Агропрофи » Blog Archive » «Безумству храбрых поем мы песню…»
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

«Безумству храбрых поем мы песню…»

Дария Харитонова

Сергей Турта почти полностью на собственные средства воплотил один из самых амбициозных и высокотехнологичных проектов молочного животноводства –крупнейший в Европе комплекс автоматизированного доения, где установлено 33 доильных робота. И вопреки кризису и экономико-политической нестабильности продолжает развивать его.

Молочный авантюрист

Реализовывать себя в молочном бизнесе Сергей Турта решил в возрасте 65 лет. Полковник запаса, бывший депутат Московской городской думы, он, по собственному признанию, озадачился нехваткой в стране натуральных молочных продуктов и начал сразу с проекта грандиозного масштаба. Мегаферма «Вакинское Агро» рассчитана содержание 3,5 тыс. голов дойного стада, а ее перспективная мощность – 120 тонн молока в сутки.

На сегодняшний день общее поголовье «Вакинского Агро» составляет около 4 тыс. голов, в том числе 2300 дойных. Более того, доение почти 2000 голов осуществляется тридцатью тремя доильными роботами, таким образом, предприятие может претендовать на звание самого крупного в Европе роботизированного молочного комплекса.

– Многие называют меня современным Остапом Бендером, и, видимо, не зря – я всегда любил рисковать, ведь чем труднее бизнес, тем меньше в нем конкурентов, – не скрывает собственник-инвестор, председатель совета директоров «Вакинского Агро» Сергей Турта.

Основой для реализации этих глобальных планов стало хозяйство «Вакинское» в Рязанской области, где на момент покупки содержалось несколько коз и животноводством, можно сказать, не занимались. Дорог практически не было, строения обветшали.

– Строили аврально, практически в чистом поле, осень 2012 года, как назло, выдалась крайне ненастной, и дожди лили неделями, – вспоминает генеральный директор «Вакинского Агро» Сергей Шалыгин. – Дороги расползались, техника в буквальном смысле утопала в грязи, а сроки поджимали. Иногда казалось, что природа как будто испытывает нас на прочность: справимся или нет? Но, несмотря ни на что, в начале 2013 года новые корпуса и асфальтовые дороги встречали автопоезд с голштино-фризами из Дании и Америки.

Робот дисциплинирует

– Мы, конечно, предпочли бы отечественную генетику, но в тот момент нужного количества животных в России не оказалось, а так как комплекс требует одновременного введения большого числа голов, то основой стали импортные нетели, – поясняет Сергей Турта. – Да и сейчас достать крупную партию голштино-фризов сложная задача, и мы стараемся выращивать собственных животных на ремонт. Роботизированное доение, в силу четкого соблюдения всех процедур гигиены и принципа добровольности, позволяет нам максимально продлевать лактацию каждого животного. Собственно, эти причины и стали основой для создания масштабного роботизированного комплекса.

– Первое, чем отличается автоматизированное доение от других его видов, – максимальный комфорт и минимальный стресс для животного, – рассказывает Алексей Петров, менеджер по работе с ключевыми клиентами компании «ДеЛаваль» (Россия). – Речь идет об удобстве доения и передвижения, поскольку комфортные условия для пребывания животных в коровнике создают не роботы, а другое оборудование. При такой организации производства коровы идут доиться добровольно.

На фермах с доильными залами, по словам Петрова, коров обычно подгоняют, что вызывает у животных стресс, и, разумеется, это сказывается на их здоровье и продуктивности. Таким образом, на ферме, где применяют систему добровольного доения, коров никто лишний раз не беспокоит, ритм жизни неизменен на протяжении всей жизни животных. Животное поело, отдохнуло, напилось воды, подоилось – и так продолжается до того момента, пока его не переведут в сухостойную группу. После отела корова снова попадет в свою группу численностью 60–65 коров, где существует определенная иерархия, и ей не придется привыкать к другим животным.

Еще одной важной особенностью является качество молока. Все российские фермы, где установлены доильные роботы, поставляют на переработку молоко только высшего сорта, и «Вакинское Агро» не является исключением.

Как отмечает Сергей Турта, при разработке проекта рассматривались все варианты автоматизированного доения. Но доильный зал не устроил инвестора в силу большого влияния «человеческого фактора» на результат доения, кроме того, ожидание нужной модели сильно затягивалось по срокам (как минимум на полгода). А роботизированная карусель, напротив, показалась слишком сложной и не опробованной на тот момент в России технологией.

Помимо этого, роботизированное доение привлекало инвестора получением молока идеального качества при низкой кадровой нагрузке.

– К примеру, коровник на 480 голов обслуживают в общей сложности 4 человека: два основных работника и два подменных, – говорит Сергей Шалыгин. – При этом идеально выполняются все условия гигиены доения, минимизируется фактор человеческих ошибок, а обязанности работников сводятся к слежению за кратностью доений и контролем кормов.

Как замечает Алексей Петров, человеческий фактор является одним из самых весомых аргументов при принятии решения о приобретении автоматизированной системы доения. Именно человеческий фактор стал причиной появления роботов-дояров в России.

Однако это вовсе не означает, что персонал расслабляется, напротив, операторам, которые работают в «Вакинское Агро», приходится быть дисциплинированными, четко соблюдать все инструкции, отслеживать ситуацию с помощью мониторов. Зарплата работников четко привязана к результату – качеству и количеству молока, сохранности стада, выходу телят и другим факторам успешности фермы. Кроме того, осмыслению процессов работы и дисциплине способствуют установленные во всех коровниках видеокамеры, и, находясь в любой точке света, можно зайти в программу и посмотреть все, что происходит на ферме.

Управлять из любой точки мира

В настоящий момент комплекс на 1900 голов голштино-фризов обслуживается тридцатью тремя доильными роботами. Это машины компании DeLaval VMS в топовой комплектации.

– Одним из преимуществ этой системы является то, что каждая четверть вымени выдаивается отдельно, – рассказывает Алексей Петров. – Сразу после окончания доения четверти стакан снимается. При таком подходе не возникает проблем с передаиванием или неполным выдаиванием, в то же время молока не остается ни в одной четверти вымени – все устроено максимально удобно для коровы. Если учесть еще и такой фактор, как правильная обработка вымени до и после доения (этим также занимается машина, она не «забывает» выполнять все процедуры правильно и в соответствующей последовательности!), то ни о каком мастите не будет и речи. При роботизированном доении стоит как следует «постараться», чтобы у коров возник мастит.

В 2014 году бывшие телятники, оставшиеся от прежнего хозяйства, были переоборудованы в комплекс с привязным содержанием на 1100 фуражных коров. Каждый двор рассчитан на 197 голов и оборудован канадской клапанной системой вентиляции и новейшим доильным оборудованием в молокопровод с подвесной рельсовой системой передвижения доильных аппаратов DeLaval.

– Нагрузка на доильного оператора в привязном комплексе с новой доильной системой составляет 100 голов, в отличие от традиционных пятидесяти на старых привязных комплексах, – доволен Сергей Шалыгин. – Скорость работы обеспечивается автоматическим поднятием на верхнюю направляющую подвесной части доильного блока.

Управление доением в привязном и беспривязном комплексах осуществляется под контролем системы управления стадом DeLaval DelPRO. Причем в роботизированном комплексе установлена новейшая версия программы DelPRO 4.3.

– Принципиальных отличий от прежней версии DelPRO 3.7 мы не заметили, но 4.3 работает быстрее и в ней больше возможностей для подробного анализа, – замечает зоотехник по движению стада Алексей Захаров. – С программой работают в основном специалисты зоотехнической и ветеринарной службы, она позволяет формировать отчеты по всем процессам на ферме и отслеживать состояние каждого животного. При этом наши специалисты могут войти в программу из любой точки мира, где есть Интернет, и контролировать состояние стада и основных показателей каждой коровы.

Джерсеи выгодней

Привязано содержатся три породы коров: черно-пестрая (российской селекции из Ленобласти), не подходящие в силу разных причин для роботизированного доения голштино-фризы и закупленные в Дании 300 голов джерсейской породы.

Последние особенно импонируют Сергею Шалыгину: затраты на содержание и кормление «джерсеев», по его наблюдениям, на 30% ниже, чем у «голштинов», разница в надоях, конечно, есть, зато жирность молока доходит до 6-6,1%.

Именно благодаря наличию «джерсеев» средняя жирность молока составляет в среднем по комплексу 4,5–4,9%, белок 3,3–3,4%, и все молоко поставляется переработчикам высшим сортом, с бакобсемененностью ниже 1*105 КОЕ/cм3.

– Сейчас мощности стойломест хватает на 90 тонн молока в сутки, и если будет все получаться, в перспективе строительство еще двух коровников, что позволит нам
выйти на полный объем – 120 тонн молока в сутки, – говорит Сергей Турта.

Общая территория комплекса составляет порядка 75 га, молодняк содержится в телятниках (технология содержания в индивидуальных домиках на данный момент не рассматривалась). Телочек выращивают на ремонт, покрывая сексированным семенем, а бычков с этого года решили не продавать, а откармливать.

Качество во главе

Первоначально Сергей Турта планировал создать молочный комплекс при крупном молокопереработчике, чтобы завод имел возможность не брать сборное молоко, а располагать собственным высококачественным сырьем.

– У нас ведь ни один крупный завод не имеет собственного поставщика, тогда как в Америке такие тандемы далеко не редкость, – недоумевает инвестор «Вакинского». – Становитесь акционерами, покупайте молоко по определенной цене, в заданных рамках качества, которое я обязуюсь обеспечивать, и будем работать вместе! Но наши переработчики от совместного предприятия отказались. Тогда я решил строить собственную переработку: в сентябре будет введен в эксплуатацию наш молочный завод, который будет выпускать продукцию под брендом EcoVakino.

На первом этапе мощности переработки составят около 45 т молока в сутки и будет налажен выпуск пастеризованного молока и сливок. Второй этап (до 90 т молока в сутки) предусматривает производство собственной кисломолочной продукции (кефир, сметана, йогурты и др.), а затем мы планируем выйти на полный объем – 120 тонн в сутки – и расширить линейку собственными сырами, сметаной. Более того, продукция будет уходить не только в магазины, но и на предприятия общепита: сегодня молоко востребовано для производства различных коктейлей, выпечки и т.д.

На полках Сергей Турта хочет позиционировать свою продукцию (молоко) в среднем ценовом диапазоне – не выше 70–80 руб./л.

Сегодня же молоко-сырье с «Вакинского Агро» реализуется в основном на АМК «Рязанский» и с начала 2015 года – в компанию «Эрманн» по средней закупочной цене около 25 руб./л.

Для облегчения отпуска молока на завод в роботизированном комплексе установлены две буферные емкости. Как объясняет Сергей Шалыгин, процесс доения в роботах не должен прерываться, а время отгрузки молочного танка составляет около 40 минут, как раз на это время поток молока из роботов перенаправляется в буферные танки общим объемом 600 л.

– Мы строго следим за качеством молока, и молочные фильтры, расположенные перед молочным танком, меняются не раз в 6 часов, как предписано производителем (DeLaval), а каждые 4 часа, – подчеркивает Сергей Шалыгин. – При этом за их сменой установлен тщательный контроль, в том числе с видеомониторов.

Планы на независимость

На базе хозяйства также развернута собственная лаборатория, тестирующая качество молока перед отправкой на завод, где берутся пробы на антибиотики, ингибиторы и др. В перспективе там же будет производиться анализ кормов, которые сейчас проверять на кислотность, вредность и наличие опасной микрофлоры возят в Рязань.

Грубыми кормами предприятие обеспечивает себя полностью, заготавливая около 80 тыс. м3 силоса и сенажа (соотношение силоса и сенажа в рационе составляет три к одному соответственно). Заготовка осуществляется в ямах и курганах с консервацией биологической добавкой «Силос Фидтех» производства DeLaval.

На площади около 12 тыс. га выращивают многолетние травы, клевер, люцерну, кукурузу на силос, а также зерновые (пшеница, ячмень) на продажу. Кроме того, производится заготовка плющеной кукурузы влажностью 46–50% в полиэтиленовых рукавах. А вот концкорма закупаются.

– В ближайшем будущем мы сможем перейти на полное обеспечение кормами, так как готовится к запуску собственный комбикормовый завод производительностью до 90 тонн в день (5 тонн гранулированного продукта в час), – делится планами Сергей Шалыгин. – Это позволит нам не только полностью сформировать независимую кормовую базу, но главное – готовить комбикорма по специальной рецептуре под каждую группу коров.

Помимо двух заводов в планах инвестора запуск энергетического комплекса, где будет работать газопоршневая установка мощностью 2,2 мВТ, которая откроет хозяйству дорогу к энергетической независимости.

Оптимизм и калькуляция

По подсчетам Сергея Турты, стоимость оборудования коровников, как роботизированных, так и привязных, составила около 10 млн евро, а общие инвестиции в проект оцениваются примерно в 4 млрд руб. Причем более половины из них – собственные средства, и, чтобы окупить их при себестоимости молока около 20 руб./л и среднем надое не менее 8000 л молока в год, понадобится не менее 12–15 лет.

Сергей Турта признается, что издержек получилось больше, чем планировалось изначально: причиной тому непредсказуемость работы с живыми производителями продукции (коровами) и отсутствие опыта. Одним из самых больших просчетов Сергей Турта считает неверный подбор оборудования для молочного завода, в результате которого все оснащение пришлось переустанавливать и закупать заново.

– Мы ошиблись в выборе консультантов, что повлекло за собой не только расходы на покупку оборудования, но и задержку запуска завода и, как следствие, отсрочку в получении прибыли, а это недополучение как минимум оценивается в 50 млн руб. ежемесячно, – подсчитывает инвестор. Кроме того, в период активного развития проекта произошел резкий скачок курса валют, увеличение процентных ставок, заморозка кредитования, кризис и снижение потребления молока, что в конечном счете увеличило стоимость его реализации.

– Я выгреб все карманы, занял у друзей, влез в долги и взял кредиты, – говорит Сергей Турта. – Сейчас проект не завершен, завода еще нет, и инвестиционные затраты продолжаются, но отступать я не намерен. Нам есть к чему стремиться – в молочном бизнесе нет «потолка», он может расти бесконечно. Если исчерпает себя кисломолочка или сыры, можно дополнить завод линиями по производству детского питания, молочных каш и т.д.

Глава «Вакинского Агро» уверен, что дефицит молока в стране и очевидная тенденция к увеличению спроса на него в мире дают молочному бизнесу хорошие перспективы.

Возрождение или утопия?

Еще одной головной болью, которая, впрочем, тревожит всех сельхозпроизводителей России, для «Вакинского» стала нехватка квалифицированных кадров. Учитывая высокотехнологичность и масштабность предприятия, найти кадры даже при стремлении руководства минимизировать потребность в человеческом труде довольно проблематично.

– Трудно не только найти, обучить и подобрать персонал, самое главное – его удержать, – сожалеет Сергей Турта. – И, несмотря на то что зарплата у нас выше среднего показателя по области (около 30 тыс. руб.), специалистов пришлось искать по всей стране.

Кроме того, «Вакинское Агро» готовит свои кадры, плотно сотрудничая с Рязанским государственным агротехнологическим университетом имени П.А. Костычева, с которым заключены договоры на обучение практикантов в хозяйстве.

– Ряд выпускников этого ВУЗа уже стали нашими сотрудниками, а созданный при нашей поддержке в РГАТУ класс компьютерных технологий в животноводстве позволил ввести в практику университета специализированный курс по обучению и сертификации специалистов, работающих с программами управления стадом, – замечает Сергей Турта.

Он убежден, что удерживать работников нужно не столько «рублем», сколько жильем, поэтому сейчас в окрестностях «Вакинского» строится коттеджный поселок на 50 домов и три общежития.

Появление «Вакинского Агро» создало около трехсот новых рабочих мест, а с запуском заводов появится еще примерно сто вакансий. Сейчас Сергей Турта занят развитием инфраструктуры окружающих населенных пунктов, и прежде всего дорожной сети.

– Меня часто спрашивают: кто посоветовал тебе вложиться в производство молока? Вычеркни его из списка друзей! – смеется Сергей Турта. – Но я сам ввязался в эту авантюру, потому что уверен, что помимо собственного бизнеса делаю для страны достойное дело – реальный шаг для возрождения села.

ООО «Вакинское Агро»

Площадь: порядка 12 тыс. га с/х угодий

Поголовье: 4000 голов (в перспективе 6000 голов)

Дойное стадо: 2300 голов (в перспективе 3,5 тыс. голов)

Порода: голштино-фризская, черно-пестрая, джерсейская

Выход телят: 77%

Средний надой: 7800 л в год

Количество работников: около 300 человек

Средняя заработная плата: 32 тыс. руб. в месяц

Себестоимость молока: 19–20 руб./л

Рентабельность: 14%

Объем инвестиций: порядка 4 млрд руб.

Турта Сергей Александрович

Окончил Симферопольское высшее военно-политическое строительное училище и Военно-политическую академию
имени В.И. Ленина. Полковник запаса.

Был депутатом Московской городской думы по избирательному округу № 9 (Выхино-Жулебино, Капотня, Люблино, Марьино).

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв