Агропрофи » Blog Archive » Принцип муравейника
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

Принцип муравейника

Дария Харитонова

Совокупность экономико-политических и конъюнктурных факторов в настоящий момент создает благоприятные условия для активного развития отечественного мясного скотоводства. Однако серьезным препятствием для возрождения отрасли является острый дефицит маточного поголовья. Преодолеть эту проблему, по мнению экспертов, можно за счет создания и развития фермерских кооперативов –  как самостоятельных, так и в партнерстве с крупными переработчиками, нуждающимися в сырье.


Съесть за год

По данным Национального союза производителей говядины, до 2014 года в Россию импортировалось не менее 40% говядины. Так, при среднегодовом потреблении 2,5–2,6 млн т мяса на долю импорта в убойном весе приходилось около 1 млн т. В основном говядина поставлялась из Бразилии, Уругвая, Парагвая, Белоруссии и других стран. Однако в связи с девальвацией рубля объем завозимого мяса уменьшился в 2014 году примерно на 15%, а в текущем году может сократиться минимум в два раза, то есть на 500–600 тыс. т. Таким образом, возникает необходимость покрывать эту потребность за счет собственного производства.

– Несмотря на то что потребление говядины как более дорогого для населения продукта в условиях кризиса также сокращается, в отрасли ощущается огромный дефицит, – констатирует генеральный директор Национального союза производителей говядины Денис Черкесов. – И прежде всего это дефицит маточного стада, то есть средства производства.

Общее мясное поголовье России (мясной и помесный скот) на 1 января 2015 года, по данным Минсельхоза, составлял 2,3 млн голов, от которых произведено в прошлом году 256 тыс. т говядины в убойном весе.

Исполнительный директор Национальной ассоциации скотопромышленников Роман Костюк уверяет, что, учитывая потребность в говядине и соотношение имеющегося отечественного сырья, все мясное поголовье КРС России можно «съесть» в течение года.

Рассчитывать на молочное скотоводство как на источник сырья (быки) сейчас также, по словам Дениса Черкесова, не приходится, так как с ростом продуктивности идет тенденция к сокращению поголовья молочного стада в среднем на 50–100 тыс. голов в год.

Кроме того, активизация мясной переработки в соседнем Казахстане также влияет на сокращение поголовья: бычков активно скупают для доращивания и откорма.

Таким образом, по расчетам Дениса Черкесова, чтобы восполнить дефицит, созданный падением импорта, необходимо дополнительно около 4 млн маточного поголовья.

Большие проблемы

По наблюдениям Романа Костюка, за последние годы основные средства были вложены именно в заключительные стадии цепочки производства говядины: откорм, продажу, убой, переработку.

В 2014-м стартовали три масштабных проекта в сфере мясопереработки, среди которых крупнейший в Европе завод компании «Мираторг» (Брянская область) мощностью порядка 400 тыс. голов убоя в год, мясоперерабатывающий завод в Воронежской области («Заречное»), рассчитанный на 120–150 тыс. голов в год, а также завод «Оренбив» в Оренбургской области, способный перерабатывать до 80 тыс. голов в год (пилотный проект компании Cremonini Group).

Как отмечает Денис Черкесов, эти предприятия готовы скупать скот в районе 1,5–2 тыс. км и охватывают как минимум 15 субъектов РФ, соответственно, они будут формировать спрос на говядину в близлежащих регионах.

– Недостаток сырья ударил в первую очередь по перерабатывающим предприятиям и магазинам, – отмечает Роман Костюк. – И крупные бизнесмены, которые инвестировали деньги в переработку и продажу говядины, вынуждены признать, что опасность простоя заводов уже не призрачна. Несмотря на то что большинство этих холдингов срочно выстраивает вертикальную интеграцию и старается обеспечить себя сырьевой базой на всех этапах, маточного поголовья катастрофически не хватает.

К примеру, компания «Мираторг», инвестировавшая в мясопереработку около 8 млрд руб., на данный момент может обеспечить лишь четвертую часть мощностей собственным поголовьем (110 тыс. голов).

По признанию вице-президента АПХ «Мираторг» Александра Никитина, раньше помимо собственного скота для своих фидлотов (откормочных площадок) холдинг осуществлял закупку из Австралии и США.

– Теперь курс доллара позволяет рассчитывать только на внутрироссийские источники сырья, – говорит Никитин. – Собственное поголовье позволит  обеспечить завод сырьем в достаточном количестве  через 5–6 лет. Сейчас мы действительно испытываем дефицит сырья и готовы закупать до 200 тыс. голов в год на убой.

Время малых

– Раньше дешевые кредиты в АПК стимулировали  продвижение в отрасли исключительно крупных компаний, соответственно, мелкие и средние фермеры с небольшим капиталом игнорировали появившееся на фоне дефицита говядины «окно возможностей», понимая, что не смогут конкурировать с такими игроками, – отмечает Роман Костюк. – В настоящий момент отсутствие длинных дешевых кредитов в совокупности с обвалом рубля ограничило возможности крупных инвесторов вкладывать деньги в вертикальную интеграцию, то есть строить свою цепочку получения говядины от начала и до конца.

По мнению Костюка, всеобъемлющие проекты сейчас не будут появляться на рынке, так как переработчик не может вкладываться и в пастбища, и в маточные стада, и в программы передержки молодняка. Это сужение инвестиционного пространства в России открывает возможность для выхода на рынок мелких и средних игроков.

Учитывая целевой спрос и острую конкуренцию крупных переработчиков за сырьевую базу (маточные стада), источником ее в настоящий момент смогут стать малый и средний сегменты бизнеса – фермерские хозяйства. Именно они, по словам Романа Костюка, могут реализовать первое звено технологической цепочки – вырастить молодняк (корова с теленком) на пастбище с наименьшими затратами. Образно говоря, заниматься построением своих «маленьких нефтяных скважин», сырье которых нужно тем, кто вложился в откорм и переработку.

– Период от рождения до 5–6-месячного возраста при выращивании молодняка является самым ответственным и сложным, а также наиболее затратным, – рассказывает профессор кафедры автоматизации и электрификации РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева, заслуженный изобретатель РФ Георгий Дегтерев. – И главной причиной неэффективности мясного скотоводства является высокозатратная кормовая база. При выращивании молодняка в стойлах тратятся большие средства на энергетические и трудовые ресурсы для производства фуражного зерна и белковых кормов. Следствием этого становится высокая стоимость говядины, тогда как себестоимость пастбищного кормления животных в 2–3 раза ниже.

Кроме того, активный моцион животных при кормлении путем выпаса способствует лучшим здоровью, продуктивности и качеству продукции. При этом, как объясняет Георгий Дегтерев, выход телят при пастбищном содержании в расчете на 100 коров на 10–15 голов выше среднего показателя. Более того, для животных пастбищное содержание – это возможность избирательного потребления различных видов трав, свободный моцион на свежем воздухе, прием солнечной энергии и пространство для игр и отдыха.

Оптимальной технологией реализации первого звена цепочки выращивания мясного скота профессор называет содержание коровы с подсосным теленком, а также телят старших возрастов все теплое время года (150–210 дней) на высокоурожайных долголетних культурных пастбищах с применением загонной системы пастьбы (поклеточное стравливание).

При таком типе содержания телята дают хороший привес массы 800–1200 г на голову в сутки без дополнительной подкормки концентратами. В зимний период животные имеют легкие укрытия от непогоды и свободный доступ к кормам (сено, сенаж, солома).

По расчетам Дегтерева, на корову с теленком требуется 0,8 га таких культурных пастбищ, и закладка их должна опережать рост поголовья скота. Для заготовки объемистых кормов (сена, силоса) на одну голову со шлейфом нужно 1,2 га сенокосов.

Выстроить связи

– Совокупность факторов подталкивает к принципиальному изменению концепции мясного скотоводства в России, – убежден Роман Костюк. – Наиболее разумным путем сейчас будет разделение цепочки на отдельные самостоятельные звенья – цеховое дробление по производственным участкам в системе кооперации отраслевых связей.

По его мнению, в сегодняшней ситуации фермерам необходимо выстраивать долгосрочные связи с переработчиками, а не заниматься построением у себя в хозяйстве собственной цепочки вплоть до бойни, не тратить средства и силы, сосредоточиться на выращивании телят до 7–9 месяцев.

При этом Роман Костюк подчеркивает, что работа крупных перерабатывающих кластеров с отдельным фермером, вырастившим свое стадо, также неприемлема – самым оптимальным решением в данной ситуации он видит объединение мелких производителей говядины.

То есть, как разъясняет Георгий Дегтерев, объединение независимых производителей, в числе которых могут быть как фермерские, так и крестьянские личные хозяйства, в систему, связанную общей необходимостью сбывать продукт заказчику. Таким образом, консолидируясь в качестве группы владельцев маточных стад, мелкие предприятия создают уже более весомый поток сырья, который через единую площадку откорма выкупается крупными переработчиками по согласованным цене и графику.

Роман Костюк обращает внимание, что со стороны переработчиков к фермерам должны предъявляться требования по определенной стандартизации выращенных телят: кондиции, срокам и весу. В свою очередь участники объединения вправе законтрактовать свой будущий продукт у переработчиков еще до рождения.

– То есть за год по получения теленка переработчик подписывает контракт, что он гарантированно выкупит у производителя определенное количество телят по установленной цене и в соответствии с нужными ему параметрами, – разъясняет Роман Костюк. – Таким образом, переработчик может авансировать процесс производства, вкладывать в обучение фермеров, помогать племенным скотом и т.д., а производитель максимально сосредоточится на уходе за пастбищами и животными и гарантированно получит прибыль от сданных в соответствии с требованиями телят.

– Наиболее эффективно управлять маточным поголовьем может человек, который живет на земле (фермер, владелец ЛПХ), а не наемный рабочий, – считает Денис Черкесов. – И крупным холдингам гораздо труднее управлять всем массивом поголовья, поэтому они заинтересованы в непосредственном сотрудничестве с фермерскими хозяйствами по поставке сырья на договорной основе. Эта модель взаимосвязи отработана, апробирована и успешно работает во всем мире, представляя собой наименее затратный путь к получению максимальной прибыли.

Как отмечает Александр Никитин, аутсорсинг и кооперация в России еще пока слабо развиты, поэтому приходится рассчитывать на свои силы – развивать все ступени отрасли по вертикали.

– Но мы готовы к диалогу с фермерами и объединениями, и даже если собственное маточное стадо будет с годами доведено до нужного объема (400 тыс. голов в год), откормочные площадки легко клонируются, а мощность бойни апгрейдится – ее можно разгонять, увеличивая объем. Так что сырье останется востребованным, – подводит итог он.

Устоять перед соблазном

Дефицит сырья мгновенно взвинтил цены на продаваемых бычков, и если еще в прошлом году, по сведениям Дениса Черкесова, многие хозяйства не знали, куда девать бычков, и продавали их по цене не более 90 руб./кг живого веса, то сейчас средняя цена составляет 110–120 руб./кг живого веса, а в областях, близких к казахской границе, – 135 и выше руб./кг.

– В такой ситуации важно, чтобы производитель, натерпевшийся от низких цен, не ушел в эйфорию и не начал играть в одиночку, стараясь максимально «сорвать куш», – опасается Денис Черкесов.

– Да, фермер заработает на продаже 10–40 бычков по максимальной цене, но эти действия в массовом порядке разрушат отрасль и формирование длинных стратегических связей между всеми игроками, – замечает Роман Костюк. – Возможность стать стратегическим партнером крупных переработчиков будет проигнорирована, и партнеры не услышат друг друга. В будущем это может привести к полному отказу от новых инвестиционных проектов.

По мнению Романа Костюка, отраслевым партнерам необходимо понять, что «законодателем цен в этом направлении является «домохозяйка», то есть покупатель.

– Цена, за которую покупатель готов приобрести конечный продукт – переработанную говядину в магазине, и есть потолок финансовой модели, от которой в обратную сторону должна строиться политика отраслевых цен, – разъясняет эксперт. – Условно справедливые цены во всех звеньях цепочки сформируют решение главной проблемы фермерского предприятия: минимум инвестиций – максимум эффективности. Основной потребитель сырья – переработчики – также должны понять, что, не поддержав мелких и средних фермеров, он рискует потерять бизнес сам. И на его плечи ложится обязанность вместо банков и государства поддерживать производителей финансово, организационно и технологически.

– Сейчас важно консолидироваться, объединять ресурсы и договариваться об условиях, чтобы в выигрыше были все участники, – поддерживает Денис Черкесов. – В ближайшие два года подавляющая масса игроков в отрасли поймет, что другого пути просто нет.

Одним из примеров реализации подобного подхода к сбыту для крупного инвестора можно назвать создание полного технологического цикла производства мраморной говядины в Калужской области в стратегическом партнерстве с сетью супермаркетов «Азбука вкуса» (насчитывает 80 эксклюзивных торговых объектов в Москве, Московской области и Санкт-Петербурге).

В цепочку, объединяющую поставщиков, входят семь фермерских хозяйств Калужской области. В качестве организационной формы принят кооператив (сельскохозяйственный производственный животноводческий кооператив «Боровенск»), задачи участников которого разделены по технологическому принципу, то есть каждое хозяйство занимается строго определенным видом деятельности (выращивание, откорм, заготовка и т.д.). Замыкают процесс управляющая компания и прилавки магазинов «Азбуки вкуса».

Как объясняет руководитель аграрных проектов «Азбуки вкуса» Юрий Зубов, операционную деятельность члены кооператива ведут самостоятельно. Сеть же выступает в качестве объединяющего партнера, который финансирует, выстраивает управление технологиями, контролирует качество и обеспечивает гарантированный сбыт произведенной фермерами продукции.

Планы развития разрабатываются совместно с КФХ исходя из собственных планов продаж «Азбуки вкуса». Маточное поголовье выращивается на пастбище (теленок до 7–8 месяцев находится с коровой), откорм также происходит беспривязно «на траве». Сено и сенаж заготавливаются силами кооператива, а концкорма закупаются.

На данный момент убой происходит в арендованной бойне, но в ближайших планах холдинга, по слова Юрия Зубова, постройка собственных мощностей.

Не для «больших»

– Безусловно, работа на крупного инвестора – решение оправданное, ведь именно крупный бизнес обладает серьезными мощностями по убою и переработке, внедряет и отрабатывает инновационные мировые технологии производства и реализации говядины, – считает Георгий Дегтерев.

Однако, по его словам, для наращивания производства отечественной говядины можно объединяться и без холдинга во главе. Большой консолидированной группой, в масштабах региона, фермеры также могут строить свою систему. То есть производственно-перерабатывающий кооператив, в рамках которого объединяется большое количество предприятий области (района), начинает сам выстраивать всю технологическую цепочку – от маточного стада до готового продукта.

Одни будут заниматься кормопроизводством: заготовкой, хранением и переработкой кормов, уходом за долголетними пастбищами и сенокосными угодьями, другие – воспроизводством и выращиванием телят, третьи – доращиванием молодняка и т.д. Георгий Дегтерев убежден, что настоящее и будущее мясного животноводства – именно за такими относительно небольшими региональными проектами, крестьянскими кооперативными артелями и объединениями с делением технологических процессов по специализации.

– Для каждого участника в этой схеме важно обеспечить своевременное, контролируемое и стабильное поступление сырья, – отмечает профессор. – Для цеха доращивания – молодняка, цеха откорма – нагульных животных, а для переработчиков – откормленного до требуемых кондиций скота на убой по ценам, выгодным как для производителей, так и для переработчиков.

Основу – маточное стадо – будут также развивать мелкие фермеры и ЛПХ. Предприятия, заготавливающие корма, объединятся в заготовительный кормовой центр, имеющий соответствующую технику по уходу за пастбищами и сенокосными угодьями для обеспечения кормами тех, кто выращивает и откармливает бычков. Выделится сектор, занимающийся маркетингом, – то есть его задачей будет только поиск сбыта на общие средства.

Для снижения себестоимости процесс откорма животных Дегтерев предлагает проводить в тех же полевых условиях, а не в помещениях или на откормочных площадках.

На последнем этапе забой и разделку туши предполагается производить на региональных специализированных бойнях и разделочных цехах производительностью 3–5 тыс. т мяса в год с последующей реализацией местному населению.

– Таким образом, сами фермеры становятся переработчиками, но не каждый в отдельности создает у себя маленькую бойню, а совместно, что позволяет им избежать посредников и снизить вложения в финальную часть цепочки, – резюмирует Денис Черкесов. Более того, к настоящему времени государство начало поддерживать кооперативное движение в сельхозпроизводстве.

Новые меры поддержки представляют собой выделение грантов сельскохозяйственным перерабатывающим и снабженческо-сбытовым объединениям на создание и развитие материально-технической базы. Максимальная сумма такого гранта составляет 70 млн руб., и потратить ее можно на строительство и ремонт помещений, оборудование, технику, а также погасить 8% лизинговых платежей от общей стоимости объектов. Покупка животных осуществляться грантами не может.

Условием получения этой государственной субсидии заместитель директора Департамента сельского развития и социальной политики Минсельхоза России Наталья Елисеева называет наличие в регионе программы по кооперативному движению (есть только в 23 регионах РФ), объединение в потребкооператив не менее 10 участников, (фермер, ЛПХ).

Кроме того, вложение в оборудование от самих кооператоров должно составлять не менее 40% средств (можно кредитных, но не субсидируемых). Остальные 60% он получит безвозмездно из казны.

По мнению Дениса Черкесова, эти меры поддержки помогут мелким формам хозяйствования создавать кооперативы и частично восполнят инвестиционные каникулы в связи с недоступностью кредитов.

Комментарии практиков

Сельскохозяйственный

производственный

животноводческий кооператив «Боровенск» (Калужская область)

Юрий Зубов, исполнительный
директор:

– В состав кооператива входят семь фермерских хозяйств Калужской области. Задачи участников разделены по технологическому принципу, то есть каждое хозяйство занимается строго определенным видом деятельности (выращивание, откорм, заготовка и т.д.).

К примеру, роботизированная ферма Александра Саяпина занимает «молочную» нишу, другие фермеры сосредоточены на выращивании маточного стада абердино-ангусской породы и т.д.

Силами кооператива сейчас закуплена новая сельхозтехника (три трактора John Deere, прицепная косилка и грабли Krone, рулонный пресс-подборщик Claas, формирующий тюки с заматыванием в пленку, и др.). Отдельным подразделением производится кормозаготовка для всех участников производственной цепочки.

Телята содержатся с коровами подсосным методом на пастбище почти круглогодично, в зимний период – на площадке. Затем переводятся на площадку откорма.

Прибыль после сдачи продукции «Азбуке вкуса» делится между всеми членами кооператива в соответствии с заранее обусловленными договоренностями.

Так, «Азбука вкуса» заранее выставляет нам условия, в соответствии с которыми мы и сдаем товар на бойню. Телят не контрактуем, так как пока «Азбука вкуса» выкупает всех животных, и этого все равно мало.

Сельскохозяйственный
потребительский обслуживающий

кооператив «Артель-Выксунь»
(Нижегородская область)

Игорь Раев, председатель
кооператива:

– Необходимость объединения назрела уже очень давно, поскольку решать трудности со сбытом и убоем легче консолидировано. В районе нет своего убойного пункта, точнее, есть бойня, но она всегда перегружена, и, соответственно, вопрос реализации животных стоит крайне остро. В одиночку каждому фермеру постройку убойных мощностей осилить нереально, как и заниматься вопросами реализации, успешно совмещая работу в хозяйстве. На мой взгляд, нет смысла растрачивать средства и энергию на построение собственной вертикально интегрированной структуры в мизерных масштабах.

Наш кооператив был создан и официально оформлен в 2014 году. На сегодняшний день он объединяет 12 хозяйств, включая фермерские, личные с различными формами собственности.

Мясным скотоводством занимаются четыре хозяйства, специализирующиеся на галловейской мясной породе. Часть из них выращивает маточное поголовье, а одно предприятие откармливает и доращивает бычков.

Круглогодично все животные находятся на пастбище, телята до 9 месяцев – на подсосе с коровами. В зимний период животных кормят сеном и сенажом. Заготовкой кормов также занимается отдельное хозяйство. Таким образом, все переведено на аутсорсинг, но объединено в логичную сеть.

В планах нашего кооператива постройка собственного убойного пункта и точек реализации. Конечно, можно и сдавать продукцию на сторону, и мясо в магазины, но при этом теряется уникальность продукта, выращенного по единой экстенсивной технологии, и, конечно же, значительная часть прибыли остается у переработчиков.

Кроме того, помимо мясного скотоводства в состав кооператива входят хозяйства, специализирующиеся на выращивании кроликов и фазанов. Таким образом, они также заинтересованы в появлении собственных убойных мощностей.

Надеемся на поддержку государства, но пока четкой программы от региона мы не увидели. Но как только она появится, мы хотели бы подать проектную документацию и получить грант на строительство перерабатывающих мощностей.

Уверен, что как только бойня заработает, в кооперативе появятся новые члены.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв