Агропрофи » Blog Archive » Настоящий колхоз
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

Настоящий колхоз

Сергей Сысоев

Колхоз имени С.Г. Шаумяна – крупнейший производитель молока в Ростовской области. Предприятие каждый год повышает производительность, не забывая при этом и о своих сотрудниках. Для них предусмотрена обширная социальная программа, а зарплате может позавидовать любой городской житель.

Под боком у мегаполиса

Одно из успешных агропредприятий Ростовской области – колхоз имени С.Г. Шаумяна – был основан в 1963 году в результате слияния четырех колхозов на землях Мясниковского района Ростовской области.

Мясниковский район, названный так в честь большевика Александра Мясникяна, известного под псевдонимом Мясников, – это место компактного проживания армян. Сюда потомки жителей древнего города Ани были переселены из Крыма по указу Екатерины Второй от 1778 года. Изначально главным городом армянской общины был Нор-Нахичеван, но в начале XX века он полностью слился с Ростовом-на-Дону. Теперь «армянской столицей» на Дону считается село Чалтырь, райцентр Мясниковского района. Сейчас Чалтырь – это пригород разрастающегося миллионника Ростова, и со временем он, по всей видимости, повторит судьбу Нахичевана. Но пока здесь – уже почти в городской среде – работает успешное агропредприятие.

Новая эпоха в жизни колхоза, названного в честь одного из 26 бакинских комиссаров, началась в 1999 году, когда председателем был избран Хачатур Мелконович Поркшеян.

Будущий председатель родился в семье колхозников. Дед был одним из первых комбайнеров, отец имел агрономическое образование и работал бригадиром, мать трудилась телятницей.

Когда настала пора выбирать профессию, Поркшеян решил стать инженером.

– Зачем тебе быть инженером? – внушала ему мать. – Вон дядя Маркар выучился на агронома, а потом стал председателем! И ты бы так.

Но юный Поркшеян не соблазнился путешествием по протоптанной дорожке и поступил в Азово-Черноморский институт механизации сельского хозяйства.

После учебы в 1980 году молодой специалист вернулся работать в родной колхоз: отработал три года механиком, потом заместителем главного инженера. В 1986-м дослужился до должности главного инженера, а в 1996 году ушел из колхоза из-за разногласий с тогдашним руководством. Но уходил, чтобы вернуться. Два года жил тем, что держал маленький продуктовый магазинчик во дворе своих родителей, а в 1998 году выставил свою кандидатуру на очередных выборах председателя.

Выборы председателя проходили очень бурно. Колхозников больше всего не устраивала низкая зарплата: так, например, доярки получали в месяц 350–500 руб. При этом Поркшеян платил в своем магазинчике уборщице тысячу руб. за четыре дня работы. Этот красноречивый факт во многом определил исход голосования.

Все как на ладони

Хачатур Поркшеян пришел к руководству с идеей укрепить колхоз. Он выдвинул лозунг «Не воровать и не сачковать!». Реализация его поначалу оборачивалась серьезными конфликтами. К примеру, колхоз был вынужден свернуть выездную торговлю молоком, потому что к продавцам постоянно возникали вопросы о размере выручки.

Был даже трагический случай. Бригадир Владимир Гайламазян заподозрил в воровстве одного из сторожей. В результате конфликта сторож убил бригадира. Сейчас именем Гайламазяна названа одна из трех колхозных бригад и улица в селе Чалтырь.

– В 90-е тянуть из колхоза домой было нормой, – признаются сейчас работники предприятия. – Но понемногу все изменилось.

Чтобы побороть воровство и разгильдяйство, на предприятии была установлена система штрафов и премий. Для контроля стали использовать современную технику, установили на территории колхоза камеры видеонаблюдения. К примеру, одна из камер всегда крупным планом показывает бензоколонку. А механизаторы обязаны заправляться в четко определенное время, чтобы всегда можно было отследить, не напутали ли чего заправщики.

Весь парк техники постепенно оснастили датчиками GPS. Попытки механизаторов двигаться по полю быстрее установленной скорости строго пресекаются. При этом водителю грузовика придется обосновать отклонение от маршрута.

– Наши затраты на покупку электроники окупались в течение года, – рассказывает Хачатур Поркшеян. – У нас снизились расходы топлива, семян, удобрений, а урожайность в растениеводстве даже возросла – мы стали собирать как минимум на один центнер с гектара больше благодаря соблюдению технологии внесения удобрений. В масштабе предприятия это 400 т зерна. Даже по цене шесть руб. за килограмм выходит более двух миллионов. А вложили мы полтора миллиона.

Появившуюся прибыль предприятие стало тратить на переоснащение. Новая техника закупалась ежегодно. Так, в 1999 году на приобретение основных средств было выделено около трех млн руб., в 2009-м – уже около 40. Причем кредитами колхоз не пользуется уже семь лет.

Под прозрачной крышей

В хозяйстве содержат более 1200 дойных коров черно-пестрой породы, более четырехсот нетелей и более тысячи бычков. Молочное направление – это визитная карточка колхоза. В последние годы он стал крупнейшим производителем молока в Ростовской области. Поражает динамика, с которой увеличивается производство: 1999 год – 2464 т, 2009 год – 6950 т, 2014-й – 8753 т. При этом растут надои и с одной коровы: с 3008 кг в 1999 году до 6692 кг – в 2014-м.

На территории райцентра находятся только зимние коровники, оборудованные под привязное содержание. В зимних коровниках крыша частично покрыта прозрачным поликарбонатом. Это помогает хозяйству экономить на тепле и освещении. Зимой коровник прогревается за счет солнца и не требует дополнительного отопления. Да и коровы, по наблюдениям Поркшеяна, себя лучше чувствуют на солнечном свете.

– В 2001–2002 годах у нас встал вопрос о реконструкции коровников. – вспоминает председатель. – Был выбор оставить привязное содержание или устроить доильный зал. Цена вопроса оказалась одинаковой – полмиллиона долларов. В итоге решили оставить привязное содержание, что позволило сохранить рабочие места и придерживаться наработанной технологии.

На лето животные переводятся на удаленные площадки. Как объясняет Поркшеян, если бы на лето коров оставляли в селе, предприятие бы завалили жалобами, проверками и исками.

На летних площадках дойное стадо содержат под навесами. В жару животным устраивают душ с помощью дождевателей. Коровы сами подходят на дойку три раза в сутки в специальные стойла (одно стойло вмещает 12 коров). Получается, что на шести площадках одновременно доятся 72 коровы. Молоко по молокопроводу поступает в охлаждаемый резервуар. По словам председателя, даже в летний зной продукт охлаждается до +4 °С всего за 20–30 минут (в колхозе отдают предпочтение оборудованию немецкой фирмы GEА Farm Technologies).

Продукцию с фермы забирает своим транспортом молокозавод, расположенный по соседству, в Чалтыре (он производит продукцию под брендом «Белый медведь»). Показатели качества соответствуют высшему сорту молока.

Поркшеяну удалось наладить довольно выгодный сбыт: небольшие хозяйства в соседних районах продают молоко перекупщикам по 12–14 руб. за 1 л, колхоз получает за 1 л 21 руб. Но даже в этих условиях молочное животноводство существует с минимальной рентабельностью, принося колхозу 203 млн руб. выручки в год (прибыль составляет всего 10 млн руб.). Привлекательным для развития молочное направление становится только за счет господдержки. Вдобавок к десяти заработанным миллионам в прошлом году предприятие получило 23 млн в виде субсидий на молоко.

На вопрос о мерах по увеличению надоев у председателя короткого ответа нет.

– Здесь роль играет и селекция, и улучшение кормления, и условия содержания… Главное, что мы делаем, – это боремся с недостатками в работе. Ведь всем известно, как нужно содержать животных, но не все справляются. Мы стараемся все делать на отлично.

Одним из факторов повышения товарного производства стало применение кормовых смесей для выпойки телят.

Мясное направление изначально было побочным. Бычков продавали в раннем возрасте. В последние годы бычков откармливают до полутора лет.

– Нам удается получать мясо стабильного качества, – рассказывает председатель. – У нас одна порода, постоянные условия содержания и кормления.

Хачатур Поркшеян пока не очень доволен привесами бычков (порода все-таки молочная) и доходностью мясного направления. При заметном росте розничных цен на мясо закупочные цены остаются стабильными с прошлого года.

– В таких условиях нам придется придумывать, как повысить привесы и увеличивать поголовье. Только так мы сможем повышать свой доход, – считает Поркшеян. – Резервы всегда есть.

Животных в хозяйстве не выводят на пастбища, сено и другие корма подвозят на летние площадки или в зимний коровник. 500–600 га посевных площадей заняты посевами кормовых трав, в основном люцерны.

На зиму в силосные ямы закладывается 15–17 тыс. т кукурузы, создается запас сена в 3–3,5 тыс. т.

Видно, что председатель гордится успехами в заготовке кормов.

– Дневная производительность при заготовке сена составляет 300 т, – сообщает Хачатур Поркшеян. – На заготовку необходимого объема сена нам нужно всего 10–12 дней. Такой скорости удалось достичь благодаря использованию рулонного пресс-подборщика. Все сено хранится под крышей, ничего не гниет и не пропадает.

Навоз – основа урожая

В колхозе выращивают обычный для этих мест набор культур: пшеница, ячмень, кукуруза, подсолнечник. Урожайность зерновых составляет 45–50 ц/га, подсолнечника – 29–34 ц/га.

Соотношение культур определяется рыночной конъюнктурой. В этом сезоне посевы пшеницы планируется сократить в пользу кукурузы.

В колхозе придерживаются традиционной технологии со вспашкой и оборотом пласта. После уборки солома остается на полях (в животноводстве используется очень малая ее часть). Местные власти не позволяют жечь стерню, поэтому хозяйство приобрело специальные измельчители соломы.

После измельчения соломы поле обрабатывается дисковыми культиваторами липецкого производства. Таким образом, пожнивные остатки заделываются в почву. Кроме того, органика вносится в виде переработанного навоза, который летом вывозится из коровников на дальнее поле и вываливается в гурт шириной около двух метров и высотой метр. Этот гурт постоянно обрабатывается с помощью специальной машины – ворошителя навоза на резиновых гусеницах. Температура в гурте при этом может превышать 80 °С. Через 10–14 дней получается сухая масса, которая затем вносится на поля с помощью разбрасывателя под пахоту в норме 10–15 т на гектар.

В хозяйстве проводили эксперименты по компостированию навоза с помощью биопрепаратов. Но пока остановились на вышеописанном способе утилизации отходов животноводства как наименее затратном.

Еще один эксперимент – использование осенью на полях глубокорыхлителей – не дал заметного положительного эффекта. При обильном внесении удобрений оборот пласта становится важным фактором поддержания плодородия.

– Плужную подошву мы время от времени разбиваем с помощью плугов Lеmken, – объясняет Поркшеян. – Обычно мы ими пашем на 27–30 см, а для разрушения подошвы – на 35–40 см. К слову, для настройки техники в каждой бригаде были построены специальные регулировочные площадки из бетона.

Колхоз не скупится и на минеральные удобрения, их вносят примерно по 115 кг/га в действующем веществе.

В целом растениеводство гораздо рентабельнее, чем животноводство, признает Хачатур Поркшеян. По его словам, направление обеспечивает ежегодную выручку в размере 170 млн, около 60 млн из которых остается в виде прибыли.

Зарплата в приоритете

В числе приоритетных задач руководства колхоза – постоянный рост зарплаты сотрудников. Поркшеян обещал на выборах председателя, что если покончить с воровством, то зарплата будет расти. Теперь время выполнять обещания.

В 1999-м средняя зарплата составляла 589 руб., в 2009-м – 18,3 тыс. руб., в 2012-м – 30 тыс., в 2014-м – 39,7 тыс. Теперь стоит новая цель – 50 тыс. руб.

– Мы не считаем получение высокой прибыли главной целью. Для нас важна зарплата каждого работника, – говорит председатель.

В колхозе разработана внушительная социальная программа. Руководство называет ее «От первого до последнего дня жизни». В этом названии присутствует тонкий юмор. Но по большому счету это очень точная формулировка. В колхозе множество династий. Жизнь трех поколений десятков семей связана с предприятием.

Работники получают продукты по льготным ценам: мясо – по 30 руб./кг, сливочное масло – 40 руб./кг. Учащиеся на отлично дети колхозников имеют стипендию по 500 руб. в месяц. Колхоз выдает хорошистам и отличникам направления для учебы в аграрных вузах и выплачивает студентам ежемесячные стипендии 3000, а отличникам – 6000 руб.

Все желающие обеспечиваются путевками в санатории. Пребывание детей в колхозном детском саду обходится родителям в 10 руб. в день, а оснащению садика может позавидовать любой городской.

Молодые специалисты получают от колхоза служебное жилье – небольшие (по чалтырским меркам) двухэтажные коттеджи. Через 15 лет дом с участком переходит
в собственность работника бесплатно.

Постоянно разрабатываются новые формы поощрения. С 2011 года выплачивается надбавка некурящим работникам – 1820 руб. в месяц. С 2014 году колхозникам выплачивают «отцовский капитал». Ставшие отцами колхозники получают сертификаты на 70 тыс. руб. (обналичивается в течение недели).

– Важный критерий: дети должны рождаться в законном браке, – с улыбкой отмечает председатель. – В этом году одному из отцов пришлось отказать.

В целом социальная программа обходится колхозу в 23 млн в год. Но есть тонкости, которые не поддаются измерению в деньгах. Каждый должен понимать, что его работа не остается незамеченной. Кто-то пользуется для этого отточенными менеджерскими приемами. Для председателя колхоза имени С.Г. Шаумяна проявление внимания к работникам стало частью образа жизни.

Должны быть лучшими

Один из лозунгов колхозников – «Мы должны быть лучшими хотя бы в своем районе», и они стараются реализовать его не только на полях или в коровниках.

Мужская футбольная команда стабильно удерживает первенство в районе. А женская волейбольная снискала успех на международном уровне. В 2007 и 2010 годах девушки привозили из Болгарии чемпионские кубки Всемирных игр трудящихся, а в 2011 году удостоились специальной награды за победу на Панармянских играх в Ереване (участвовали команды 125 городов мира).

Создается впечатление, что для колхозников огромное значение имеют символы, наглядное проявление благополучия, эффектные сцены. На колхозных зданиях можно разглядеть букву «Ш» в виде узора или плитки. На Новый год огромная буква «Ш» украшается гирляндами. В торжественные дни с самолета сбрасываются листовки и пакетики с конфетами с колхозной атрибутикой. Один раз вместе с конфетами запустили записку с фотографией бычка: кто найдет, может забрать его себе, другой раз на шариках запустили в небо сертификат на 15 000 рублей. Потом обещанные деньги отправили переводом на Украину.

Здание колхозной конторы шокирует непривычных гостей ступенями из полированного черного мрамора. Однако кабинет директора обставлен с особым шармом: есть вся необходимая для работы техника с современным ПО, но мебель выбрана явно недорогая. В дизайн конторы вольно или невольно вложена идея: богатство здесь общее, и никто не должен шиковать за общий счет.

Земля и доли

Одна из главных проблем в развитии колхоза – это недостаток земли. Основные производственные мощности предприятия находятся в черте райцентра. Часть земель отсечена трассой «Ростов – Таганрог». С юга к колхозным землям примыкает территория музея-заповедника «Танаис». Здесь в III–V веках до нашей эры было поселение древних греков. Рядом с музеем власти выделили участок для строительства туристического центра. Словом, аграриев теснят со всех сторон.

В советское время предприятию принадлежало 8,5  тыс. га пашни. После всех преобразований у колхоза осталось 7,5 тыс. га пашни.

На сегодняшний день кооператив имеет более 748  пайщиков, 180 из них трудятся на предприятии.

В уставе колхоза закреплена довольно редкая правовая схема. Члены СПК, а именно в этой правовой форме колхоз функционирует с 2001 года, в качестве вступительного взноса в кооператив вносят свои земельные паи. Колхоз регистрирует право собственности на землю на себя и платит земельный налог. При этом у пайщика остается право отмежевать свой надел (около 4 га). Чтобы закрепить землю за предприятием, колхоз выкупает это право у пайщика по договорной цене.

Право на выдел земли теоретически создает угрозу распада колхоза. Поэтому правление постоянно ищет способы заинтересовать пайщиков в дальнейшем сотрудничестве.

– Иногда нам предлагают наделы, которые ушли из колхоза в 90-е, – говорит председатель. – Но мы берем только те, которые примыкают к нашим землям. Нет смысла гонять технику для обработки небольших удаленных участков.

В колхозе имени С.Г. Шаумяна придумали довольно изобретательный способ получить в собственность часть паев. Для этого был разработан проект коттеджного поселка, который теперь называют Шаумяновка.

– На 38 гектарах мы создали микрорайон, вложили в проект 50 млн руб., – комментирует Хачатур Поркшеян. – В результате колхоз приобрел в собственность 500 га пашни.

Территория будущей Шаумяновки входила в план перспективного развития села. Колхоз брал это поле в аренду у муниципалитета и использовал его для нужд растениеводства. Чтобы построить поселок, поле разбили на участки по 8–10 соток. Предприятие приобрело эту землю в собственность и выступило заказчиком проектных работ. К участкам были подведены электричество, газ и водопровод.

Колхоз предложил желающим обменять земельные паи на участки под строительство. Некоторые пайщики уже не работали в колхозе и вели городской образ жизни, и для них такое предложение стало очень интересным (аналогичных участков под строительство в ближних пригородах мегаполиса просто нет). 120 пайщиков согласились на обмен, и колхоз получил в собственность около 500 га пашни. Оставшиеся участки в поселке были проданы, их в основном скупили ростовчане. Сейчас примерно половина участков Шаумяновки уже застроена, а колхоз передал в дар муниципалитету все коммуникации.

Это не единственный колхозный девелоперский проект. Издавна у предприятия был свой магазин. Затем здание перестроили и дополнили его офисными площадями. Офис был сдан в аренду абонентскому отделу газовой организации. Теперь магазин оказался в зоне постоянного трафика: к газовикам приезжают абоненты со всего района. Сейчас сельский супермаркет имеет выручку около 200 тыс. руб. в день. Правда, собственных продуктов в продаже нет.

Неподалеку колхоз построил небольшой офисный центр. Основной арендатор – центр оказания государственных и муниципальных услуг, остальные офисы арендуют небольшие фирмы. Среди них – диспетчерская такси Санкт-Петербурга.

Тише едешь –

дальше будешь?

Руководство колхоза постоянно ищет возможности для повышения дохода. Могли бы производить собственные мясные и кисломолочные продукты, но трудности с сертификацией и выходом на рынок сегодня кажутся непреодолимыми.

С различными контролирующими организациями у колхоза уже сложились прочные деловые отношения: он является постоянным крупным плательщиком штрафов.

– Мы всегда перевозили скот с зимних площадок на летние на собственных машинах. Для этого борта наращивались с помощью досок. Теперь ГИБДД запрещает нам наращивать борта, штрафует. Как мы должны перевозить коров? – досадует председатель.

То же самое и с перевозкой сена. В колхозе остались прицепы, которыми пользовались еще в советские времена. Теперь этими прицепами пользоваться нельзя, потому что они считаются негабаритными.

– Прошлым летом нужно было спасать сено от надвигающегося дождя,– вспоминает Поркшеян новую историю. – Погрузили в большие прицепы, вывезли с поля, а нас за это оштрафовали на 400 тыс. руб.!

Этой весной административная инспекция выписала протокол, который грозит штрафом до 200 тыс. за то, что сельхозтехника якобы испачкала землей асфальт на дороге общего пользования.

– Это же дорожники знаки ставили и натащили грязи! – доказывает председатель. – Зато у нас на въезде на территорию бригады четко подписано название предприятия. Очень удобно было протокол составлять!

Оказавшись под таким давлением, руководство колхоза думает уже не столько о развитии, сколько о замедлении деятельности: меньше ездить, меньше работать, меньше тратить энергии.

Численность работников постепенно сокращается. Взамен уходящих на пенсию новых работников уже не берут (исключение составляют только специалисты, обучающиеся по целевым направлениям от колхоза).

В этом году часть механизаторов уходит в отпуск во время уборочной кампании. Колхоз прекратил практику круглосуточной работы даже во время уборки урожая: к 22 часам вся техника становится в гаражи, а то ночью можно что-нибудь испачкать, иронизирует председатель.

Хозяйству удалось добиться значительных успехов в  плане энергосбережения.  Только впечатление они производят двоякое.

Только за 2009 год предприятие сократило расход электроэнергии на 40%. Чтобы снизить платежи за энергоносители, отказались от электропечей и тэнов в бригадах, на душевые установили солнечные коллекторы, воду стали греть дровами. Но экономического эффекта сразу добиться не удалось: энергетики оштрафовали колхоз на 770 тыс. за недобор электроэнергии.

– Мы каждый год уменьшаем потребление электричества и газа, – объясняет Хачатур Поркшеян. – Но никак не можем снизить наши платежи энергетикам. Либо тарифы вырастут, либо штрафами возьмут.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв