией в соревнование «кто заместит Европу», но российскому производителю требуется для этого государственная поддержка.

Агрохолдинг «Зеленоградское»

(Московская обл.)

Юрий Валецкий, генеральный директор:

– После 10 лет сотрудничества с заводом «Эрманн» я был вынужден разорвать с ним отношения, поскольку цены постоянно прыгали. Окончательно мы расстались, когда со всеми надбавками завод закупал у нас молоко высшего сорта по 12 руб./л, притом что себестоимость сырья составляла почти столько же. И, несмотря на поднявшиеся в настоящий момент цены на молоко-сырье, мы предпочитаем не зависеть от переработчиков.

Часть продукции раньше реализовывали производителям сырков, часть до сих пор продаем в розлив как бочками так и через ближайший супермаркет, а часть стали перерабатывать своими мощностями. Первоначальный проект создания молочного цеха на 10 т/сут. обошелся хозяйству в 30 млн руб., занятых у Росельхозбанка. Объем производства молока в «Зеленоградском» сейчас составляет около 20 т/сут. За счет своих мощностей перерабатывается 8–10 т в сутки. Мы изготавливаем кефир, ряженку, пастеризованное молоко, творог, сметану.

Ежедневно несколько машин отправляются в 6 утра развозить муниципальный заказ, а затем наши продукты развозятся по магазинам Пушкинского, Дмитровского и других близлежащих районов Подмосковья. Радиус доставки составляет около 40–50 км, и на каждую машину приходится около 50–55 магазинов в день.

В целом выручка за литр молока с учетом переработки составляет не менее чем 28–30 руб. Если поставлять свое сырье молокозаводам, то при самых лучших условиях сегодня вряд ли получалось бы больше 21 руб./л. Наиболее прибыльный продукт переработки – питьевое молоко.

В ближайшее время откроется новый молочный завод, который будет перерабатывать весь (около 20 т в смену) объем молока, производимого в хозяйстве. Вложения составляют около 70 млн руб. заемных средств. Помимо освоенных уже продуктов будем производить сметану, сыр, творог и кисломолочные продукты.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв