Агропрофи » Blog Archive » Предпосевные хлопоты
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

Предпосевные хлопоты

Ольга Жукова

От того, насколько качественные семена используются для посева, напрямую зависит урожайность любой культуры. Не исключением является и озимая пшеница. Как подсчитали специалисты, благодаря использованию хорошо подготовленного высококачественного семенного материала можно рассчитывать на прибавку в среднем 15–20%. Однако далеко не все сельхозпроизводители осознают важность этого фактора и высевают семена низких репродукций, экономя при этом на протравливании и послеуборочной доработке, чего делать ни в коем случае не стоит.

МЕНЬШЕ СЕЕШЬ – ДАЛЬШЕ БУДЕШЬ

Казалось бы, что нового можно сказать о подготовке семян озимой пшеницы к посеву, ведь любой агроном знает все этапы и правила их проведения назубок. Однако эксперты с сожалением констатируют, что качество посевного материала зерновых культур в нашей стране по большей части оставляет желать лучшего.

Причин этому много: от несоблюдения технологических процессов до банальной экономии. Безусловно, сельхозпроизводителей можно понять, особенно в текущем сезоне, когда цены на зерно рухнули, а на то же топливо продолжают расти. Но экономия должна быть экономной, а использование некачественного посевного материала всегда влечет за собой увеличение нормы высева как минимум на 30%, не говоря уже о неравномерных всходах и прочих негативных последствиях.

– Раньше, во времена СССР, когда техника и технологии были несовершенны, а семена имели низкие посевные качества, рекомендовали высевать до 6–6,5 млн семян пшеницы на гектар, – рассказывает консультант компании «Амазоне», доктор Виктор Буксманн. – Однако сегодня, если предприятие хочет получать достойные урожаи, от этой практики необходимо отказываться.

Такой же точки зрения придерживается и главный агроном «Агрофирмы «Прогресс» (Краснодарский край) Эдуард Игольницын.

– Чтобы понять, насколько в хозяйстве развита культура земледелия, достаточно спросить, есть ли в нем семенные участки и скакой нормой производится посев. У хороших предприятий эта норма будет как минимум в три раза отличаться от таковой у товарного зерна. Мы высеваем у себя 3 млн семян на 1 га и считаем, что нет смысла в увеличении нормы в посевах товарного зерна, когда есть возможность получать высокие урожаи на семенных участках, где норма высева 1,5–2 млн семян на га, – говорит он.

В качестве примера главный агроном «Агрофирмы «Прогресс» приводит опыт фермеров из Западной Германии, которые сеют всего 1,5 млн семян на 1 га. Для них 150 шт./м2 – это стандарт, тогда как в России рекомендации – 500 шт./м2. Правда, и климат в этой части Германии помягче, уточняет Эдуард Игольницын.

Чтобы настолько снизить посевную норму, по его словам, нужно иметь высококачественные, хорошо подготовленные семена (качественно очищенные и протравленные), хорошо подготовленную почву и благоприятные погодные условия. Если же один из этих факторов выпадает, норму высева придется неизбежно увеличивать.

ПОСЛЕ УБОРКИ НЕ ЭКОНОМИТЬ!

На погоду сельхозпроизводители, к сожалению, повлиять не могут, зато справиться с первыми двумя условиями им вполне под силу. Как известно, качество семян формируется в поле. Однако не менее важную роль в получении высококачественного посевного материала играет предпосевная подготовка, включающая такие операции, как сушка, очистка, сортировка, протравливание.

При использовании современной и правильно настроенной зерноуборочной техники на чистых, не засоренных полях технологически возможно максимальное удаление из зерновой массы легкой органической примеси (половы, соломистых частиц) и снижение до минимума содержания дробленых, битых зерен.

Но какие бы чистые ни были поля и как хорошо ни настроен комбайн, зерно, предназначенное на семенные цели, после уборки в обязательном порядке сначала подлежит очистке и, если необходимо, сушке.

При этом Александр Найденов, менеджер инновационных проектов компании «Байер», с сожалением констатирует, что зачастую наши сельхозпроизводители халатно подходят к организации послеуборочной доработки зерна, предпочитая инвестировать средства в самоходную технику, тогда как в товарные и семенные линии вкладывать деньги никто не хочет. Согласно его наблюдениям, некоторые предприятия используют машины, закупленные еще с советских времен.

Неудивительно, что техника в составе таких зерноочистительных линий часто ломается, не соответствует современным стандартам качества и не поддерживает многие современные технологические процессы, в итоге снижается производительность всего комплекса, ухудшается качество очистки, увеличиваются потери. Такой подход не приветствуется специалистами при производстве товарного зерна, не говоря уже о семенах.

– Конечно, предприятия стараются поддерживать оборудование в хорошем состоянии, однако с технологической точки зрения оно давно устарело. Гораздо более эффективной и перспективной будет установка современной семенной линии, причем необязательно с техникой зарубежного производства: вполне можно приобрести и российские аналоги, которые позволят решить 50% существующих проблем. Но все-таки лучше не экономить на данном типе оборудования, а выбрать лучшие технологические решения среди известных мировых производителей и закрыть вопрос на ближайшие десятилетия.

Хотя и такой вариант, по мнению аграриев, на сегодняшний день обходится неподъемно дорого.

– Безусловно, организация комплекса послеуборочной доработки – это очень капиталоемкий процесс, – не отрицает Людмила Крышкова, главный технолог компании «Петкус Руссланд». – Лишь немногие предприятия могут позволить себе все и сразу. Но те хозяйства, которые осознают всю важность этой технологической цепочки и не имеют возможности вложить большую сумму, строят поэтапно: в первый год вводят приемную часть с сушкой, затем добавляют семенную очистку, протравливание, а впоследствии пристраивают силоса. И такой подход очень хорошо себя зарекомендовал, так как позволяет предприятию двигаться в нужном направлении без колоссальных затрат на первоначальном этапе.

Также, по ее мнению, при недостатке финансовых средств нет смысла в замене одной машины на более современную и мощную, надеясь таким образом решить все проблемы. Вместо этого целесообразнее установить модель с меньшей производительностью и поменять подъемно-транспортное оборудование, что особенно актуально, если предприятие помимо зерновых занимается производством бобовых.

– В отличие от тех же зерновых для бобовых – сои, гороха, нута – тихоходные, щадящие нории жизненно необходимы, так как эти культуры не терпят жесткого перемещения, – напоминает Людмила Крышкова. – Таким образом, мы избегаем того, что дорогие семена превращаются в фураж.

К сожалению, согласно наблюдениям Александра Найденова и Людмилы Крышковой, наши сельхозпроизводители не всегда соблюдают технологию.

Александр Найденов, также акцентирует внимание на самой главной, на его взгляд, проблеме в сфере предпосевной подготовки семян – пыли. Отсутствие профессиональных аспирационных систем в цикле транспортировки, очистки и обработки посевного материала приводит к высокой пыльности семян, подвергая риску здоровье людей, и снижению эффективности технологических процессов.

– Все это в результате отдаляет сельхозпроизводителей от заветной цели – раскрыть генетический потенциал семян и получить максимальные урожаи, – заключает он.

КЛАССИКА И НОУ-ХАУ

Примечательно, но многие специалисты говорят о том, что в большинстве случаев строительство комплексов послеуборочной доработки «с нуля» предпочтительнее их модернизации, поскольку в этом случае можно увеличить высоту несущей арматуры крыши, повысить прочность металлоконструкций и тогда закупить более современное и производительное оборудование, чья масса и размеры, как правило, больше предыдущих моделей.

Так, если говорить о среднестатистических зерносеющих хозяйствах, то в семенную линию Людмила Крышкова рекомендует включить предварительный очиститель, триерный блок и пневмостол, а также сушилку, если в ней есть надобность. Причем она отмечает, что сельхозпроизводители стали уделять повышенное внимание тому, чтобы на этапе предварительной очистки, до сушки, максимально убрать семена сорняков во избежание лишних затрат на энергоносители, а сушку осуществлять бережно, с соблюдением заданной температуры.

На сегодняшний день существуют и универсальные агрегаты, сочетающие в себе все три вида очистки – предварительную, первичную и вторичную (семенную). Однако, по наблюдениям экспертов, как и любая другая многофункциональная техника, они выполняют свои функции хуже, чем отдельная машина. Кроме того, в случае ее поломки очистительные работы полностью останавливаются, тогда как в составе линии можно обойтись ремонтом или заменой только машины, которая выполняет конкретную функцию, а это обходится существенно дешевле. Еще один минус «универсалов» заключается в их больших размерах. Что касается цены, то стоят такие машины при сопоставимой производительности столько же или даже дороже.

Для семенных предприятий, которые помимо зерновых всерьез намерены заниматься, например, соей или кукурузой, Людмила Крышкова советует задуматься о покупке фотосепаратора (у Petkus это OptoSelector 901). В основе работы OptoSelector заложен принцип, когда интеллектуальная техника распознает качественный материал и отбраковывает все остальное.

Благодаря наличию программного обеспечения TeachNSort OptoSelector OS самообучается за несколько секунд и автоматически создает полноцветный профиль той или иной идеальной партии зерна. Весь тот материал, который не соответствует данному цветовому профилю, бракуется. Высокая точность сортировки за один проход достигается за счет применения полноцветных камер и камер ближней инфракрасной области спектра, а также технологии распознавания геометрической формы каждого зерна.

Людмила Крышкова также добавляет, что с недавних пор фотосепаратор имеет новую опцию – Transmission, которая дает возможность сортировать семена на основе их полупрозрачности, например, отделять пшеницу мягких и твердых сортов друг от друга (в зависимости от содержания клейковины цвет внутри будет отличаться).

Однако, если сомнения в целесообразности такой машины все же возникают, то, по ее словам, при реализации проекта под фотосепаратор без проблем можно оставить место.

ЛУЧШЕ ПОРЦИЯМИ

Отдельным модулем в технологической цепочке может устанавливаться машина для протравливания семян. К счастью, этим важным для подготовки семян к посеву приемом на сегодняшний день никто не пренебрегает.

Другой вопрос, что, как правило, в большинстве российских хозяйств до сих пор по старинке пользуются примитивными агрегатами типа ПС-10. И в этом случае о качестве протравливания рассуждать сложно.

Между тем в этом процессе важно все: равномерное распределение препаратов по поверхности зерен, тщательная дозировка химических веществ, правильные режимы работы и т.д., считают в компании Petkus.

Стоит отметить, что производители подобного оборудования шагнули далеко вперед в этом направлении и сегодня выпускают машины, способные наносить различные химикаты для защиты растений, включая прилипатели, пленочные покрытия, пигменты, сухие смеси, инокулянты, микронутриенты, несколько протравителей на одну партию сырья одновременно, поочередно и/или с учетом определенного времени и интенсивности обработки. Как, например, агрегаты порционного (Bayer CBT) и поточного (Bayer RH) действия, уточняет Александр Найденов.

Несмотря на то что, по его словам, 80% российских хозяйств не используют подобные «умные» машины, Людмила Крышкова замечает, что сегодня подвижки в этом направлении имеются: все больше людей склоняется к необходимости точного дозирования, ведь чем правильнее и точнее происходит нанесение веществ, тем в конечном итоге меньше средств тратится на препараты для обработки посевного материала.

– Нет такого, что какие-то партии семян перепротравлены, а другие – наоборот, недопротравлены. То есть такие машины не только дают технологический эффект – обеспечивают высокую равномерность, но и позволяют экономить на дорогостоящей «химии», – заключает Людмила Крышкова.

КАЖДАЯ МЕЛОЧЬ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ

Безусловно, на качество протравливания влияет не только техническая составляющая, но

и исходные характеристики семян. Они должны быть свободными от загрязнения (пыль, зерновая мелочь и проч.), выровненными по размеру и массе, с влажностью не более 14–16% (если влажность превышает 16%, снижается текучесть посевного материала, что приводит к неравномерному нанесению препарата), высокой всхожестью и энергией прорастания. Чем больше в партии зерна различных примесей, тем больше препарата связывается с ними и меньшее его количество попадает на обрабатываемые семена.

Кроме того, большую роль играет такой показатель, как масса 1000 зерен. Так, низкая масса не только ухудшает качество протравливания, но и затрудняет движение протравленного зерна самотеком, напоминают специалисты ФГБУ «Россельхозцентр».

Результат протравливания, конечно же, зависит и от самого препарата, а точнее, от его формуляции, которая определяет такие свойства, как стабильность концентрации протравителя, прилипаемость и удерживаемость и проч.

Согласно исследованиям компании «Сингента», потери препарата при осыпании в результате транспортировки, погрузки и других технологических операций могут составлять от 10 до 20%. Поэтому так важно, чтобы протравитель имел высокие обволакивающие свойства и отлично прилипал к зерновке.

Каждый производитель решает эту задачу по-своему. Например, «Сингента» начиная с 2012 года все свои препараты для защиты семян выпускает по запатентованной технологии «Формула М», которая позволяет снизить абразивность поверхности зерновки при обработке, увеличить производительность техники, обрабатывающей семена, а также надежно закрепить продукт на семенах.

Причем, как утверждают в компании, протравочное оборудование в этом случае не имеет принципиального значения. И эта формуляция будет актуальна как для крупных семенных заводов с современной техникой, поскольку позволяет ускорить все этапы обработки семян и способствует более быстрой очистке оборудования при переходе с одной культуры на другую, так и предприятиям, которые не могут таковой похвастаться.

А, к примеру, в «Щелково Агрохим» делают ставку на инновационную препаративную форму в виде микроэмульсии (МЭ). По словам разработчиков, такие протравители имеют ряд существенных преимуществ: легко проникают внутрь зерна из-за высокой дисперсности, а не остаются на поверхности; нет потерь протравителя с поверхности семенного материала за счет осыпания при транспортировке и посеве; смешиваются с водой в любом соотношении, образуя стабильный во времени рабочий раствор. Все это способствует повышению эффективности действия протравителя, обеспечивая наиболее полное использование целевых свойств действующих веществ.

ЧЕМ БОЛЬШЕ, ТЕМ ЛУЧШЕ

Надо сказать, химические препараты для защиты семян – это существенная статья затрат в структуре предпосевных работ. И чем интенсивнее технология возделывания, принятая в хозяйстве, тем выше, как правило, инфекционный фон, а соответственно, и требования к протравителю.

Выбор подходящего препарата осуществляется на основании результатов фитоэкспертизы семян, которая и показывает основной состав патогенов. Обычно агрономы знают, откуда ждать беды, но тем не менее пренебрегать этой важной процедурой не стоит, уверяют специалисты. Нелишне будет сделать и микологический анализ почвы, ведь в ней также сконцентрировано огромное количество патогенной микрофлоры.

В целом, как сообщает менеджер по продуктам и культурам компании «Байер» Евгений Бурлак, состав комплекса патогенов в основных зерносеющих регионах остается без серьезных изменений: существенный вред в последние несколько лет наносят корневые и прикорневые гнили различной этиологии. Однако в этом году, по его словам, были отмечены вспышки пыльной головни, что вызывает у специалистов серьезные опасения. Пока непонятно, было это единоразовое явление либо в будущем применение протравителей с жестким контролем этого заболевания снова станет актуальным.

Кроме того, согласно наблюдениям специалистов ФБГУ «Россельхозцентр», в Северо-Кавказском регионе в последнее время серьезный ущерб посевам озимой пшеницы наносит Gibellina cerealis. Гибеллиноз встречался в этом регионе и ранее, но не носил массового характера. В основном гибеллина атакует Ставропольский край, но есть данные, что она уже вплотную подбирается к границам Краснодарского.

Из-за обширного состава патогенного комплекса и во избежание возникновения резистентности на сегодняшний день производители выпускают по большей части многокомпонентные протравители.

– Сейчас идет тренд на увеличение д.в. в препарате, поскольку вывести новую молекулу становится все сложнее, а средств на ее создание уходит все больше, – констатирует Евгений Бурлак. – Речь идет о сотнях миллионов долларов.

Однако руководитель направления по защите семян компании «Сингента» в России Василь Голубка подчеркивает, что для эффективного и надежного контроля заболеваний действующие вещества в идеале должны быть из нескольких химических классов с разным механизмом действия.

– Недостаточно добавить в препарат одни триазолы, поскольку они по своей сути одинаково действуют на патоген, – комментирует он. – Более того, в случае с триазолами нужно быть особенно осторожными, так как они обладают ретардантным эффектом. И, если переборщить с нормой внесения, особенно в засушливых условиях, можно получить серьезные проблемы со всхожестью.

ПОРА БРАТЬСЯ ЗА ИНСЕКТИЦИД

Необходимость в фунгицидном протравителе сегодня уже никто не ставит под сомнение. Однако, как отмечает технический эксперт по защите семян компании «Сингента» Денис Попов, на протяжении последних 5–7 лет сельхозпроизводители стали также активно стали использовать инсектицидный компонент.

Глобальное потепление климата, увлечение ресурсосберегающими технологиями (отказ от вспашки), перенасыщение севооборотов зерновыми культурами, отсутствие пространственной изоляции между посевами озимых и яровых культур привели к тому, что ущерб со стороны вредителей, как почвообитающих, так и наземных, существенно увеличился. Цифры говорят сами за себя: например, в некоторых регионах численность злаковых мух превышает ЭПВ в десять раз! При этом потери урожая в результате поражения этими вредителями могут быть свыше 60%. В связи с этим на сегодняшний день, по разным оценкам, инсектицидным протравителем обрабатывается до 50% площадей под зерновыми культурами.

– Наши аграрии стали понимать, что они могут потерять, если не использовать инсектицид при протравливании, – комментирует Евгений Бурлак. – Тем более когда это намного эффективнее, проще и дешевле, чем выгонять опрыскиватель в поле.

Опытными данными доказано, что эффективность применения инсектицидных протравителей может достигать 95%. В то время как результат опрыскивания в течение вегетации сильно зависит от многих факторов – наличия благоприятных погодных условий, своевременного выявления вредителя, наличия достаточного количества техники и др. В итоге эффективность таких обработок может быть на уровне 30–50%. Кроме того, бывает и так, что одной обработки недостаточно, а это опять-таки лишние затраты на дополнительный проход опрыскивателя, услуги заправщика, ГСМ, амортизацию и проч.

Если говорить конкретно о злаковых мухах, то эксперты не отрицают, что при поздних сроках есть возможность частично избежать этой проблемы, но велика вероятность, что растения не успеют достаточно сформироваться и уйдут в зиму ослабленными. Поэтому лучше обезопасить урожай на начальных этапах развития, в особенности когда речь идет о ранних сроках посева. К тому же помимо наземных вредителей существуют и почвообитающие, напоминают они.

ВМЕСТЕ ИЛИ ПО ОТДЕЛЬНОСТИ?

Согласно результатам исследований «Клеффман-Групп», отечественные сельхозпроизводители в большинстве случаев используют баковые смеси протравителей, добавляя к оригинальным фунгицидам, таким как Ламадор, Иншур Перформ, Максим Форте и др., недорогой инсектицид, как правило, на основе имидаклоприда, например, Имидор Про «Щелково Агрохим», Табу «Август», Пикус «Кеминова». Еще один популярный инсектицидный продукт Круйзер компании «Сингента» имеет в качестве д.в. тиаметоксам, который ко всему прочему обладает так называемым эффектом «жизненной силы», проявляющимся в лучшей всхожести.

Все упомянутые протравители содержат в своем составе только одно действующее вещество. Но относительно недавно российская компания «Август» выпустила на рынок свой двухкомпонентный продукт – Табу Супер (имидаклоприд, 400 г/л, фипронил, 100 г/л). К слову, уже второй. Инсектицидный протравитель имеет д.в. из разных химических классов: неоникотиноиды и фенилпиразолы, и, по словам разработчика, обеспечивает длительный период защитного действия, моментальное летальное действие на личинок проволочника всех возрастов, а также снижение риска развития резистентности у вредителей. Еще ранее «Август» первым представил рынку двухкомпонентный инсектицидный протравитель Табу Нео (имидаклоприд, 400 г/л и клотианидин, 100 г/л). Как сообщает производитель, синергизм двух действующих веществ, различных по степени растворимости и подвижности в растении, должен обеспечивать высокую скорость и продолжительность действия.

Клоатианидин входит в состав и другого популярного на рынке продукта – четырехкомпонентного инсектофунгицида компании «Байер» Сценик Комби. Собственно, это д.в. – ее разработка.

– Если имидаклоприд можно назвать действующим веществом прошлого поколения, то клотианидин – нового, – сообщает Евгений Бурлак. – Последний отличается не только большим спектром действия, но и более длительной защитой. Так, если в случае с имидаклопридом это примерно два месяца, то клотианидин стабильно защищает посевы от вредных насекомых до ухода в зиму. Помимо инсектицидного компонента в состав Сценик Комби входят три фунгицидных: протиоконазол, тебуконазол и флуоксастробин, который, по словам специалиста «Байер», дает дополнительную эффективность в борьбе против корневых гнилей, снежной плесени и обладает стимулирующим действием на культуру.

То есть, если сравнивать Сценик Комби, например, с баковой смесью Ламадор+Нуприд (имидаклоприд), то первый не только ощутимо удобнее в применении, но и имеет расширенный спектр действия в сочетании с ростостимулирующим эффектом.

Еще одна положительная особенность инсектофунгицидных протравителей заключается в их сбалансированности. В таких продуктах содержание как инсектицидного, так и фунгицидного д.в. подобрано оптимальным образом.

Но одно из самых больших преимуществ готовых инсектофунгицидов заключается в их технологичности.

– Учитывая, что не всегда протравочная техника работает должным образом, дозировка инсектицида и фунгицида может отклоняться от рекомендованной, приводя к негативным последствиям в виде фитотоксичности от триазольных ингредиентов или же к недостаточной биологической эффективности инсектицидного компонента при снижении его дозировки, – констатирует Денис Попов. – К тому же зачастую фунгицидные и инсектицидные компоненты неравномерно смешиваются в баке протравочной техники, что приводит к снижению эффективности баковых смесей в поле.

Как поясняет Василь Голубка, обычно продукты имеют разную плотность, а также состав наполнителей, это, в свою очередь, негативно сказывается на их способности смешиваться до однородной рабочей жидкости. В результате наблюдается расслоение, образование комков и хлопьев, что особо выражено в случае использования продуктов разных компаний. Также не исключены ошибки оператора при составлении баковых смесей для обработки семян перед посевом.

Благодаря применению инсектофунгицидов можно уйти от влияния пресловутого человеческого фактора.

Кроме того, как замечают эксперты, изначально прилипаемость оригинальных инсектофунгицидных препаратов заметно выше, чем если бы агроном, решив сэкономить, использовал для протравливания хороший фунгицид в смеси, например, с дешевым инсектицидом.

Поэтому неудивительно, что в последнее время спрос на готовые инсектофунгицидные решения для зерновых культур устойчиво растет.

ЦЕНА ВОПРОСА

На сегодняшний день такие препараты выпускает, например, компания «Байер» (Сценик Комби), «Щелково Агрохим» (Туарег), «Землякофф» (Квестор), «Агро Эксперт Груп» (Кинг Комби). Однако первопроходцем на этом рынке была компания «Сингента» со своим препаратом Селест Топ. У нее же на данный момент самый большой портфель подобных продуктов для зерновых культур, который в этом году пополнился новым четырехкомпонентным препаратом Вайбранс Интеграл (175 г/л тиаметоксам, 25 г/л седаксан, 25 г/л флудиоксонил, 10 г/л тебуконазол). Все д.в. принадлежат к разным химическим классам (три из них с фунгицидной активностью и одно с инсектицидной). При этом стоит отметить, что седаксан в составе Вайбранс Интеграл обладает инновационным механизмом действия SDHI (ингибиторы фермента сукцинатдегидрогеназы) и к тому же, как и тиаметоксам, имеет дополнительный эффект в виде стимулирования развития корневой системы.

– Но если тиаметоксам влияет на образование основных корней, то седаксан стимулирует рост корневых волосков, которые непосредственно усваивают питательные элементы и влагу, – объясняет разницу Василь Голубка.

Благодаря всем этим особенностям препарат отличается широчайшим спектром действия, продолжительным защитным эффектом (за счет разного характера перемещения д.в. в растении), а также помогает растениям лучше и быстрее уходить от стресса и максимально реализовывать заложенный потенциал урожайности.

Правда, несмотря на все достоинства, использование готовых инсектофунгицидов может позволить себе не каждое предприятие, поскольку обходятся комбинированные препараты, как правило, дороже баковых смесей. Так, стоимость Сценик Комби будет примерно в 1,5 раза выше баковой смеси Ламадор+Нуприд, приводит пример Евгений Бурлак. Но это продукт совершенно другого уровня, напоминает он.

При этом, как признает Василь Голубка, далеко не всегда есть необходимость в премиальных препаратах типа Сценик Комби, Селест Топ или Вайбранс Интеграл. Решение нужно принимать исходя из численности вредителей, системы севооборота, а также прочих факторов. В большинстве же случаев, по его словам, предприятиям нужна надежная фунгицидная защита и «страховка» от наземных вредителей. Поэтому в качестве альтернативы дорогим инсектофунгицидам и в то же время баковым смесям протравителей «Сингента» вывела на рынок препарат Селест Макс (125 г/л тиаметоксам, 25 г/л флудиоксонил, 15 г/л тебуконазол).

В компании отмечают, что его состав удачно сбалансирован за счет содержания активных ингредиентов, но, пожалуй, самое главное – стоимость Селест Макс сопоставима с таковой у баковой смеси оригинального фунгицида и бюджетного инсектицида.

А именно это решение в большинстве своем практикуют наши аграрии. При этом Василь Голубка подчеркивает, что тиаметоксам в составе Селест Макс при одинаковой дозировке доказанно эффективнее имидаклоприда.

К слову, о составе. «Младший брат» Селест Макс очень часто подвергается тщательному сравнению с «первенцем» «Сингенты» – Селест Топ. И первое, что бросается в глаза, это разница в фунгицидных компонентах.

– При создании Селест Макс ставилась задача сделать его массовым, – сообщает Василь Голубка. – Именно по этой причине вместо дифеноконазола, как в Селест Топ, который отлично работает на пшенице, и в частности против карликовой головни, в Селест Макс был добавлен более универсальный тебуконазол, подходящий как для пшеницы, так и ячменя, яровых или озимых.

Второе существенное отличие заключается в неодинаковом количестве тиаметоксама. Однако на это Василь Голубка замечает, что и дозировки у препаратов отличаются. Так, у Селест Топ – 1,2–1,5 л/т, у Селест Макс 1,5–2,0 л/т.

– Как правило, в хозяйствах используют минимальную норму Селест Топ – 1,2, максимум 1,3 л/т, в случае Селест Макс – 1,75 л/т, – знает он. – Если пересчитать содержание д.в. на тонну семян Селест Топ при 1,25 л/т, получим 328 г/т и 219 г/т у Селест Макс (при 1,75 л/т). Чтобы понять эту разницу, нужно вспомнить наш продукт, который используют многие – инсектицидный протравитель Круйзер, где содержание тиаметоксама 350 г/л.

При этом его практика применения на зерновых культурах – 0,5–0,7 л/т. Если взять среднюю дозировку 0,6 л/т, получается 210 г/т.

То есть, по сути, в Селест Макс «заложено» 0,6 л/т Круйзера – это ровно та доза, которой, по наблюдениям специалистов «Сингенты», в большинстве случаев бывает достаточно нашим сельхозпроизводителям (когда численность вредителей лежит в допустимых пределах и они в основном наземные, а само предприятие расположено в зоне, где зима наступает в октябре-ноябре).

Что касается Селест Топ, то при использовании минимальной дозировки в пересчете на Круйзер получается примерно 1 л/т, а это своего рода тяжелая артиллерия для решения более серьезных задач: например, когда предшественник был сложный – подсолнечник, кукуруза или выявилось наличие почвообитающих вредителей. При всем этом хозяйство расположено на юге нашей страны, где зима приходит в конце декабря, и нужен больший запас тиаметоксама, чтобы его содержание в клеточном соке оставалось стабильно высоким как можно дольше.

ДОБАВКИ, ПОЖАЛУЙСТА!

Наряду с протравливанием семян в последнее время довольно часто практикуется предпосевная обработка семян различными микроудобрениями, стимуляторами роста или микробиологическими препаратами.

– Зачастую для посева используется семенной материал недостаточно высокого качества, особенно семена зерновых культур. В большинстве случаев это зерно внутрихозяйственного размножения, которое не всегда содержит необходимый запас питательных веществ для развития на начальных этапах. Поэтому добавка микро- и макроэлементов, веществ, которые обладают стимулирующим действием, бывает необходима, – рассказывает руководитель департамента развития «Щелково Агрохим» Александр Петровский. И это, по его словам, благоприятно отражается на энергии прорастания, повышает всхожесть семян. Кроме того, обработка семян органоминеральными удобрениями, такими как Биостим Старт, не только обеспечивает сбалансированное питание, но и благодаря содержанию аминокислот растительного происхождения позволяет нивелировать воздействие абиотических стрессов.

К применению органоминеральных удобрений для предпосевной обработки семян положительно относится и Василь Голубка. Однако он акцентирует внимание, что предпочтение в этом случае стоит отдать жидким продуктам.

– С порошковыми препаратами нужно быть очень осторожными, – предупреждает он. – И обязательно учитывать дозировку на тонну. Ведь по сути это пыль, которую должен на себе удерживать протравитель. Поэтому, если речь идет о нескольких сотнях граммов, можно пробовать, но когда это 3–4 кг, нужно задуматься, каким образом это количество будет удерживаться на семенах.

По наблюдениям Александра Петровского, спрос на подобные продукты растет, и их появляется все больше на российском рынке.

– Однако нельзя путать добавки к протравителям семян, относящиеся к агрохимикатам (удобрениям), и росторегуляторы, которые в своем большинстве являются фитогормонами или прогормональными соединениями, – поясняет он. – С ними нужно быть особо осторожными. Внимания и осторожности применения требуют и микробиологические продукты. Многие микробиологические препараты, используемые в растениеводстве, содержат бактерии и иные микроорганизмы, выделенные из ризосферной зоны растений.

Поскольку популярность таких препаратов растет с каждым годом, появляются так называемые ученые-умельцы, предлагающие наладить примитивное производство прямо в хозяйствах. Говорить о стерильности процессов получения, соблюдении технологии, не говоря уж о качестве получаемых по таким «бочковым» технологиям продуктов, в этих случаях не приходится.

– Меня очень тревожит безопасность самопальных микробиологических препаратов. Где гарантия, что потребитель не разведет у себя в бочке, например, возбудителя сибирской язвы, который, как и наиболее распространенные биоагенты микробиологических препаратов, относится к роду Bacillus? – задается вопросом Александр Петровский. Наличия госрегистрации, как ни печально, нет не только у «бочковых», но и у многих других микробиологических препаратов, которые активно предлагаются сельхозпроизводителям, с сожалением заключает руководитель департамента развития «Щелково Агрохим».

Комментарии практиков

«НПО «НИВА» (КРАСНОДАРСКИЙ КРАЙ)

ИВАН МОЛЧАНОВ, ДИРЕКТОР:

– Зерно в нашем хозяйстве очищается с помощью универсальной машины Petkus. В сушке у нас нет необходимости. Для предпосевного протравливания используем передвижную машину, к сожалению, в отличие от машин, работающих в поле – тракторов, опрыскивателей, комбайнов, не самую современную. Но тем не менее я осознаю, что это важный технологический процесс, и рассматриваю инвестиции в протравочную технику на будущее. И я бы не стал ругать производителей, они в любом случае к этому придут. Пока же с учетом сложившихся условий у нас идет настоящая борьба за выживание, все пытаются для себя определить приоритеты.

Но зато на химии мы не экономим – используем оригинальные продукты. Раньше я относился к категории людей, которые не видели надобности в инсектицидных протравителях. Потом понял, что где-то не дорабатываю: вроде и фон хороший, и технология, но существует какой-то упор. Решил попробовать добавить при протравливании к фунгицидному протравителю (компании «Байер») инсектицидный препарат Круйзер.

У нас в северной зоне края злаковые мухи то есть, то нет. И это, на мой взгляд, не самый главный аргумент для использования инсектицида при протравливании. На самом деле большую угрозу представляет комплекс вредителей, которые не видны глазу, но мы не можем достоверно посчитать причиненный ущерб, потому что его не видно. Когда я стал добавлять к фунгицидному протравителю Ламадор инсектицидный препарат Круйзер в дозе 0,7 л/т семян, заметил, что урожайность начала расти. В прошлом году у меня были большие проблемы с озимым клещом:

на полях стали появляться большие «седые» пятна. Там, где семена были протравлены Круйзером 0,7 т/л, они появились на неделю позже. К слову, со 100 га, на которых я посеял пшеницу без этого препарата, и начались проблемы с этим вредителем. Потом клещ пытался перекинуться на другие поля, но там, где семена были протравлены Круйзером в дозе 1 л/т, клеща практически не было. Я сделал для себя такой вывод, что если хочется иметь хороший результат, при протравливании вместе с фунгицидом нужно обязательно использовать инсектицид!

В этом году буду использовать комбинированный продукт Селест Топ, в нем содержится максимальное количество д.в. тиаметоксама, как в Круйзере. Это надежно! Несмотря на неприятности с клещом и весеннюю засуху мне удалось получить 72 ц/га озимой пшеницы независимо от предшественника (кукуруза или рапс), и я это связываю в том числе с комплексным применением инсектицида и фунгицида при протравливании.

«АГРОКОМПЛЕКС КУЩЕВСКИЙ» (КРАСНОДАРСКИЙ КРАЙ)

ГЕННАДИЙ ГУТАРЕНКО, АГРОНОМ:

– В этом сезоне мы протравливали семена озимой пшеницы препаратами Селест Макс («Сингента»), а также Иншур Перформ (БАСФ). Сейчас находимся в раздумьях: скорее всего, примерно на 80% площади оставим Селест Макс. Раньше инсектицидный протравитель мы вообще не использовали, так как обычно сеяли по пропашным культурам, а от мухи уходили просто по срокам сева – затягивали их. И в нашей зоне все получалось. Сейчас планируем сев раньше и в связи с этим решили взять комбинированный, удобный в применении инсектофунгицид Селест Макс. Сеем такие сорта, как Таня, Алексеевич, Стан, Юкка.

«АГРОФИРМА ПАВЛОВСКАЯ НИВА» (ВОРОНЕЖСКАЯ ОБЛАСТЬ)

ВЯЧЕСЛАВ ШЕВЧЕНКО, УПРАВЛЯЮЩИЙ ОТДЕЛЕНИЕМ:

– Основным направлением деятельности является семеноводство зерновых и зернобобовых культур. В частности под озимой пшеницей на сегодняшний день у нас 21 тыс. га, надеемся, что на 50 ц/га на круг выйдем.

Сейчас у себя на семенном заводе, оснащенном современным оборудованием фирмы Cimbria (Дания), мы уже сформировали партии семян и отправили на фитоэкспертизу. На основании результатов в дальнейшем мы принимаем решении об использовании протравителей. Конечно, по большому счету нам известна наша проблематика, но мы всегда держим руку на пульсе и контролируем возможные изменения в составе патогенного комплекса.

Например, в прошлом году на 30% площадей, которые сеялись по ранним предшественникам, было выявлено такое серьезное заболевание, как фузариоз, поэтому выбор был сделан в пользу трехкомпонентного препарата на основе прохлораза.

К сожалению, как и у многих других производителей, примерно 30% в структуре посевных площадей – это непаровые предшественники, не самые лучшие под озимую пшеницу – ячмень, овес. На этом клине использовался препарат на основе протиоконазола и тебуконазола.

На оставшейся части площади позднего срока сева был выбран не такой сильный препарат, имеющий в составе пираклостробин. Здесь цель была убрать семенную инфекцию и немного спровоцировать растения на более интенсивный рост.

Помимо этого уже давно в обязательном порядке используем инсектицидный протравитель: будь то тиаметоксам, имидаклоприд или другие д.в.

«РД-АГРО» (КУРСКАЯ ОБЛАСТЬ)

РУСЛАН ТАТАРИН, ГЛАВНЫЙ АГРОНОМ:

– Для нас основными проблемами являются корневые гнили, так как севооборот сильно насыщен зерновыми культурами (ячмень, пшеница, кукуруза). Основной массив озимой пшеницы сеем по ячменю, что, конечно, с агрономической точки зрения не очень хорошо. Кроме того, у нас присутствует септориоз, а в годы с большим количеством осадков на восприимчивых сортах появляется мучнистая роса. Из вредителей ущерб наносят проволочники и, конечно, злаковые мухи. Когда начинаем сеять, может стоять теплая погода, и вредитель будет заселять наши посевы, поэтому последние пять лет при протравливании используем в том числе инсектицид. При больших площадях, у нас это порядка 12 тыс. га, мы не можем сильно откладывать сев, чтобы уйти от поражения, как мелкие фермеры.

У компании «Сингента» мы берем протравитель для озимой пшеницы, а у «Байер» для ячменя. Раньше мы покупали инсектицидный (Инстиво) и фунгицидный протравитель (Максим Экстрим) и у себя в хозяйстве смешивали. Но последние два года работаем с Селест Макс – это готовое инсектофунгицидное решение. Для нас это оказалось намного удобнее. Раньше бывало, что один компонент недолили, другой, напротив, перелили. Человеческий фактор никто, к сожалению, не отменял. К тому же нет необходимости соблюдать пропорции.

При этом стоимость сопоставима с баковыми смесями или разница есть, но для нас она не настолько существенна.

В прошлом году мы получили урожайность 7 т/га на круг, в этом, скорее всего, будет поменьше, сказались неблагоприятные погодные условия, сложившиеся в мае.

«АГРОФИРМА «ПРОГРЕСС» (КРАСНОДАРСКИЙ КРАЙ)

ЭДУАРД ИГОЛЬНИЦЫН, ГЛАВНЫЙ АГРОНОМ:

– Во время уборки мы знаем, какие посевы идут на семенные цели. Некоторые из них были специально посеяны по определенной технологии, чтобы получить большую массу 1000 семян. Мы стараемся убрать семена, когда они дошли до нужной нам кондиции (влажность в пределах 13%), то есть без последующей сушки, так как сушка – это определенный риск для потери всхожести семян. Обычно посевной материал проходит два цикла очистки – первичную и вторичную. На выходе мы получаем семена с массой 1000 от 42 до 48 г с хорошим качеством. У нас современный комплекс послеуборочной доработки зерна: есть датские, немецкие и украинские зерноочистительные машины, включая такие, которые делают сортировку по цветовой гамме (правда, на зерновых мы их не используем). Пока у нас посевная норма 3 млн семян на га, но если мы будем сеять 1 млн, то станем отделять и по цветовой гамме, тогда мы гарантированно будем получать высокую полевую всхожесть. Технологическая цепочка зависит от того, что мы хотим от наших семян. Но в целом все наши старания направлены на то, чтобы получить семена, чьи лабораторные качественные характеристики не отличаются от полевых. Например, по полевой всхожести в прошлом году у нас были различия всего в 3%. По силе роста разница была большая, так как на начало вегетации сложились засушливые условия.

На полях, планируемых под посев, в этом году у нас растет соя, отбираем образцы почвы для экспертизы на наличие патогенов, токсинов и биотики. На точно такую же диагностику отправляем семена. И за 25–30 дней до сева мы знаем, какими препаратами мы должны протравливать. Из болезней, так как у нас много влаги, распространена фузариозная гниль, с которой идет целенаправленная борьба. Сейчас у нас также стоит задача использовать инсектицидные протравители, так как норма высева маленькая. А с учетом, что злаковые мухи повреждают посевы и осенью, и весной, можно в таком случае вообще остаться без урожая. В прошлом году инсектицидом протравили половину посевов, в этом не знаем, так как не поймем, какой будет осень. Многие сеют по 5 млн семян на га по разным причинам и в том числе потому, что 500–600 тыс. «отдают» мухе. Протравливание делаем очень хорошей машиной, в которую можно заливать три компонента, и она сама под компьютерным управлением будет все смешивать, поэтому для нас не важно – делать баковую смесь или использовать готовое инсектофунгицидное решение. Одно остается неизменным – мы не пользуемся дженериками. В прошлом году мы использовали Баритон, и до

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв