Агропрофи » Blog Archive » Американские инвестиции на тамбовской земле
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

Американские инвестиции на тамбовской земле

Анна Гришанова

Джон Хаскелл работает в России более двадцати лет. Начав с портфельных инвестиций в компании нефтегазового сектора в середине 1990-х, к концу 2000‑х инвестор переключился на сельское хозяйство. Направление производства предопределили дотации местных властей на покупку скота. С тех пор стадо мясного КРС «Бондарской сельскохозяйственной компании» выросло в 10 раз. Новичок в АПК смог не только освоить новый для себя бизнес, но и сделал его эффективным. В развитие предприятия инвестор уже вложил более 60 млн руб. собственных средств.

Пришел из нефти и газа

Впервые в Россию Джон Хаскелл, который ныне является владельцем и гендиректором «Бондарской сельскохозяйственной компании», приехал в 1996 году из США. Изначально его бизнес никак не был связан с сельским хозяйством, а представлял собой инвестиционный фонд, в основном работающий на рынках нефти и газа.

– Моими партнерами были инвесторы из Нью-Йорка, в то время они реализовали один интересный проект в Гонконге, и у нас появилась идея повторить этот успех в России, – вспоминает Хаскелл. – Кризис 1998 года спутал наши планы на быстрое развитие в стране, но мы продолжали работать здесь в течение 10 лет. Целью фонда стал поиск компаний второго эшелона, которые не были широко известны, но, по идее, могли бы быть недооценены на рынке. Мы владели акциями таких компаний, как «Титан», ВСМПО (Свердловская область), «ГАЗ», «Северсталь», позже «ЮКОС» и «Норильский никель».

На агротему, а точнее, земельные активы, американский инвестфонд обратил внимание после подписания в 2002 году Закона об «Обороте земель сельскохозяйственного назначения». Появилась возможность купить несколько тысяч гектаров на востоке Тамбовской области, что и было сделано. Однако вскоре было принято решение избавиться от акций российских компаний, так как рынок к тому времени позволял выгодно их продать. Хотели ликвидировать и агробизнес, но Хаскелл и партнеры нашли других инвесторов из Нью-Йорка, которые решили попробовать себя в сельском хозяйстве. Те продержались в России недолго: столкнувшись с рядом юридических проблем, по оформлению земли в том числе, они фактически бросили компанию в 2008 году. Тогда за дело взялся Хаскелл.

– В каком-то смысле это был мой проект. Именно у меня еще в 2002 году возникла идея, что земля в России является недооцененным активом и инвестировать в нее будет экономически эффективно, – рассказывает он. – К тому же к 2009 году, после ликвидации фонда, у меня не было никакого другого бизнеса, а в этот период без разницы, что в России, что в США, было очень сложно найти другую работу. Я знал историю этих активов и надеялся заработать. К тому же я уже пережил кризис 1998 года и знал, что все эти непростые экономические ситуации хотя и очень неприятные, но когда-то заканчиваются. И если вы сможете пережить эти неприятные полгода-год, рыночная конъюнктура станет лучше. В общем-то, так и получилось. После решения всех юридических вопросов с землей была основана «Бондарская сельскохозяйственная компания».

Начинать было непросто

В 2010–2011 годы новому инвестору, да еще иностранному, привлечь банковское финансирование на развитие проекта в сельском хозяйстве было практически нереально, рассказывает руководитель. Но просто «сидеть» на землях и ждать улучшения ситуации было невозможно, местная администрация этого не позволила бы. Как раз в то время в Тамбовской области были хорошие дотации на приобретение скота, что, в общем-то, и предопределило направление бизнеса хозяйства Хаскелла.

– Если бы не было этих дотаций, то скорее всего я бы продал эту землю. Теперь спустя время я вижу – это был правильный выбор: если у вас есть массив земли в Центральном Черноземье, то самый экономичный вариант – заняться мясным скотоводством. Это требует гораздо меньше вложений, чем растениеводство, молочное животноводство или свиноводство, – считает бизнесмен. – Например, чтобы заниматься выращиванием сельскохозяйственных культур в ЦЧР, вам потребуется около 1 тыс. евро на каждый гектар. То есть изначально на мои площади мне пришлось бы вложить примерно 5 млн евро – это в покупку минеральных удобрений, оборудования, техники и т.д. плюс был бы необходим какой-то денежный резерв, если, не дай бог, первый год станет неприбыльным. У меня не было возможности привлечь такие средства, да и уверенности, что каждый четвертый-пятый год не будет погодных аномалий, которые будут оставлять меня с убытками, как часто бывает в этом регионе, тоже.

По мнению Джона Хаскелла, мясное скотоводство – идеальный вариант для отдельных регионов страны. В Тамбовской области качество земель во многих районах позволяет эффективно заниматься растениеводством. А вот в значительной части Пензенской и Ульяновской областей вырастить что-то с прибылью довольно трудно. Бизнесмен убедился в этом на собственном опыте. Четыре года назад у него также было небольшое хозяйство с 3 тыс. га в Нижнеломовском районе Пензенской области.

– На тот момент просто не хватало оборотных средств, чтобы развивать бизнес в двух регионах, мы были вынуждены продать земли местной администрации за 4 тыс. руб./га, – делится Хаскелл. – Это просто копейки, однако цена формируется, основываясь на спросе: в этом районе очень трудно выращивать какие-либо культуры, отсюда и такая стоимость. Но мы все-таки начали работать и в Пензе, с 2015 года у нас там еще одно животноводческое отделение, только теперь в Никольском районе.

На разработку бизнес-плана, консультации со специалистами, поиск хорошего скота по выгодной цене потребовалось около года. Главным консультантом был Уолтер Швайтцер из Монтаны, США, который разводит ангусов больше 20 лет и работал консультантом в Калуге в 2010–2013 годах.

Гендиректором компании Джон Хаскелл стал в 2012 году, а первая партия животных была закуплена в марте 2013-го. Первые 120 голов бизнесмен приобрел в Пензенской области у фермера, который несколько лет занимался скрещением ангусов и КРС калмыцкой породы. Еще 100 чистопородных калмыков приехали из Ростовской области. По его словам, купить качественный мясной скот в России – большая проблема. Но он убежден, что только животные, рожденные внутри страны, могут сделать бизнес эффективным.

– Если кто-то скажет, что в России невозможно найти высокопродуктивных молочных коров и их надо завозить из-за рубежа, наверное, я соглашусь. Но если говорить о мясных породах, не представляю, как вы можете быть конкурентны в коммерческом производстве говядины, если у вас импортный скот, – говорит бизнесмен. – Да, животных нужно поискать, но оно того стоит, начальные затраты будут на порядок меньше.

Когда Хаскелл занимался поиском первого скота для покупки в 2013 году, ему поступали предложения из разных стран. В частности, был вариант приобрести ангусов в Венгрии (которая не славится ни количеством, ни качеством мясного КРС) по 2,5 тыс. евро за голову. А он купил калмыцкую породу в Ростовской области по 75 руб./кг, и при этом 65 руб./кг были возвращены инвестору в виде дотаций из местного бюджета. То есть за одного бычка Джон Хаскелл заплатил около 3 тыс. руб. Выгода очевидна: с учетом господдержки российский скот был в десять раз дешевле, чем импортный.

– К тому же не факт, что в другой стране, где-нибудь в Северной Америке, вы купите самые лучшие образцы. Известны случаи, когда для поставок в Россию за границей отбирали самых некачественных животных. Предъявить претензии продавцу, который находится от вас за десятки тысяч километров, все-таки сложнее, чем тому, кто работает в соседнем регионе. Приобретая бычков внутри России, всегда можно лично поехать и выбрать животных, да и просто проверить репутацию продавца, – обращает внимание инвестор. – Если бы кто-то у меня спросил, каков главный фактор успеха нашего хозяйства, я бы так и сказал – то, что мы приняли решение работать именно с местным скотом. Конечно, можно купить семя от лучших быков мира и таким образом повышать качество имеющегося поголовья: начать с чего-нибудь недорогого и думать, как его улучшить, всегда выгоднее, чем вложить большие средства, а затем исправлять ошибки.

Зарабатывать получается

Сейчас в хозяйстве содержится уже 2 тыс. голов КРС, по 1 тыс. в Тамбовской и Пензенской областях. Животные круглый год находятся на открытом воздухе. Есть и капитальные помещения, где в разных блоках при необходимости размещаются больные животные и коровы с телятами. Производственный процесс выстроен так, чтобы отелы проходили в период с середины апреля до середины июля. Когда нет минусовых температур, коровы в процессе родов могут обходиться без поддержки человека, что тоже значительно сокращает потребность строительства помещений. Иначе первоначальные затраты инвестора были бы гораздо выше.

Убой скота в компании пока не организован. Необходимость строительства таких мощностей возникнет, если стадо разрастется до 10 тыс. голов, считает Джон Хаскелл. Для его компании этот рубеж достижим только в 5–7-летней перспективе. Пока же эффективнее реализовывать скот в живом весе. Даже в этом случае компания зарабатывает и получает средства для развития.

– Например, в тамбовском отделении в этом году мы продадим 100 быков. При реализации по 120 руб./кг живого веса общая выручка составит около 6 млн руб. Все наши расходы в Тамбове за 12 месяцев, не включая строительство дополнительного ангара (инвестиции составили около 2 млн руб.), были чуть меньше. Таким образом, только продажи бычков закрывают все наши текущие расходы, – рассказывает руководитель. – А еще есть около 100 нетелей, которых мы можем продать и заработать примерно такую же сумму – это уже наша прибыль. Правда, сейчас я пока стараюсь их не реализовывать, мы постепенно расширяем материнское стадо.

В прошлом году весь скот у компании купил предприниматель Николай Мельбард, который имеет собственный интернет-магазин по продажам элитного мяса. Два года назад быки были реализованы на бойню в Раменском районе Московской области. А в этом Хаскелл может дойти со своей продукцией до Сахалина: бизнесмен рассчитывает заключить контракт с компанией, которая занимается продажами мяса на восток страны. Убой на контрактной основе – сейчас идеальное решение для бизнеса. Не надо ничего строить, контролировать, а просто платить за услугу. Это в России чаще принято все делать самим, в других странах каждый занимается своим делом: один выращивает скот, другой забивает его, третий занимается кормами.

Также инвестор постоянно мониторит возможности выхода в ресторанный сегмент. Говядина, получаемая от его животных, качественная, экологически чистая и вполне сможет конкурировать с крупнейшими игроками рынка «Мираторгом» и «Заречным», уверен бизнесмен.

– Если вы хотите продать свое мясо в живом весе, то вы без проблем найдете много разных покупателей, это не требует особых усилий или связей. И в Тамбовской, и в Пензенской областях работает много мясокомбинатов, готовых к сотрудничеству. Но если у производителя есть амбиции, а они оправданны, так как стейки из качественной говядины – все-таки премиальный продукт, то нужно постараться выйти на рестораны, – рассуждает Хаскелл. – Объем у нас еще не самый большой, и есть высокая конкуренция с лидерами сектора. Но в то же время Россия продолжает импортировать достаточный объем стейков. И, мне кажется, это наш билет. У нас такие же генетика, пастбища, корма, как в Новой Зеландии или Уругвае, мы можем произвести мясо не хуже, чем в этих странах, и мы гораздо ближе к потребителю. Уверен, мы найдем какое-то решение этой проблемы.

Общая площадь земли в двух отделениях компании сейчас составляет около 10 тыс. га. В основном это естественные пастбища, многолетние травы и около 500 га фуражных культур для собственного потребления. Начинать производство пришлось на заброшенных землях, в первый год это были не пастбища, а просто бурьян, вспоминает руководитель. Но в целом в Тамбовской области это плодородная земля с неплохим потенциалом.

– Хорошая культура – овес. Для ввода земли в оборот мы обычно сеем его вместе с эспарцетом. В первый год овес подавляет все сорняки, его можно убрать на зерно или сено, а уже на второй год у вас будет отличное пастбище эспарцета, – делится опытом Джон Хаскелл.

Своего комбайна у компании пока нет, под имеющиеся объемы выгоднее привлекать на день-два машину со стороны. В будущем бизнесмен не исключает покупки собственного комбайна, хотя это и большие затраты. Парк техники сейчас состоит из сеялки и семи пресс-подборщиков: один б/у John Deere и шесть новых, белорусского производителя.

– В прошлом году в Пензенской области мы удачно попали под программу господдержки покупки техники. 40% стоимости нам вернули – это было просто отлично! – доволен инвестор.

О планах и особенностях российского бизнеса

По итогам 2017 года общее поголовье КРС в компании должно достигнуть как минимум 3 тыс. голов. Скоро будут отелы у 600 нетелей в Пензенской области и у 400 в Тамбовской. Также Джон Хаскелл рассчитывает докупить около сотни животных. В его планах открытие отделения в Ульяновской области. Бизнесмен хочет взять в аренду 4 тыс. га на западе региона, но пока проект находится на стадии переговоров. Хотя в области есть достаточно много естественных пастбищ по выгодным ценам, да и местная администрация заинтересована в увеличении поголовья и настроена на сотрудничество, знает он.

В развитие бизнеса Хаскелл вложил уже около 60 млн руб. (без учета стоимости земли, но включая дотации) собственных средств. На сегодняшний день цель бизнесмена – чтобы текущие расходы как минимум равнялись размеру текущей выручки. На данном этапе развитие проекта заключается в расширении материнского стада. К 2020 году оно должно увеличиться до 2,5 тыс. коров (1,2 тыс. в 2016-м). Максимальный рост поголовья – около 30% в год.

В России мясное скотоводство неоправданно считается не самым привлекательным бизнесом. В стране существует много искаженных идей среди фермеров насчет этой отрасли, считает бизнесмен. Да и вообще основная масса фермеров видит только два типа земли: та, где можно выращивать озимую пшеницу, и та, которая ничего не стоит, потому что вести земледелие на ней слишком рискованно.

– Да, действительно, например, в Ульяновской и на востоке Пензенской области трудно эффективно заниматься растениеводством, в результате мы видим много заброшенных сельскохозяйственных земель. Но при желании и не самых больших вложениях их вполне можно превратить в неплохой заработок, – уверен Хаскелл.

По его мнению, самая большая проблема для любых инвесторов в сельское хозяйство России – отсутствие финансирования. Во всем мире банкиры полагают, если компания владеет какой-то землей, значит, она имеет очень надежный залог. В России же это считается очень рисковым делом. Инвестору все пришлось делать за счет собственных средств, что однозначно затормозило развитие проекта, признает он.

– Когда смотришь на десятикратный рост нашего поголовья, не думаешь, что мы сталкивались с какими-то сложностями. Но на самом деле несколько раз в течение этих четырех лет у нас чуть не заканчивались деньги, хорошо, что каждый раз удавалось найти какое-то решение. Сейчас проект уже финансирует себя сам, – говорит Джон Хаскелл.

Всего в «Бондарской сельскохозяйственной компании» на сегодняшний день работает около 30 человек. В Тамбове – немного больше, чем в Пензе, так как именно там сосредоточено основное кормопроизводство. Сам бизнесмен сейчас постоянно живет в России и регулярно находится в разъездах между двумя регионам. Впрочем, хозяйства сейчас уже достаточно развиты, все бизнес-процессы налажены и не требуют постоянного присутствия руководителя. В среднем он посещает хозяйства раз в месяц. В этом году в Тамбовской области будет открыто еще одно отделение в Моршанском районе, которое на первом этапе потребует большего внимания и контроля.

Администрация обоих регионов, безусловно, ценит иностранного инвестора. Субсидии, полученные компанией, могут служить тому подтверждением. Кроме того, пензенские власти уже попросили Хаскелла провести семинар для производителей области и соседних регионов, на котором он будет рассказывать об устройстве своего бизнеса, особенностях технологии и других профессиональных тонкостях.

Производство говядины пока не растет

По данным информационно-аналитического агентства «ИМИТ», на 1 января 2017 года поголовье крупного рогатого скота во всех категориях хозяйств составило 18,7 млн голов, что на 1,6%, или на 305 тыс., ниже, чем на аналогичную дату прошлого года. Сокращение численности КРС отмечается везде, кроме ЦФО (+0,4%; +12,3 тыс. голов) и СЗФО (+1,1%; +7,4 тыс. голов). В остальных округах поголовье заметно уменьшилось.

В сельхозорганизациях, где содержится 44,7% КРС, численность животных за прошедший год снизилось на 1,2% (на 98,8 тыс. голов), до 8,3 млн. А вот КФХ, где содержится порядка 12,4% КРС, в нашей стране, напротив, нарастили численность животных на 3,4%, или на 76,3 тыс. голов.

По подсчетам «ИМИТ», совокупный объем производства говядины в России во всех категориях хозяйств России в январе–декабре 2016 года составил 1,6 млн т в убойном весе, что на 1,6%, или 25,8 тыс. т, меньше, чем было произведено за 2015-й. Выпуск говядины за этот период смогли нарастить только ЦФО (+2,6%; +6,8 тыс. т), СЗФО (+0,4%; +0,2 тыс. т) и ЮФО (+2,7%; +6,2 тыс. т). В остальных округах отмечается снижение производственных показателей в пределах 5%.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв