Агропрофи » Blog Archive » Стадо из пробирки
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

Стадо из пробирки

Дария Харитонова

Одним из наиболее выгодных способов решить проблему нехватки высокопродуктивного поголовья может стать технология эмбриотрансфера. Однако отечественные животноводы не торопятся наращивать свое высокопродуктивное стадо этим давно практикующимся во всем мире способом.
В чем кроется причина слаборазвитого спроса на эмбрионы?

Весь мир по этому пути

Наращивание племенного ядра еще долго будет актуальной темой, как в молочном, так и в мясном скотоводстве. Тем более что кризис, эмбарго и поднявшаяся в цене валюта усилили проблему ввоза нетелей из-за границы.

– За рубежом обновление племенного фонда уже давно успешно происходит не через покупку животных, а путем эмбриотрансфера или осеменения. Причем эмбриотрансфер предпочтительнее, – отмечает руководитель Ассоциации трансплантации эмбрионов стран содружества (АТЭСС), к.б.н., Виктор Мадисон.

– В странах Европы, и особенно на американском континенте, эта технология давно стала наиболее выгодной в селекции крупного рогатого скота, позволяющей обеспечивать более интенсивное размножение животных молочных и мясных пород с высокой генетической ценностью, – соглашается руководитель ГНУ Центра экспериментальной эмбриологии и репродуктивных биотехнологий Российской академии сельскохозяйственных наук (РАСХН), д. б. н., член-корреспондент РАЕН Глеб Косовский.

Как сообщает генеральный директор центра по производству элитных эмбрионов молочного и мясного скота «Бетагран Липецк» Любовь Маркина, в Европе и Северной Америке свыше 80% лучших быков-производителей, используемых в искусственном осеменении для широкомасштабной селекции, получены методом трансплантации эмбрионов.

По данным Виктора Мадисона, в США и Канаде ежегодно производится не менее 250 тыс. пересадок эмбрионов в год, в Евросоюзе – порядка 120 тыс., в Китае – около 30 тыс.

– И даже крошечный Люксембург, по площади (2600 кв. км) уступающий Удмуртии в 16 раз, выглядит на этом фоне очень достойно: еще в позапрошлом году специалистам из Великого Герцогства удалось получить от 185 доноров 1347 жизнеспособных зародышей, тогда как в России за этот же период выполнили всего порядка шестисот пересадок и заложили на хранение 500 зародышей, – сравнивает руководитель АТЭСС. – Более того, до 2011 года работа по технологии эмбриотрансфера в России после развала СССР велась периодически, урывками и силами отдельных специалистов.

Первые ласточки

– Лаборатории возникали и пропадали, периодически работа велась силами отдельных специалистов внутри хозяйств, но это были крохи, капли в море, – вспоминает главный технолог биотехнологического центра «Бетагран Липецк», д.б.н. Владимир Бабенков. – В настоящее время в стране осталось очень мало специалистов в области трансплантации эмбрионов КРС, и ситуация с развитием этого метода оставляет желать лучшего.

Тем не менее работа по пересадке эмбрионов наконец выплеснулась в широкое рыночное пространство: появились и первые организации, предлагающие свои услуги по проведению эмбриотрансфера. Но, к сожалению, на сегодняшний день их немного.

Так, по словам Владимира Бабенкова, среди компаний, занимающихся коммерческими заказами вне собственных нужд, это Центр репродуктивных технологий (лаборатория по трансплантации эмбрионов сельскохозяйственных животных) в Самарской области и открывшийся год назад в Липецкой области центр по производству элитных эмбрионов молочного и мясного скота «Бетагран Липецк».

– Внутри некоторых прогрессивных агрохолдингов работа по трансплантации эмбрионов ведется, однако системного характера не имеет, – добавляет Владимир Бабенков. – Например, свой генетический потенциал с помощью эмбриотрансфера наращивает племенной завод по разведению крупного рогатого скота абердин-ангусской и герефордской пород «Стивенсон Спутник».

У этого предприятия есть три дочерние фермы, где проводится трансплантация эмбрионов, в том числе и сексированных. В лаборатории «Стивенсон спутник» In vitro Russia есть возможность проводить весь спектр мероприятий по производству эмбрионов по технологии in vitro (вне организма).

Этим же путем в рамках реализации программы ускоренного импортозамещения племенного молочного стада пошли и в агрохолдинге «Кубань». Донорами здесь стали собственные коровы голштинской породы, эмбрионы которых подсаживали коровам менее продуктивной – айширской – породы. Всего прижилось 649 эмбрионов – 57% (средний показатель в мире – 50–53%), из них 412 были успешно выношены и рождены (из них около двухсот высокоудойных телочек). Доля невынашивания от общего количества подсаженных эмбрионов составила 6%.

За два года, используя эмбриотрансфер, компания получила от одной коровы голштинской породы, задействованной в проекте, в среднем четыре теленка-трансплантата. И к сентябрю 2016 года в «Кубани» планируют получить методом ЭТ еще около 150 телят.

Без стресса и инфекций

– Тем не менее это капля в море, – считает директор Центра репродуктивных технологий (лаборатория по трансплантации эмбрионов сельскохозяйственных животных в Сырейке) Самарской области Денис Кнуров. – Центров, работающих в масштабах России, да что там – регионов, у нас нет.

И, как подытожил в своем докладе на Международном семинаре по трансплантации эмбрионов Виктор Мадисон, племенные службы стран СНГ в нынешнем виде оказались неспособны стать заказчиками ускоренного производства племенного молодняка.

– Ни одна из восьми действующих лабораторий ЭТ не была создана по инициативе племпредприятий России или других стран СНГ, – огорчен Мадисон. – Хотя появление подобных центров в России позволит снизить зависимость животноводов от импортных поставок племенного скота и семени.

На сегодняшний день, по данным Instaforex, более 60% племенных животных и более 80% используемого семени завозится в нашу страну из-за рубежа.

Как отмечает Владимир Бабенков, главная цель и выгода эмбриотрансфера в том, что данный метод позволяет избежать жесточайшего климатического стресса, испытываемого завезенными животными, и получить полноценное потомство, адаптированное под местные условия.

– То есть, телята, пересаженные методом ЭТ, приобретают иммунитет к местным болезням с молозивом местных матерей-реципиентов, – поясняет Любовь Маркина.

При этом технология эмбриотрансфера открывает перед животноводами экономически выгодные перспективы по ускоренному наращиванию племенного ядра.

Так, по словам Владимира Бабенкова, в сравнении с традиционным методом воспроизводства – искусственным осеменением ЭТ дает возможность ускорить селекционный процесс в 5–7 раз.

– От коровы за ее продуктивную жизнь путем искусственного осеменения можно получить три, максимум пять (при условии, что животное содержится в идеальных условиях) телят, поэтому возможности размножения маток с ценным генотипом ограничены. Но, подсаживая чистопородные эмбрионы от генетически ценных коров «суррогатным матерям» – малоценным, но физически здоровым аборигенным коровам (даже другой породы), можно в десятки раз увеличить число высокопродуктивных потомков. И помимо одного планового теленка от каждой высокоценной коровы дополнительно получить, например, пять телят в год методом in vivo и в несколько раз больше – методом in vitro, – рассказывает главный технолог «Бетагран Липецк».

– К примеру, выносить высокоценного теленка с потенциалом 12 000 л в год может обычная ярославка, дающая 4 тыс. л в год,– говорит Любовь Маркина. – Важно только, чтобы реципиенты были здоровы как в физиологическом, так и в инфекционном отношении.

Таким образом, при массовой пересадке эмбрионов за год можно сформировать стадо генетически высокоценного молодняка (не менее 350 голов от 100 доноров), адаптированного к местным условиям.

– Пересадка эмбрионов элитных родителей позволит в течение трех лет создать высокопродуктивное стадо на любом предприятии. Для животноводов это прямой путь выхода на уровень производства стран с развитым животноводством, – не сомневается Любовь Маркина.

Экономика «золотых» телят

В России еще недостаточно крупных племпредприятий, где можно закупать нетелей в больших количествах, и молочные комплексы оказываются постоянно в ситуации острого дефицита племенного скота. При этом для самообеспечения страны говядиной количество мясного скота должно вырасти примерно в 4,5 раза, и племенного ядра для наращивания мясного поголовья крайне не хватает.

По подсчетам специалистов «Бетагран Липецк», в настоящее время из-за скачка валюты цена импортных нетелей выросла примерно на 60%, что на 30% дороже стоимости животных, выращенных в племхозяйствах нашей страны.

– С точки зрения политики импортозамещения наращивание генетического потенциала методом ЭТ – выгоднейший вариант, – уверена Любовь Маркина. – Так, расчетная себестоимость одной нетели (срок стельности до 3 мес.), полученной методом трансплантации в своем хозяйстве до возраста 18–19 месяцев, будет примерно на 30–40% дешевле импорта животных аналогичного качества из-за границы.

Более того, по данным «Бетагран Липецк», при покупке импортных нетелей с условием кредитной нагрузки, адаптационного стресса, малого срока хозяйственного использования высокопродуктивного животного (в среднем 2,5–3 лактации) и других факторов предприятия будут иметь отрицательный экономический эффект в течение 10 лет.

– Если же используется технология эмбриотрансфера, пусть даже с пременением кредитных средств (при этом используются краткосрочные кредиты сроком до 1 года), по истечении того же периода (10 лет) предприятие получит экономический эффект в десятки раз выше и со знаком плюс, – отмечает Любовь Маркина.

По ее расчетам, применение метода ЭТ позволит увеличить продуктивность одной первотелки-трансплантата уже по первой лактации в среднем на 4000–6000 кг молока (при фактической продуктивности реципиента 6,5–7 тыс. кг). Это обеспечит дополнительную выручку от продажи молока более чем на 160 тыс. руб./голову. Таким образом, затраты, понесенные хозяином на получение теленка в результате эмбриотрансфера и выращивание его до получения первого молока, окупаются с первой же лактации. Тогда как расходы на приобретение импортной нетели не окупаются и за 10 лет.

– В России завоз «генетики» из-за рубежа не может иметь успеха и перспективы, особенно в свете последних событий, – уверен Денис Кнуров. – Кроме того, все актуальнее становится для животноводов ветеринарная проблема.

– В племенные хозяйства из других стран завозят копытную гниль, хламидиоз, вирусный ринотрахеит, не говоря о печально известном блютанге и других инфекциях, трудно диагностируемых на ранних стадиях, – сетует Виктор Мадисон.

Тогда как эмбрион с точки зрения занесения вируса и болезней в стадо безопасен, отмечает Владимир Бабенков.

Где спрос?

Денис Кнуров дополняет портрет потенциальных заказчиков эмбрионов предприятиями, нуждающимся в племенных быках. Как правило, по его словам, найти быков с хорошей генетикой составляет определенную проблему. Возможности ЭТ открывают племхозяйствам перспективы самостоятельного выращивания своих чистопородных быков-производителей.

Хотя в настоящий момент проблема наращивания племенного ядра для нашей страны как нельзя актуальна, спрос на трансплантацию эмбрионов среди животноводов невелик.

– Несмотря на то что интерес к технологии эмбриотрансфера заметно возрастает, за год к нам обратилось лишь около 15 хозяйств, – констатирует Любовь Маркина. – Всего центром «Бетагран Липецк» за короткий период получено более 1300 эмбрионов и сделано 247 пересадок, притом что потенциал предприятия – 7,5 тыс. эмбрионов (от 140 доноров) ежегодно.

В «Самарском центре репродуктивных технологий» (ЦРТ) также сильного роста числа желающих испробовать технологию ЭТ на своем стаде не замечают. Однако, по наблюдениям Дениса Кнурова, прогресс, хотя и небольшой, но есть.

– Слишком мало пока известно об этой технологии, не хватает реальных примеров из практики, – сожалеет Кнуров. – Люди боятся новизны, затаились и ждут результатов, а между тем это действительно самый перспективный и прогрессивный метод увеличения генетического потенциала в наших условиях.

– Действительно, об эмбриотрансфере говорят мало: на совещаниях, которые мы инициируем в различных регионах совместно с Минсельхозами, около 80% аудитории об этой технологии слышат впервые, – подтверждает Любовь Маркина.

Дорого или недальновидно?

Однако не только новизна пугает сельхозпроизводителей.

– Слишком дорого в кризисных условиях закладывать такую далекую перспективу, – убеждена главный зоотехник агропредприятия «Май» Татьяна Митряхина. – Стоимость эмбриона получается более 30 тыс., плюс 9 месяцев содержания матери – за эти деньги нам проще купить племенного по 250 руб./кг в живом весе, а не «кота в мешке».

– Насчет «кота в мешке» – не совсем верно, поскольку на пересадку дается сертификат, где указаны родители будущего теленка и их генетическая ценность, – поправляет Денис Кнуров. – Но доля истины здесь есть: действительно, документа, общепринятого стандарта паспорта на эмбрион, пока еще не разработано. Эмбриологам России еще предстоит совместно разработать документ, подтверждающий ценность пересаженного племенного эмбриона.

– А финансовая составляющая чаще всего и пугает: хозяйству нужно выложить свои кровные в данный момент, а вернутся они только через три года, – рассуждает Любовь Маркина. – Тогда как при покупке нетели доход в виде молока будет поступать предприятию уже через полгода после отела. Однако привлекательность этого способа нивелируется высокой стоимостью нетелей и нехваткой племстада.

Расчеты Любови Маркиной показывают, что при стоимости импортной нетели около 250 тыс. руб., отечественной – около 170 тыс. руб, а эмбриона – 37 тыс. руб. на стоимость одной нетели можно сделать примерно пять пересадок.

Но, как возражает Татьяна Митряхина, для успешного результата необходимы два эмбриона, и теленка нужно два года растить до случного возраста. Поэтому с экономической точки зрения приобретение взрослого животного не сильно дороже. Затраты нужно считать в каждом отдельном случае, уверена главный зоотехник агропредприятия «Май».

– Только через три года вы получите не одну, а пять телочек (при условии, что это сексированное семя), которые по своему потенциалу (от 10 000 л) превзойдут матерей и покроют все издержки предприятия на получение стельности, выращивание и содержание их до первого молока, – рассуждает Любовь Маркина. – Если же наращивать потенциал животных традиционным путем – искусственного осеменения, то хозяйству потребуется еще больше растянуть процесс по времени. Так, при условии, что прибавка продуктивности за одно поколение составляет не выше 700 л в год, то, чтобы поднять надои в стаде с 7 тыс. до 10 тыс. л в год, потребуется около 9 лет. Тогда как с технологией эмбриотрансфера – всего три года.

«Своим» поддержки не хватает

Еще одним фактором, тормозящим развитие эмбриотрансфера в нашей стране, Любовь Маркина называет отсутствие федеральных и региональных программ по поддержке данного направления.

– Обидно, что на покупку нетелей, в том числе до недавнего времени импортных, государство давало субсидии, практически пополняя карманы иностранных поставщиков скота, – возмущается Любовь Маркина. – А для развития российской генетики средств не находится. Более того, об ЭТ вообще нигде не говорится. Если учесть, что иностранный скот к нам прибывает не лучшего качества, с болезнями, да еще и молодняк, который от него появится, будет ниже матерей по продуктивности (кто же будет осеменять уходящий из страны скот лучшими быками), то вдвойне несправедливо.

Впрочем, в некоторых регионах этот вопрос удачно решен. Например, в Самарской области поддержка из регионального бюджета на приобретение эмбрионов составляет 70% стоимости. Поэтому, по словам Дениса Кнурова, агропредприятия Самарской области охотнее идут на эксперимент. Животноводы этого региона быстрее справятся с поставленной губернатором задачей – за три года (2014–2016) увеличить поголовье КРС на 10 тыс. голов. Однако ложка дегтя здесь тоже присутствует: дотируются только «молочные» эмбрионы. На мясное скотоводство в бюджете пока денег нет.

Немаловажным, по мнению Любови Маркиной, также является и тот факт, что многие предприятия на сегодняшний день просто не готовы работать с высокопродуктивным скотом.

– Именно «хромающий» менеджмент со всеми вытекающими отсюда последствиями становится основным стопором на пути к прогрессу. Но при этом шансов исправить это у хозяйств предостаточно: за три года, до первого молока, можно с успехом решить все вопросы модернизации предприятия и подготовиться к выращиванию высокопродуктивного генетически ценного поголовья, – подытоживает генеральный директор «Бетагран Липецк».

История эмбриотрансфера

Родоначальником технологии считается британский исследователь Вальтер Хип (Кембридж), в 1890 году осуществивший первую в мире успешную пересадку эмбрионов на кроликах. В СССР первые работы по трансплантации эмбрионов начали проводиться в 1936 году во Всероссийском институте животноводства, ученые Бернштейн и Саркисян ставили опыты также на кроликах.

В марте 1950 года в Полтавском всесоюзном НИИ свиноводства путем трансплантации эмбрионов впервые в мире профессором Полтавского НИИ свиноводства А.В. Квасницким были получены живые поросята-трансплантаты, опередив первых телят американца Виллета, полученных им в университете штата Висконсин в 1951 году.

Из-за убийственной политики Т.Д. Лысенко все работы по эмбриотрансферу в СССР в начале 50-х годов были свернуты на двадцать пять лет. Исследования были вновь возобновлены в 1975 году, а в 1978-м во ВНИИ физиологии биохимии и питания сельскохозяйственных животных (г. Боровск) Прокофьевым М.И. с сотрудниками был получен первый в СССР теленок-трансплантат.

Первый коммерческий центр трансплантации эмбрионов был создан в Канаде. Путем эмбриотрансфера первого теленка здесь получили в 1973 году.

В марте 1984 года на базе госплемзавода «Заря коммунизма» Домодедовского района Московской области открылась первая в СССР производственная лаборатория трансплантации эмбрионов крупного рогатого скота. За пять лет своего существования от высокопродуктивного поголовья коров в ГПЗ «Заря коммунизма» и хозяйствах-заказчиках было получено почти две тысячи телят. Пересадки свежеполученных эмбрионов осуществляли на фермах по выращиванию нетелей телкам с менее ценной наследственностью. Большая часть эмбрионов замораживалась и реализовывалась по всему Союзу, а расположенный по соседству аэропорт Домодедово позволял планировать извлечение эмбрионов в день вылета самолета и доставлять свежеполученные зародыши за тысячи километров от местонахождения коров-доноров.

К моменту распада Союза в стране было 57 центров, лабораторий и пунктов по трансплантации эмбрионов (почти при каждом племпредприятии областного подчинения). К 1991 году эмбриологам удавалось получать более 10 000 эмбрионов, делать около 5000 пересадок в год (уровень современной Бельгии) и на выходе иметь тысячи телят-трансплантатов.

Возрождение технологии эмбриотрансфера началось примерно 10–15 лет назад. Однако на данный момент процесс протекает слабо (дорогостоящее оборудование, реактивы, слабая кадровая база и др.).

in vivo VS in vitro

При методе in vivo эмбрион формируется и развивается в организме матери,  затем его извлекают вымыванием и пересаживают реципиенту. Перед получением эмбриона корову-донора гормонально стимулируют для вызывания суперовуляции.

При методе in vitro все процессы создания и формирования эмбриона идут в «пробирке», то есть вне организма матери. На стадии развития, соответствующей седьмому дню (как правило, стадия бластоцисты), эмбрион подсаживают в организм реципиента.

комментарии практиков

«Май» (Липецкая область)

Татьяна Митряхина,
главный зоотехник:

– В прошлом году в партнерстве с «Бетагран Липецк» мы осуществили «пилотный» проект по пересадке эмбрионов с генетическим молочным потенциалом 10 тыс. л/год. Реципиентами выступили различные помесные коровы черно-пестрой, симментальской и голштинской пород. Телята появятся летом 2016 года, при этом приживаемость эмбрионов неожиданно удивила: из 15 пересадок – 12 удачных стельностей.

Тем не менее я считаю, что технология эмбриотрансфера – пока еще довольно дорогой способ наращивать стадо, и экономически более эффективно купить молодняк (весом 100–120 кг) двух недель за те же деньги. Это технология больше подходит для крупных агрохолдингов, формирующих перспективное племядро.

Перспектива улучшения генофонда, безусловно, за трансплантацией эмбрионов, но только с использованием сексированного семени.

«Им. Антонова» (Самарская область)

Анатолий Канаев, директор:

– Трансплантация эмбрионов в рамках нашего агрохолдинга практикуется уже около пяти лет. За это время на свет появилось более ста животных. Сегодня в нашем хозяйстве содержится около 800 голов герефордов и около 500 молочных черно-пестрых коров. С герефордами работали по пересадке эмбрионов при использовании импортированного из Канады семени лучших быков-производителей этой породы.

Хозяйство располагает товарным стадом крупного рогатого скота, коров и телок которого было решено использовать в качестве реципиентов. По истечении девяти месяцев с момента трансплантации эмбрионов у реципиентов родились здоровые телята, ничем не отличающиеся от других, полученных по традиционной технологии искусственного осеменения. Иммунный статус у них не ниже собратьев, мясные качества соответствуют породе. Большинство из них реализованы как племенной скот, часть осталась в компании как потенциальные доноры и лишь некоторые ушли на мясо.

Сейчас на базе нашего хозяйства планируется реализовать инвестиционный проект по строительству новой молочной фермы, и увеличивать генетический потенциал молочных животных будем как раз за счет эмбриотрансфера.

Закупка импортной нетели продуктивностью около 9000 л/год обходится нашим коллегам из области не менее чем в 250 тыс. руб. за голову. Мы же, подсаживая малопродуктивным коровам эмбрион с потенциалом свыше 9 тыс. л молока в год, хотим уложиться в половину или даже меньше этой стоимости.

Так, пересадка одного эмбриона обходится хозяйству примерно в 25 тыс. руб. (донорское стадо Центра репродуктивных технологий в Сырейке). Получается, что с учетом приживаемости на уровне 55% теленок стоит примерно 50 тыc. руб. Чтобы дорастить эту телку до первого молока, придется потратить еще около 70 тыс. руб. В сумме потраченные средства будут на 50–60% ниже, чем при покупке импортной нетели такого же потенциала. При этом импортная нетель едва ли будет иметь более высокое качество.

Сейчас средняя продуктивность нашего молочного стада составляет порядка 4800 л/год, а через три года мы надеемся поднять эту планку до 6000 л/год.

Более того, полученные животные позволят нам иметь собственных доноров с высоким генетическим потенциалом и в дальнейшем снизить себестоимость эмбриона.

В Центре репродуктивных технологий, с которым мы сотрудничаем, уже практикуют работу с сексированным семенем и широко применяют подсадку двоен (когда эмбрионы подсаживают и в левый, и в правый рог матки). Правда, подбирать реципиента для двойни довольно трудно: здесь мы ведем сложную оценку состояния будущей матери согласно особенностям строения, способности выкармливания и т.д.

Я считаю, что за эмбриотрансфером будущее животноводства. Однако в настоящее время ЭТ довольно дорого обходится на начальном этапе. Успешность его развития во многом зависит от работы с сексированым семенем: это позволяет не только экономить средства хозяйства, но и четко планировать работу со стадом.

АгроХолдинг «Кубань»
(Краснодарский край)

Антон Уланов,
генеральный директор:

– В рамках реализации программы ускоренного импортозамещения племенного молочного стада методом трансплантации эмбрионов мы получили за два года 412 телят голштинской породы, из них 200 высокоудойных телочек.

С этой технологией работаем два года. На первом этапе реализации проекта в ноябре-декабре 2014 года родилось 29 телят (18 телочек). К концу 2015 года агрохолдинг получил еще 383 племенных теленка, из которых 182 телочки.

Для получения эмбрионов отобрали 361 корову голштинской породы, у которых намыли 2053 эмбриона. Часть полученных эмбрионов заморозили, остальные поэтапно в течение двух лет подсадили 1211 коровам менее продуктивной айширской породы. Всего прижилось 649 эмбрионов – 57% (средний показатель в мире – 50–53%), из них 412 были успешно выношены и рождены. Доля невынашивания от общего количества подсаженных эмбрионов составила 6%.

Таким методом за два года компания получила от одной коровы голштинской породы, задействованной в проекте, в среднем четыре теленка-трансплантата. Эти животные начнут давать молоко через два года, и ожидаемый валовый надой с одной такой коровы-первотелки превысит 9 т молока в год.

«Мясоагропром»
(Самарская область)

Григорий Протасов, заместитель директора по животноводству:

– Наше хозяйство специализируется на мясной симментальской породе, генетики которой в России практически нет. На всю страну существует единственный племзавод «Совхоз «Брединский» (Челябинская область), где можно купить высококлас­сных ценных племенных животных. Поэтому создание племядра, необходимого нам для развития, представляет собой большую проблему. Если учесть, что одна телочка дает в год одного теленка, то темпы создания маточного стада растянутся на десятилетия.

Таким образом, мы логично пришли к необходимости увеличивать генетически ценное поголовье путем эмбриотрансфера. Теперь количество потомков от одного животного в год мы можем увеличить в пять раз.

Пересадкой эмбрионов занимаемся второй год и уже получили 20 телят приплода

в прошлом году и еще около 100 голов должны родиться в скором времени. Донорами стали закупленные в «Брединском» 15 племенных телочек, а реципиентами – здоровые, помесные коровы симментальской и казахской белоголовой пород, не представляющие племенной ценности.

Благодаря тому, что донорское стадо у нас свое, стоимость эмбриона для нас составляет около 16 тыс. руб., что существенно ниже коммерческой услуги с предоставлением донора. С учетом средней приживаемости в 50% теленок обходится нам примерно в 32 тыс. руб.

Отцов – семя племенных быков – мы также выбирали сами и предоставляли в Центр репродуктивных технологий. То есть фактически мы платим только за работу по вымыванию и пересадке эмбриона.

Цель предприятия – получение статуса племзавода, и благодаря эмбриотрансферу мы увеличиваем свое племенное ядро за два года более чем на сто голов, получая высококачественных животных заданных параметров.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв