Агропрофи » Blog Archive » Когда традиции не мешают инновациям
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

Когда традиции не мешают инновациям

Анна Гришанова

Крупнейший производитель льна-долгунца в стране и лидер по поставкам льноволокна переработчикам – «Тверская агропромышленная компания» – образована из разрозненных банкротящихся хозяйств всего несколько лет назад. Несмотря на не самую благоприятную ценовую конъюнктуру на рынке льна, которая складывается в последние два года, предприятие не только остается рентабельным, но и строит планы по развитию. Диверсифицировать риски льноводческого бизнеса помогает картофельный проект.

Специализация в нагрузку к активам

История «Тверской агропромышленной компании» началась в 2010 году. Активы, сельскохозяйственные земли семи проходящих процедуру банкротства колхозов и хозяйств были собраны в одно предприятие общей площадью около 10 тыс. га. Специализация на льноводстве досталась по наследству: для хозяйств, которые образовали АПК, лен-долгунец был основной культурой. К тому же в состав компании тогда вошел и льнозавод в г. Бежецке.

– В то время заниматься льном было выгодно, экономика его росла, присутствовала вся спецтехника для выращивания и уборки этой культуры плюс имелась первичная переработка, – рассказывает гендиректор «Тверской АПК» Сергей Конаныхин. – В 2011-м, чтобы полностью выстроить вертикально интегрированный комплекс по производству льнопродукции, мы купили еще один льнозавод в Сонково.

Первым делом были сделаны инвестиции в модернизацию предприятия: докуплены современная техника, оборудование, проведен капитальный ремонт помещений, реконструированы и обновлены перерабатывающие мощности. Вложить пришлось немало, признается руководитель, приобретенный завод был просто в состоянии руин. Коллектив для новой компании формировался долго, персонал отбирали очень тщательно, так как технологии производства и переработки льна довольно сложные, и необходим высокий уровень профессионализма. Сейчас в компании трудится около 350 человек.

Пять–шесть лет назад льноводческий бизнес был интересным направлением, говорит Конаныхин. Топливо стоило 12 руб./л, электричество – 2–3 руб./кВт, дешевле обходились удобрения, агрохимия, семена. Теперь первое выросло в цене до 35 руб./л, а второе – до 5,5 руб./кВт, и, конечно, значительно подорожали остальные ресурсы, так как большая их часть импортного производства.

– Когда мы начинали, посевы льна-долгунца составляли примерно 2,2–2,5 тыс. га, в 2014-м засеяли уже 3,5 тыс. га, но в тот год цены на льноволокно обрушились до 12–18 тыс. руб./т (за короткое), и рентабельность сектора резко упала, – вспоминает руководитель. – В этом году подо льном у нас было около 3,1 тыс. га, пришлось сократить площади, чтобы не допустить убытков.

Тем не менее «Тверская АПК» по-прежнему является крупнейшим в стране производителем этой культуры и крупнейшим поставщиком льноволокна на перерабатывающие комбинаты – около 3 тыс. т в год. Общая площадь сельхозземель в компании сейчас составляет 10 тыс. га.

Особенности выращивания

По словам Конаныхина, лен-долгунец требует соблюдения всех технологий, тогда можно будет говорить о большой урожайности и хорошем качестве сырья. На одном поле культуру высевают не чаще, чем через четыре–пять лет. Бессменные и повторные посевы льна-долгунца недопустимы. Концентрация его в севообороте не должна превышать 15%.

– На мой взгляд, Нечерноземье должно специализироваться на выращивании льна-долгунца. Для старорусских регионов, таких как Тверская, Костромская, Ярославская, Ивановская области, это государствообразующая культура. Земля у нас бедная, климатические условия неустойчивые. Пшеница часто не вызревает, а риски и себестоимость таковы, что выращивать ее на значительных площадях неразумно, – рассуждает руководитель. – А лен как раз позволяет работать на больших площадях и не давать им зарастать. Кроме того, один человек, работающий на этой культуре в поле, дает с десяток рабочих мест в промышленности.

По данным Росстата, в 1990-х годах Тверская область была лидером по посевам льна-долгунца в стране – более 100 тыс. га. Регион и сейчас остается крупнейшим производителем культуры, но его посевы сократились почти в 15 раз – до 7,4 тыс. га в 2015 году. Половина из них сосредоточена в «Тверской АПК».

Для формирования высоких урожаев льна-долгунца требуются хорошо окультуренные почвы, обладающие достаточной влагоемкостью и водопроницаемостью. Одним из основных факторов получения хорошей урожайности является тщательный учет почвенных условий: оптимальные показатели почвы гарантируют получение не менее 50% от планового показателя сбора с гектара. Основными критериями определения степени пригодности почв для возделывания льна являются их гранулометрический состав, подстилающие породы, степени увлажнения, эродированности, кислотности, содержание фосфора, калия и гумуса. Оптимальный показатель кислотности для возделывания льна составляет 5,6–5,8 рН, допустимый интервал кислотности – от 5,1 до 6,2 рН. Содержание подвижных фосфора и калия в почве должно быть не менее 150–180 мг/кг, гумуса – не менее 1,8–2,0%. Для формирования 1 т волокна лен в среднем потребляет 58 кг азота, 23 кг фосфора и 73 кг калия. Система удобрения культуры, как правило, трехчленная, включающая основное (допосевное) внесение удобрений, припосевное (фосфор) и подкормку (микроэлементы). Органические удобрения непосредственно под лен не вносят, а применяют под предшественники (за три–четыре года до посева льна), чтобы не допустить неравномерности его созревания. В компании предшественниками являются пшеница, картофель и многолетние травы.

«Тверская АПК» благодаря высокому уровню земледелия, современной технологии получает «самую лучшую в России» урожайность, утверждает Сергей Конаныхин, – 1,1 т льноволокна с гектара. В среднем по России этот показатель составляет 0,8 т/га.

– Мы засеваем качественные голландские семена сорта Мерелин. Остановились на нем практически сразу. В первые годы пробовали засевать также российские сорта, но они не гарантировали нам нужных качества и урожайности при наших почвенно-климатических условиях. А Мерелин для территории Тверской области подходит оптимально и дает максимальный выход длинного волокна, – рассказывает он.

По данным федерального агентства по производству и первичной переработке льна и конопли «Лен», сорт Мерелин – второй по популярности среди российских сельхозпроизводителей. В среднем им занято около 10% от общей посевной площади.

Для достижения высоких показателей производства в «Тверской АПК» также используют зарубежную агрохимию, удобрения, современную российскую и бельгийскую специализированную технику (теребилки и оборачиватели компаний Union и «Бежецксельмаш»).

– У нас внедрена раздельная уборка льна, которая на 60% механизирована, – уточняет Сергей Конаныхин.

Лен в целом очень затратная культура. Например, чтобы вырастить зерновые, по полю нужно проехать четыре–шесть раз, а по полю со льном – 12–16 раз! В отличие от технологии выращивания той же пшеницы (вспашка – культивация – посев), лен-долгунец требует более тщательной подготовки почвы. Необходимо дополнительно делать два–три следа культивации, прикатывание почвы для выравнивания, уплотнение и влагозадержание. Внесение удобрений производится перед посевом. Борьба с сорняками и вредителями стандартна для растениеводства и проводится в зависимости от фазы развития растения. Сбор урожая начинается в фазе ранней желтой спелости – теребление льна. Дальше следует вылежка льна на августовских росах с оборачиванием (иногда до трех раз) для достижения созревания льноволокон в льнотресте. Уборка идет при достижении контрольной влажности тресты не выше 19% до первого снега. После урожай сразу поступает на переработку.

По оценке агентства «Лен», затраты на выращивание льна-долгунца в зависимости от технологии возделывания составляют 18–25 тыс. руб./га.

Переработка многогранна

Вертикальная интеграция «Тверской АПК» – выращивание и первичная переработка – позволяют получать дополнительный экономический эффект. Выращенная в поле треста поступает на льнозаводы компании, где из нее делают длинное и короткое волокно. Первое отгружается на льнокомбинаты. Там из него производят полотно, которое потом используется для производства одежды, бытового текстиля. По словам Конаныхина, 90% льняного текстиля, который продает в России компания IKEA, сделано из льна «Тверской АПК».

Льноволокно имеет уникальные потребительские свойства: оно высокогигроскопично, хорошо впитывает капельную влагу и быстро ее отдает, высыхает. На льняных волокнах не образуются заряды статического электричества, а степень полимеризации целлюлозы льна в два–три раза выше, чем у хлопка, поэтому он гораздо прочнее, более стоек к разрушению на свету и выносит большее количество стирок. В процессе носки он не желтеет и не стареет, а только становится белее и приятнее. Кроме того, лен обладает бактерицидными свойствами.

Чтобы получать добавленную стоимость на коротком волокне, «Тверская АПК» освоила его вторичную переработку: установила на Бежецком льнозаводе линию по производству нетканого волокна. Теперь компания может выпускать технические ткани, например, брезент, продукцию для строительства, паклю в тюках или ленте, межвенцовый утеплитель, используемый в деревянном домостроении, сантехнический лен. Так, один из покупателей утеплителя предприятия под торговой маркой «Бежецкий лен» – сеть гипермаркетов OBI.

Но в последние два года на рынке сформировалась довольно необычная тенденция. После провала цен на льноволокно в 2014-м короткое в этом году подорожало в среднем до 35 тыс. руб./т (за короткое), а за длинное давали до 80–100 тыс. руб./т. При этом стоимость продукции, производимой из льноволокна, практически не увеличилась.

– В этих условиях перерабатывать лен или отправлять его на льнокомбинаты стало невыгодно. Гораздо прибыльнее продавать его на экспорт, – утверждает Конаныхин. – Впрочем, это не чисто российская тенденция. Другие страны-производители льна-долгунца – Белоруссия, Бельгия, Голландия, Франция – также стали больше экспортировать сырье. А покупатель у всех один – Китай. Получается, что мы отдаем ему добавленную стоимость, которую могли бы оставлять в стране: китайцы делают из нашего льна ткани, одежду, домашний текстиль и продают по всему миру.

Кроме того, на Бежецком льнозаводе установлено современное оборудование по переработке костры – отходов производства. Теперь из нее получают газ и дизельное топливо. Газ используется для получения электроэнергии, которой практически хватает для работы завода в автономном режиме.

По оценке агентства «Лен», с учетом средней урожайности 9,5 ц/га и того, что на производство 1 т волокна необходимо 3 т тресты, условную себестоимость первого можно оценить примерно в 40–60 тыс. руб./т (включая затраты на выращивание). При таких затратах и ценах ниже 20 тыс. руб./т за короткое волокно даже с господдержкой трудно работать с положительной рентабельностью. Аналитики агентства полагают, что сейчас рентабельность производства льна без субсидий в среднем колеблется от плюс 5 до минус 10%. Соблюдение всех технологий выращивания и переработки с учетом субсидий может увеличить этот показатель до 16–18%.

– Льноводство всегда было дотационной отраслью, регионы, которые отказались от активной поддержки сектора (Ивановская, Костромская, Вологодская, Псковская и другие области), сейчас демонстрируют значительное сокращение посевных площадей, – говорит Конаныхин. – В Тверской области производители льна получают около 10 тыс. руб./га федеральных и областных субсидий, что позволяет жить и развиваться многим районам Тверской области с преимущественно сельским населением.

Добавили картофель

Чтобы уйти от монокультуры, диверсифицировать риски льноводства, в 2012 году «Тверская АПК» реализовала крупный картофельный проект. Сейчас картофелем в компании занято порядка 560 га. Построено современное хранилище на 10 тыс. т с цехом переработки. Такие объемы позволяют компании входить в тройку крупнейших производителей этой культуры в регионе, утверждает Конаныхин.

– Мы рассчитывали, что картофель будет в противофазе льну и повысит эффективность компании в целом. Когда специализируешься только на одной культуре, слишком высок риск неполучения прибыли вообще, если, например, из-за плохой погоды будет неурожай, – говорит руководитель. – Кроме того, часть техники, которую мы задействуем в льноводстве, можно использовать и на картофеле.

Выбору направления способствовало и само расположение хозяйства – между Москвой и Санкт-Петербургом – двумя крупнейшими потребительскими рынками страны,
с которыми сейчас компания и работает. Также продукция поставляется по всей территории Тверской области, а в прошлом году были отгрузки в Сочи.

Ежегодно компания производит от 8 до 12 тыс. т картофеля сортов Гала, Удача, Розара, Невский, Дезире и др. Урожай калибруется и фасуется в сетки от 1 до 25 кг. Хранилище предприятия не имеет холодильника, но технология позволяет хранить урожай до наступления плюсовых температур весной, как правило, до апреля. Линию по мойке решили не устанавливать. Конаныхин считает, что инвестиции в нее оправданны, когда мощности расположены в непосредственной близости к большим городам, прямому потребителю, так как срок реализации мытого картофеля ограничен. Хотя в перспективе руководитель не исключает такие вложения.

– Картофелеводство позволяет аграриям неплохо зарабатывать, но, к сожалению, часто свои коррективы в ценообразование вносит импортная продукция, – отмечает Конаныхин. – Доходность отрасли зависит, например, от того, насколько мы дружим или не дружим с Египтом. Поставки их картофеля на наш рынок обрушивают цены, особенно ближе к весне.

В октябре картофель стоил 8–9 руб./кг, что, по словам руководителя, не полностью покрывает затраты предприятия на производство. Но с учетом того, что у компании есть собственные мощности по хранению, урожай будет реализовываться постепенно. К зиме картофель обычно дорожает, тогда его продажи становятся вполне рентабельными.

Руководитель готов осваивать и другие направления. Например, есть желание заняться молочным животноводством. Сейчас в хозяйстве имеется около 50 голов КРС ярославской породы – на привязно-выгульном методе содержания. Небольшое стадо дает возможность понять особенности направления, позволяет посмотреть экономику будущего проекта. По подсчетам Конаныхина, окупаемость молочного проекта без господдержки будет не менее 15 лет, при таких сроках и существующих рисках вкладываться в строительство нового комплекса не имеет смысла, считает он.

– Если в нашем регионе будет принята программа модернизации животноводства, разработана система эффективной господдержки с субсидированием ставок, что позволит сократить сроки окупаемости до пяти–семи лет, мы войдем в такой проект, – уверен он. – Конечно, для получения добавленной стоимости не стоит ограничиваться только фермами, лучше сразу строить и собственную переработку.

Также в планах у «Тверской АПК» модернизация льняного производства. Интересными видятся и инвестиции в более глубокую переработку картофеля. По словам Конаныхина, культура дает довольно большой процент отходов, которые надо выводить или в хлопья, или в крахмал.

НЕМНОГО СТАТИСТИКИ

По данным Росстата, в 1990 году льном-долгунцом в России было занято почти 420 тыс. га, а его урожай в 1991-м превысил 100 тыс. т. После этих рекордов производство пошло на спад. В последние пять лет посевы стабилизировалась на уровне 50–55 тыс. га. То же самое происходит с урожаем, который с 2011 по 2015 год колебался в диапазоне 40–45 тыс. т. Хотя в начале прошлого века Россия была мировым лидером по производству этой агрокультуры – в 1913 году валовой сбор составил 276 тыс. т – и ведущим экспортером.

ПРИМЕНЕНИЕ

Из льноволокна изготовляют широкий ассортимент бытовых и технических тканей – от тонкого батиста и кружев до брезента и пожарных рукавов. Из всех видов растительного волокна лен содержит наибольшее количество целлюлозы. Из него производят тончайшие хирургические нити, а также волокнистые нетканые материалы, такие как медицинская вата и перевязочные средства, по качеству не уступающие изделиям из хлопка. Льняная костра используется для изготовления мебели, технического этилового спирта, упаковочной тары, бумаги, картона и др. Еще одно из направлений, которое в России пока не развито, – применение льна-долгунца в оборонной промышленности. Из него можно производить твердое топливо и порох для метательных зарядов. Сейчас для их производства используют хлопковую целлюлозу.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв