Агропрофи » Blog Archive » Пробили потолок
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

Пробили потолок

Сергей Сысоев

СПК колхоз «Колос» в 2006 году реорганизовал убыточное молочное направление, потратив на модернизацию  свыше 70  млн рублей. Однако вложения оправдались: только за 2014 год ферма принесла в колхозный бюджет 138 млн рублей, обогнав по валовой доходности растениеводство, долгие годы помогавшее хозяйству держаться на плаву.


Новое имя «России»

Развитие колхозного хозяйства «Россия» уже в 1980-х годах шло широким фронтом. На полях помимо зерновых выращивали овощи. Рядом с молочной фермой работала ферма по выращиванию свиней. Мельница, маслобойня, пекарня… Даже водопровод собственный.

Вероятно, такой подход к организации хозяйства обусловлен жизнью на окраине: СПК расположен на землях Матвеево-Курганского района Ростовской области – это холмистая, изрезанная оврагами и малонаселенная местность к северу от Таганрога. Не случайно во время Великой Отечественной немцы создали здесь укрепрайон, известный как Миус-фронт. Сложный рельеф и каменистые курганы были хорошей основой для оборонительных сооружений.

Контора колхоза находится в селе Греково-Тимофеевка, четыре улицы которого растянуты вдоль реки Мокрый Еланчик. До 1980 года греково-тимофеевцы работали в укрупненном колхозе «Знамя коммунизма». Село их располагалось в шести километрах от центральной усадьбы и считалось периферийным. Как следствие, отсутствовали твердые дороги и постоянное водоснабжение, социальная инфраструктура также была построена по принципам минимализма.

Инициаторами преобразований стали директор школы и заведующая клубом: в 1979 году они написали письмо в ЦК КПСС с просьбой организовать в Греково-Тимофеевке свой колхоз. Через год просьба трудящихся была удовлетворена, и на свет появился колхоз «Россия», получивший 6085 гектаров земли. Помимо Греково-Тимофеевки к новому колхозу были отнесены два соседних хутора с общим числом жителей около тысячи человек.

– В том же году в селе был построен водопровод, проложили асфальт до райцентра, – рассказывает нынешний председатель СПК «Колос» Николай Яновский. – А уже через пять лет новый колхоз превзошел по всем показателям «Знамя коммунизма».

Сам Яновский был назначен в «Россию» парторгом в 1986 году, а в 1994 году был избран председателем колхоза. В 1997 году ТОО «Россия» было преобразовано в СПК (колхоз) «Колос». Пайщиками СПК стали все прежние колхозники, всего около 250 человек.

– При перерегистрации мы поменяли название на «Колос», чтобы не платить налог за использование государственной символики, – вспоминает Николай Яновский. – А на следующий год этот налог для сельхозпроизводителей отменили.

Николай Яновский получил агрономическое образование и, возможно, поэтому больше внимания уделял растениеводству.

– В 90-годы у нас растениеводство работало эффективно: во времена дикой инфляции мы брали кредиты под 213% годовых, сеяли, продавали урожай и все равно оставались в плюсе, – вспоминает он.

С конца 80-х в Греково-Тимофеевке работал колхозный маслоцех, в свое время помогавший крестьянам удержаться на плаву. В нем перерабатывалось сырье, которое пайщики получали от хозяйства в качестве платы за паи. Масло шло на продажу, а жмых использовался как кормовая добавка для животных в личных подсобных хозяйствах. По нынешним меркам оборудование маслоцеха уже устарело (выход масла составляет не более 28%) и сейчас он закрыт из-за невостребованности.

Предприятию удавалось сводить концы с концами, однако семьи колхозников испытывали трудности даже с продовольствием. Из-за развала производственной и торговой инфраструктуры в районе хлеборобам негде было купить хлеб. Тогда колхоз открыл собственные пекарню и мельницу, и до сих пор работники колхоза получают хлеб по талонам.

– В этом году мы реконструировали пекарню, установили вторую печь, – рассказывает председатель. – Будем наращивать производство хлеба. До последнего времени мы торговали в трех собственных магазинах, но постепенно география сбыта расширяется. В доходах хозяйства доля магазинов незначительна, но это постоянный источник живых денег.

Лет десять назад в планах у председателя был еще один побочный проект – розлив питьевой воды (хозяйство получает воду из скважин). В свое время реализовать его не удалось, о чем Яновский теперь сожалеет.

– В то время мы собирались обновлять поголовье, денег у колхоза не было. А нужен был всего миллион рублей, – вспоминает Николай Яновский. – Я стал специалистам говорить: «Давайте своими деньгами скинемся, поставим фильтры и оборудование для розлива». Но молодые были, побоялись, не захотели. Между тем сегодня вода уже почти как молоко стоит.

Заработать на воде не получилось, так что сейчас водоснабжение – это для СПК социальный проект.

– Колхозный водопровод охватывает два села, при этом за ним закреплены три слесаря. Издержки на его содержание небольшие, поэтому в наших селах вода стоит втрое дешевле, чем там, где водопроводы муниципальные, – объясняет Яновский.

Пережить трудные времена колхозу удалось не только за счет социальных проектов. Много энергии ушло на борьбу с воровством.

– Было время, когда специалисты дежурили по ночам, охраняя колхозное имущество, затем установили видеокамеры, и жить стало заметно легче, – вспоминает первый заместитель председателя Василий Скрытченко.

Земледелие на склонах

Основой экономики хозяйства долгие годы было растениеводство. Еще с начала 80-х годов в колхозе использовалась довольно экономная технология беспахатной обработки почвы, внедрить которую приказала сама природа. Поля СПК располагаются на склонах, ровные участки встречаются редко. При этом плодородный слой небольшой, плуги при вспашке то и дело выворачивали глину или камни, а весенние ручьи и летние ветры грозили унести с полей последнюю почву.

В районном управлении сельского хозяйства в те годы работал заслуженный агроном России Василий Манченко, и под его руководством апробировались новые для колхозников приемы земледелия. Так, первые годы поля обрабатывали поверхностно и плоскорезами.

– Я писал дипломную работу о влиянии плоскорезной обработки на урожайность кукурузы на силос, – вспоминает Николай Яновский. – Влияние было отрицательное. Поэтому трудно сказать, что беспахотная технология обеспечила какой-то прорыв. Только сейчас, через много лет,  мы видим улучшение структуры почвы.

К концу восьмидесятых на полях хозяйства стали применять дисковые бороны и глубокорыхлители. Последние используются до сих пор примерно раз в три года. Основными «рабочими лошадками» в колхозе были гусеничные тракторы ДТ-75. Техника советского образца устраивала председателя с точки зрения экономичности и качества почвообработки, но не удовлетворяли ее низкая надежность и условия труда механизаторов.

– Кто на такой технике работает, тот долго не живет, – говорит Николай Яновский и вспоминает случаи, когда из 18 тракторов к концу дня в поле оставались только два – остальные ломались.

После кризиса 98-го года предприятие оправилось только в начале нулевых: погасило долги перед бюджетом и очистило счета» то есть смогло работать по безналичному расчету.

– Мы одними из первых в районе очистили счета, – вспоминает Василий Скрытченко. – А потом государство простило все долги сельхозпроизводителям.

Рассчитавшись с долгами, колхоз принялся за техническое перевооружение, при этом покупали скромно, в долги не лезли. Первым делом приобрели три зерноуборочных комбайна Сlaas Mega и гусеничный трактор Challenger Caterpillar. Вся техника уже была с пробегом, однако трактор до сих пор работает, пройдя капремонт.

В 2006 году в СПК стали экспериментировать с прямым посевом. Для этого купили сдвоенную сеялку итальянской марки Sfoggia с шириной захвата 10 метров.

– Два года у нас не получался прямой посев, только на третий смогли ее правильно настроить, – сетует председатель.

Прямой посев используют на полях, освободившихся из-под кукурузы на зерно и подсолнечника. Для сеялок СЗП, которые, по словам председателя, отлично справлялись с посевом при минимальной технологии обработки, почву после этих культур приходилось тщательно готовить. Чтобы заделать в почву пожнивные остатки, поля по 3–5 раз проходили дисковыми боронами и оставляли на весну под ячмень. А сеялка прямого высева позволила сеять озимую пшеницу после кукурузы и подсолнечника уже осенью.

Как отмечает Николай Яновский, агрономическая служба постоянно ведет эксперименты с целью совершенствования технологий в растениеводстве, например, в хозяйстве пробовали вносить в почву разные микробные препараты, способствующие ускоренному разложению пожнивных остатков, а также освоили применение ризотрофина при посеве люцерны.

Однако Николай Яновский убежден, что хозяйство уже вплотную приблизилось к потолку по урожайности (в последние годы СПК получает по зерновым более 50 ц/га).

– На наших скудных почвах и при засушливом климате на большее надеяться не приходится, – сетует он.

В середине двухтысячных колхоз обновил технику в растениеводческом секторе: приобрел семь новых комбайнов Claas Lexion, колесные тракторы John Deere 8320 и 9320. И председатель вплотную взялся за реорганизацию животноводства.

«Или так, или никак!»

К обновлению колхозной фермы Николай Яновский подходил долго и с разных сторон. Сначала были кадровые решения – колхоз расстался со специалистами, которые, по его мнению, завели селекционную работу в тупик.

– В соседнем хозяйстве специалисты вели работу по голштинизации красной степной породы, то есть на красно-пестрых коровах применяли семя голштинского быка, в результате чего стадо показывало хорошую продуктивность, – приводит пример председатель.

Одно время Яновский даже сам взялся за составление рациона для колхозных красно-степных буренок, но более 2,8–3 тонн с коровы в год получать не удавалось.

В 2004 году Николай Яновский вошел в состав делегации российских сельхозпроизводителей, которая изучала передовой опыт немецких хозяйств, и домой уже вернулся с планом завести голштино-фризскую породу вместо красной степной.

– Председатель выступил на общем собрании и заявил, что развивать молочную ферму можно только с высокопродуктивным поголовьем и современными технологиями: «Или так, или никак!» – вспоминает Василий Скрытченко слова своего руководителя.

Как объясняет председатель, на тот момент хозяйство получало выручки 70 млн в год и в основном за счет растениеводства. Работало около 150 человек, фонд оплаты труда составлял около 20 млн.

– Мы уперлись в эти цифры, и я не видел пути для развития при имевшихся технологиях, – говорит он.

В итоге решено было отправить все поголовье (320 красно-степных коров) на бойню. Заодно колхоз избавился от свиней (800 голов), причем, как оказалось, весьма своевременно – за год до того, как в районе началась эпидемия АЧС.

Закупать голштинов поехали в Ленинградскую область, предварительно установив контакт с местной фирмой, которая и помогла приобрести 104 нетели у местных хозяйств и поставила доильную систему марки САК.

– Оборудование мы выбрали по деньгам, кредиты не привлекали, – объясняет свой выбор Яновский.

В старом корпусе с привязным содержанием животных был установлен новый танк-охладитель и к нему протянут молокопровод. За каждой дояркой закрепили группу из 40 животных и два доильных аппарата.

На новом стаде Яновский стал пробовать систему однотипного кормления, увиденную им в Германии, и коровам перестали давать зеленый корм. Силос и сенаж круглый год брали из траншей, сено – со склада, готовили комбикорма. Предприятие активно привлекало консультантов и новых специалистов. В итоге удои превысили 7 тонн с коровы, но возникали и трудности. Например, у животных начались проблемы с копытами: коровы травмировали их о бетонные полы коровника.

В хозяйстве почувствовали, что не раскрывают весь потенциал высокопродуктивного поголовья, и появилась идея построить новые корпуса с беспривязным содержанием животных. По мнению председателя, это позволило бы увеличить стадо и снизить издержки в расчете на каждую корову.

Два новых коровника строили хозспособом, с использованием бывших в употреблении бетонных конструкций, но планировка корпусов соответствовала новым технологиям содержания животных (использовались услуги консультантов, применялись решения, увиденные на немецких фермах). В коровниках были устроены высокие потолки со светопрозрачными зонами в районе коньков, вместо капитальных стен – регулируемые ставни. Над расположенным по центру кормовым столом – большие вентиляторы, над загонами с животными – шланги с форсунками, это летний душ для коров. Полы загонов застелили специальными резиновыми матами фирмы GEA, чтобы уменьшить проблемы с копытами. Для удаления навоза в новых корпусах смонтирована дельтаскреперная установка.

Сухой навоз складируется на специальной площадке в бурты, где обрабатывается ворошителем, а жидкая фракция отправляется в лагуны. Для перемешивания навоза в лагунах техниками «Колоса» был сконструирован и собран специальный аппарат, получивший название «луноход», в основе которого трактор МТЗ-80. Спереди и сзади корпуса установлены большие колеса-поплавки, сваренные из металлических бочек, а слева и справа от корпуса находятся рабочие органы, внешне напоминающие колеса парохода.

К слову, при кормлении животных также используется самодельный агрегат. Когда коровы начинают есть, хорошо измельченный корм распределяется по кормовому столу тонким слоем, который следует подгрести и сформировать кучки поближе к загонам. Для этого можно использовать лопату и ручной труд, но на обслуживание одного коровника потребовалось бы отрядить несколько человек. Чтобы выполнять эту работу быстро, к погрузчику было прилажено колесо от большого трактора, вращающееся в горизонтальной плоскости и подгребающее корм в заданном направлении.

Собственными силами был построен и корпус с доильным залом. В нем разместились энергоузел, мастерская, комнаты для персонала, загон для обработки копыт и собственно доильный зал на 750 голов с оборудованием типа «елочка» от фирмы GEA.

Строительство фермы, закупка оборудования и животных (370 нетелей) потребовало непомерных для колхозного бюджета вложений: было привлечено два кредита общей суммой 56 млн рублей. Это произошло за несколько месяцев до старта нацпроекта «Развитие АПК», который предусматривал компенсацию части процентной ставки и части затрат на поголовье. (В итоге предприятие все-таки получило поддержку от областных властей и вошло в число участников нацпроекта.)

По словам председателя, платежи по кредитам (около 35 млн в год) уже не вызывают трудностей, и СПК гасит все долги в соответствии с договорами.

Дойка или дискотека?

Главной проблемой в работе с новым стадом стала разработка рациона. Условия для однотипного кормления на ферме уже были созданы: построены бетонные траншеи для силоса и сенажа, закуплены миксеры-кормораздатчики. И основные интеллектуальные силы были брошены на разработку диеты для коров.

– Стадо голштино-фризов – это фабрика молока, – рассуждает Яновский. – Заряжай ее нужными компонентами и получай готовый продукт. Нам нужно было понять, как работает тот или иной компонент, чтобы корова давала максимум молока да еще и не в ущерб своему здоровью.

Сказано – сделано: на первом этапе СПК привлек немецких консультантов, сначала одного, потом другого.

– Немцы помогли нам все наладить, хорошо подняли надои, но и задрали себестоимость молока, – рассказывает Василий Скрытченко.

Яновский пытался найти новых людей, способных работать с высокопродуктивным стадом, а Василий Скрытченко был отправлен на стажировку в Израиль, где был найден консультант, который показывал россиянам принципы организации работы на местных фермах. Из Израиля, к примеру, был привезен рецепт кормовых добавок, которые используются в жаркое время года.

Для работы на ферме привлекались все новые специалисты – ветврачи, зоотехники, селекционеры, была найдена консалтинговая фирма из Аксая, которая разработала новую рецептуру корма.

Сейчас в рационе у колосовских голштино-фризов 22–24 компонента. В основе его сено, сенаж, силос и зернофураж собственного производства. На стороне покупаются соевые продукты, жмых подсолнечника, рыбная мука и многие другие компоненты. При этом специалисты постоянно работают над тем, чтобы оптимизировать состав корма в зависимости от сезона и текущей продуктивности стада.

По результатам 2014 года надои достигали 11 тонн с коровы с жирностью более 4%. Коровы в среднем используются 4–5 лет, однако в стаде еще остались семи- и восьмилетние животные из первой партии.

Сейчас дойки проводятся в три смены (в одной смене работают две доярки). В доильном зале установлены считывающие устройства, которые распознают каждое животное по ошейнику. Данные о надоях сразу же передаются на компьютеры зоотехника-селекционера. Он осуществляет выборку животных, показывающих уменьшение надоев. Таких коров отделяют от основного стада, и с ними работают ветврачи.

– При беспривязном содержании должность загонщика коров становится очень ответственной, – рассказывает Василий Скрытченко. – Он должен быть внимательным, чтобы предотвратить попадание коров в чужую группу, иначе потом найти ее будет непросто.

Для учета продуктивности и племенной работы используется специальное ПО.

– Мы закупили ПО и стали работать, но когда понадобилось экспортировать данные из одной программы в другую, то пришлось докупать специальный «мост». А потом еще и «мост» для обратного переноса данных. В итоге обошлись нам эти «мосты» по 50 тысяч рублей, – делится трудностями Василий Скрытченко.

Теперь руководство фермы уделяет большое внимание племенной работе. Для оплодотворения телок заказывают сексированное семя из США.

– Один раз попробовали отечественное семя, и процент оплодотворения оказался довольно низким, – вспоминает Николай Яновский. – Поэтому вернулись к американскому поставщику.

Оправданность применения сексированного семени на телках долго вызывала сомнения председателя. До его применения соотношение новорожденных телочек и бычков было 50 на 50. Бычков ставили на откорм или продавали, и они служили источником быстрых денег. Но все же расчеты показали, что содержание телочек более рентабельно, ведь вся инфраструктура хозяйства «заточена» под молочное производство. И применение на телках сексированного семени, которое дает около 80% особей женского пола среди молодняка, в конечном итоге себя оправдывает.

Новорожденных телят держат в индивидуальных клетках, используя для выпойки сквашенное молоко.

– Кисломолочные продукты не так дороги и не так требовательны к температурному режиму, как приготовленные из порошков смеси, – объясняет Василий Скрытченко.

Воспроизводство стада идет круглый год без оглядки на сезонность.

– Для нас важна интенсивность процесса, – объясняет Николай Яновский. – Однотипное кормление и условия содержания, гигиенические мероприятия должны сглаживать сезонные отличия.

В прошлом году хозяйство реализовало 6747 тонн молока высшего сорта жирностью более 4%. Постоянным покупателем был расположенный в пригороде Ростова-на-Дону молокозавод, который выпускает продукцию под брендом «Белый медведь». На сегодня в Ростовской области сложилась цена на молоко высшего сорта в районе 22 рублей за литр.

Особенность регионального рынка молока заключается в том, что число местных молокозаводов понемногу сокращается, некоторые работают с перебоями, зато на ростовский рынок сырья выходят кубанские переработчики.

А как же люди?

По мнению председателя, для развития фермы нужны свежие головы, поэтому он постоянно ищет подходящих людей. Для работников из других городов предусмотрены квартиры в двух таунхаусах. Например, недавно был принят на работу ветврач из Краснодарского края.

– Усилиями Николая Яновского Греково-Тимофеевка была газифицирована, – рассказывает Василий Скрытченко. – Колхоз помог в реставрации храма, оказывает спонсорскую помощь дому культуры, в колхозной столовой по льготным ценам обедают школьники.

Еще с 1980-х годов у колхоза есть свой хор «Россияночка» и футбольная команда – она до сих пор называется «Россия». В холле правления собрана уже заметная коллекция кубков.

Греково-Тимофеевка выглядит ухоженным и процветающим селом. Однако удаленность от областного центра делает ее малопривлекательной для молодежи. Социальная инфраструктура села никак не может соперничать с большим городом, поэтому главной формой мотивации работников остаются деньги. Так, средняя зарплата в СПК – 25 912 руб., а на ферме – 29 600 руб.

– У работников фермы половина зарплаты – это премия, которая привязана к удоям – рассказывает Василий Скрытченко. – Например, снижение удоев на 10% может грозить лишением премии.

Так что коллектив «Колоса» всегда остается в тонусе.

СПК (колхоз) «Колос»

под разными названиями работает с 1980 года

Расположен в Матвеево-Курганском районе Ростовской области

Общая площадь: 6 тыс. га

Пашни: 4,5 тыс. га

Урожайность зерновых: 45–50 ц/га

КРС: молочное стадо голштино-фризской породы в 1500 голов

Валовое производство молока: 7000 т в год

ЧИСЛО СОТРУДНИКОВ: 170 человек

Выручка в 2014 году: 244 млн рублей

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв