Агропрофи » Blog Archive » Напрямую по стерне
Регистрация

Напрямую по стерне

Дария Харитонова

Очень часто можно услышать, что аграрии отождествляют понятия технологии No-Till и прямого посева. Между тем специалисты настаивают – это не одно и то же. Более того, прямой посев, хотя и является одним из основополагающих приемов нулевой технологии, может успешно применяться и в других системах, равно как и независимо от них, когда невозможно или малоэффективно проводить почвообработку. Однако все преимущества этого приема раскрываются лишь при соблюдении определенных правил и грамотном выборе посевной машины.

Не одно и то же

Прямой посев – это отказ от обработки почвы и заделка семени прямо по пожнивным остаткам в стерню, которая консервируется в поле. И многие аграрии зачастую такой посев называют технологией No-Till, в переводе дословно означающей «без обработки».

Однако знак равенства между этими понятиями ставить нельзя, убежден руководитель научного направления Северо-Кавказского федерального научного аграрного центра, д. с.-х. н., профессор Виктор Дридигер.

– No-Till – система возделывания сельхозкультур, исключающая любую обработку почвы в течение длительного времени, то есть свыше трех лет на одном месте, – разъясняет он. – Нулевая технология – это последовательность чередования растений с разными корневыми системами в севообороте, подбор определенных удобрений, защиты растений, совершенно по-новому выстроенные схемы борьбы с болезнями и сорняками, контроль за переуплотнением почвы, работа над сохранением микро- и макроорганизмов в почве и так далее.

Как уточняет региональный представитель по ЮФО компании Horsch Вячеслав Векленко, при любой обработке почвы, в первую очередь интенсивной, нарушается ее естественное сложение, подвергается деформации структура, изменяется баланс водных и воздушных капилляров, что в итоге ведет к снижению ее инфильтрационной способности, (способности почвы впитывать и консервировать влагу), а также деградационным процессам вследствие водной и ветряной эрозии. Уменьшение в почве доли органического вещества (гумуса) также непосредственно связано с механическим воздействием на почву.

– Основные задачи в результате отказа от обработки почвы – это восстановление почвы и повышение ее плодородия за счет накопления пожнивных остатков и активизации почвенной биоты, сохранение и экономный расход влаги под слоем этой растительной массы, противодействие водной и ветровой эрозии и в конечном итоге – стабилизация и увеличение урожайности, – резюмирует Вячеслав Векленко.

А вот прямой посев в отличие от No-Till, по словам Виктора Дридигера, вполне может быть мероприятием разовым.

– Классические цели механической обработки почвы – углубление корнеобитаемого слоя, повышение микробиологической активности почвы и вовлечение в кругооборот питательных веществ из глубинных горизонтов, что возможно только при хорошей структуре и благоприятном водном режиме, – разъясняет Вячеслав Векленко. – Поэтому сам по себе отказ от обработки почвы не обладает мгновенным положительным эффектом, наоборот, зачастую возникают трудности. Ведь, если мы отказались от активного вмешательства в почвенные процессы, нужно пробудить к жизни микроорганизмы, способствующие рыхлению, минерализации, трансформации органического вещества. А для этого понадобится время. Большинство исследователей говорят о переходном периоде, длительность которого может продолжаться от четырех до десяти лет! Пока не произойдут глубинные изменения в почве, нельзя ждать ощутимых результатов.

Именно завышенные ожидания, по наблюдениям Руслана Тимова, главы представительства завода Great Plains в России, являются причиной разочарования в посеве по «нулю».

– Если решено заняться технологией возделывания без обработки почвы серьезно, то нельзя вписывать No-Till в существующую систему, необходимо полностью изменить подход к возделыванию культур, – уверяет Виктор Дридигер.

И прежде всего, по мнению ученого, важно выстроить систему севооборота и ни в коем случае не пытаться встраивать его в рамки ранее существующего порядка чередования культур.

– При серьезном подходе к No-Till недопустимы повторные посевы зерновых по зерновым. Зерновые культуры должны чередоваться с широколистными растениями, имеющими стержневую корневую систему. В обороте также непременно должны быть бобовые, – говорит он.

По ровному

Кроме того, до перехода на «качественный ноль» требуется обязательно выровнять поля и ликвидировать уплотнение почвы.

Руководитель направления «Точное земледелие» (Precision Farming) компании «Амазоне», к. с.-х. н. Егор Березовский подтверждает, что одна из наиболее частых неудач при переходе на No-Till в том, что аграрии не придают значения переуплотнению почвы.

– Несмотря на то что в целом за сезон количество проходов техники по полю снижается (отсутствуют операции почвообработки), именно «ноутильщики» чаще всего страдают из-за переуплотнения почвы, – рассуждает директор по развитию ГК «Альтаир» Дмитрий Кравченко. – Техника, которая весит все больше и больше, продолжает ездить по полям, «утаптывая» их во время уборки урожая, полевых обработок и вывоза зерна, а рыхление, даже верхних слоев почвы, полностью отсутствует.

Поэтому, если все же решено работать по «нулю», Вячеслав Векленко советует не забывать об облегчении воздействия на нее различной техникой. А именно использовать трактора и комбайны на сдвоенных колесах или шинах низкого давления, а еще лучше – гусеничную технику. Кроме того, желательно отказаться от выезда на поля колесной техники для вывоза зерна (проще говоря – «КамАЗов»), заменив их бункерами-накопителями на широкопрофильных шинах или гусеницах.

В том числе благодаря этому, по словам Дмитрия Кравченко, переход на нулевую технологию требует долгой предварительной подготовки полей: исключения зон застоя воды перепрофилированием поверхности, создания нужной структуры почвы и восстановления ее объемного веса путем рыхления и глубокорыхления.

– Почву необходимо проверить на плотность, взрыхлить, где это требуется, и тщательно выровнять, – отмечает генеральный директор компании «Агроноут», к. б. н. Алексей Трубников.

Однако большой ошибкой Виктор Дридигер называет работу по «выравниванию и рыхлению» тяжелыми дисковыми боронами. Эти многотонные машины еще больше уплотняют почву, создавая на глубине 15–20 см еще более твердую и мощную подошву, чем плуг.

В переходный период он рекомендует провести рыхление почвы плугами или чизелями на глубину ниже переуплотненного горизонта. После чего выровнять поверхность поля культиваторами, зубовыми или шлейф-боронами.

Дмитрий Кравченко считает, что глубокое рыхление возможно и после ухода на ежегодный прямой посев, поскольку рыхление на глубину 30 см долотовидными рабочими органами разуплотняет плужную подошву без оборота пласта и без полной заделки стерни, что улучшает водно-воздушный режим корнеобитаемого слоя почвы и при этом защищает весной от ветровой эрозии почвы и способствует накоплению влаги. Такое мероприятие, по его словам, будет способствовать оптимальной влагообеспеченности в течение следующего года.

Руслан Тимов советует обратить внимание на глубокорыхлители линейного типа, имеющие небольшие тонкие стойки, которые не выворачивают комья, не трогают стерню, но при этом разрушают плужную подошву по всей ширине захвата. Такие машины есть, например, в линейке у многих компаний – John Deere, Case IH, Great Plains, в том числе и у отечественных производителей.

Особого внимания, по мнению Дмитрия Кравченко, заслуживают глубокорыхлители с внутрипочвенным внесением гранулированных или жидких удобрений (например, Terraland-Ferti Box Bednar), позволяющие заложить основное удобрение в осенний период в нужном месте, в том числе координатно полосами с шагом 45 или 70 см с последующим посевом по этим же трекам.

Виктор Дридигер, напротив, категорически против любого вмешательства почвообрабатывающих орудий, если хозяйство встало на путь No-Till.

– Вмешавшись даже «осторожным» рыхлением на любую глубину, вплоть до 1–2 см, вы сразу же нарушите структуру почвы, долгожданный «дренаж», по которому впитывается влага и поступает воздух, сместите в верхний слой семена сорняков, то есть уничтожите результаты своего многолетнего труда, – убежден он.

Главное зло

Как отмечает Виктор Дридигер, одна из главных проблем всех, кто работает с прямым посевом, – это сорняки. И если во время вегетации применяются такие же способы борьбы с сорняками, как и в традиционной технологии, то в промежутке от уборки одной и до посева следующей культуры он рекомендует применять гербициды сплошного действия (глифосаты) при высоте сорных растений не более 10–12 см.

– При работе по технологии No-Till уже нет возможности провести культивацию, и если момент упущен, то шанса что-то исправить не будет, – предупреждает Алексей Трубников.

Поэтому ни в коем случае нельзя допускать зарастания полей и тем более осеменения сорных растений, резюмирует Виктор Дридигер. Хотя он напоминает, что в этой технологии также есть высокоэффективные агротехнические способы борьбы с сорняками – научно обоснованное чередование культур в севообороте, наличие слоя растительных остатков на поверхности почвы, посев почвопокровных культур, сроки посева и нормы высева возделываемых растений и т.д., перечисляет он.

– Кстати, в свете обеспокоенности европейских компаний заботой об окружающей среде от применения глифосатов вполне можно отказаться, что постепенно и происходит, – замечает Егор Березовский. – В связи с этим судьба No-Till будет решаться либо созданием нового альтернативного препарата, либо применением машин, способных работать с повышенной избирательностью, то есть производить опрыскивание только в те места, где находятся сорняки, а не сплошным поливом.

В качестве примера он называет опрыскиватель UX AmaSpot с флуоресцентными датчиками GreenSense, которые распознают пигмент хлорофилла, что позволяет им отличить растения от почвы. Тем самым удается включать форсунки только в момент прохождения над сорняками и экономить до 50% глифосатов.

По необходимости

По мнению Виктора Дридигера, прямой посев можно применять и разово, причем он способен обеспечить получение высокого урожая и экономическую эффективность возделываемой культуры.

– Такая практика имеет место, – подтверждает Алексей Трубников. – Например, в Тамбовской области после уборки кукурузы весной сеют напрямую и ячмень. Но при этом после него поле обрабатывают и иногда даже пашут. В итоге имеют неплохие всходы и хорошую урожайность, а также экономию горючего за счет уменьшения обработок.

К прямому посеву иногда прибегают в случае банальной нехватки времени. По наблюдениям Руслана Тимова, в последнее время некоторые большие хозяйства (чаще – агрохолдинги), уходят в прямой посев не по технологическим требованиям и не с благородной целью спасти поля от эрозии и прочих природно-климатических катаклизмов, а из-за срыва агросроков.

– В некоторых регионах, как например, Центральное Черноземье, уборка пропашных проходит ближе к концу осени, когда начинаются первые заморозки и со дня на день ляжет снежный покров, – объясняет он. – Хозяйства не успевают обработать почву под посев озимых – ни залущить, ни прокультивировать даже минимально, и от безысходности сеют сразу в стерню.

Но такой посев не следует путать с технологией No-Till, – напоминает Виктор Дридигер.

Без зачернения

Краеугольным камнем всей технологии, как в системном, так и в разовом подходе, является сеялка, а точнее, посевной агрегат, так как он должен выполнять несколько операций за один проход по полю.

Формально сеялки, одновременно подрабатывающие почву, то есть имеющие в своей конструкции культиваторы или бороны (например, Väderstad Rapid или посевной комплекс «Кузбасс» с культиватором), также могут сеять в стерню. И фактически они занимаются прямым севом.

– Однако не всякая сеялка прямого посева годится для No-Till, – замечает руководитель отдела технического маркетинга CNH Industrial Александр Загинайлов. – И если речь идет о нулевой технологии, то сеялки такого типа непригодны по понятным причинам – они разрушают пожнивные остатки, сохранность которых становится основным условием выбора сеялки прямого посева.

– Выполняя основное свое предназначение – создавать почвенный покров и предотвращать испарение влаги, растительные остатки должны оставаться на поверхности, – констатирует Вячеслав Векленко. – Иными словами, все машины для прямого посева имеют задачу максимально бережно сдвинуть с полосы посева или разрезать пожнивные остатки, раздвинуть почву, положить туда семена и снова аккуратно и равномерно прикрыть их сверху. Соответственно, чем уже рабочий орган, тем меньше почвы он перемещает. Тем последовательнее сеялка вписывается в суть системы No-Till и успешнее выполняет свою роль.

Посевной агрегат должен положить семена и удобрения на запланированную глубину, хорошо их заделать и уплотнить вышележащий слой почвы. При этом он не должен забиваться и не сгребать растительные остатки, а разрезать любое их количество, аккуратно закрывая место посева.

– Если сеялка это делать не способна, то ее приобретать ни в коем случае нельзя! – убежден Виктор Дридигер.

– Основной задачей стерневой сеялки в данном случае становится прорезание толстой «подушки» органики, а следовательно, такие машины должны иметь достаточно серьезный вес и узкие рабочие органы, чтобы создавалось давление на сошник и при этом минимально затрагивались пожнивные остатки, – рассуждает Александр Загинайлов.

Школы разных континентов

– No-Till как сложившаяся система земледелия пришла к нам из Америки, – рассказывает Вячеслав Векленко. – Пионерами этого движения стали североамериканские фермеры, которые боролись с пыльными бурями в условиях прерий. Именно здесь зародились идеи отказа от вспашки и других способов интенсивной обработки почвы, а также появились первые серийные конструкции машин для прямого посева.

По его словам, основными поставщиками на рынок сеялок для прямого посева сейчас являются североамериканские (США, Канада) и южноамериканские (Аргентина, Бразилия) производители.

– Кроме того, нельзя забывать про Австралию, – добавляет Александр Загинайлов. – Технология No-Till там сильно развита. Но в силу малосерийного производства и очень высокой стоимости перевозки эти сеялки почти не присутствуют на других рынках, кроме местного.

Европейские системы земледелия в силу климатических особенностей в большинстве своем включают активную почвообработку, поэтому машин для прямого посева в Европе мало. Среди европейских брендов, по мнению Векленко, есть лишь два производителя, которые активно продвигают тему прямого посева, – компании Horsch и Amazone.

Российские производители также присутствуют на рынке, и в основном это представители Зауралья – компании «Агро», «Агромастер» (посевные комплексы «Кузбасс-А10», «Томь» и др.), а также локализованное предприятие по выпуску техники Salford в городе Омск. Есть производство и в Центральном Черноземье, например, компания «Берегиня» в Воронежской области, ставропольское РТП «Петровское» (посевной комплекс ПК-12,0 Д «Владимир») и другие.

Характерными признаками американских машин Александр Загинайлов называет широко расставленные ряды и рабочие органы, высокий (особенно у североамериканских машин) клиренс.

Кроме того, на североамериканском рынке, по наблюдениям регионального представителя компании Väderstad в России Павла Вильчинского, хорошо просматривается тенденция к увеличению междурядий (по сравнению с европейскими машинами).

Для Северной Америки характерны прицепные бункеры большого объема, тогда как бразильские и аргентинские сеялки, по наблюдениям Вячеслава Векленко, в основном работают с небольшими бункерами на раме. Сами же машины в большинстве своем имеют конструкцию секционно-модульного типа, когда на каждой секции имеется свой отдельный бункер.

Европейские «нулевые» сеялки могут иметь конструкцию упомянутых первого или второго типа, но отличаются более компактными транспортными габаритами и более плотным расположением рядов рабочих органов.

Среди анкерных машин для прямого посева Вячеслав Векленко относит к пионерам сеялки со стрельчатой лапой (машины типа Flexi-Coil, Bourgault), а также Horsch AirSeeder и ATD с сошником Андерсона. Однако преимущества анкерных сошников в полной мере раскрываются только на выровненных полях, а почва должна быть либо хорошо гумусирована, либо иметь легкий или средний гранулометрический состав. Анкерный сошник с рабочим органом типа стрельчатой лапы, имея достаточно большую площадь контакта, перемещает относительно большое количество материала и частично оголяет почву, что при No-Till нежелательно.

Поэтому сегодня на рынке присутствуют две принципиально разные конструкции сеялок для прямого посева в разных условиях: с анкерным и дисковым сошником.

Анкер

Как отмечает Александр Загинайлов, анкерные сошники сменили стрельчатые лапы, их зарождение, как и школа прямого посева, также началось в Северной Америке.

Это машины компаний Bourgault, John Deere, Case IH, Morris, Flexi-Coil. Сюда же следует отнести и агрегаты Horsch, а также посевные комплексы Seed Hawk (сейчас в группе компаний Väderstad).

Анкеры хороши тем, что непривередливы к любой толщине слоя растительных остатков. Их особенности конструкции (благодаря острому углу входа в почву) позволяют, используя вес машины, уверенно заглубляться в плотную почву.

– Такие сеялки без проблем работают в условиях неравномерно распределенных пожнивных остатков. Также они, как правило, неплохо сеют в условиях повышенной влажности, – рассказывает Вячеслав Векленко. – И какие бы ни были трудности, они в любом случае заделают семена в почву под соломой, а не сверху.

Минусами анкерных сошников специалисты называют недостаточно хорошее ведение по глубине (отсутствие копирования, если нет специального копирующего ролика рядом с анкером) и неравномерную заделку семян (stepping-эффект) из-за многорядной конструкции машины.

Кроме того, по словам Александра Загинайлова, анкерным сеялкам трудно работать по крупностебельным предшественникам, имеющим крупные корневища (кукуруза, подсолнечник): при прохождении по ним сошник будет вырывать такие стебли клочьями из земли. А значит, получить хорошее качество по прямому посеву будет сложно.

– Однако при работе во влажной и рыхлой почве анкерный сошник избавлен от налипания и забивания, – говорит региональный представитель по Центральной России компании Amazone Илья Царьков.

– Для тех, кто вынужден работать в переувлажненных условиях, анкерные сеялки – отличный вариант для прямого посева, – уверен Александр Загинайлов. – Более того, в основном анкерные сеялки неусложненной конструкции (без копирующих анкеров) – это простые надежные машины, практически вечные. И если не стоит задача получить рекордные урожаи в силу природно-климатических факторов, то анкерная сеялка – идеальный вариант для прямого посева.

Такие машины с успехом применяются, например, в Сибири – хозяйства замечательно работают с анкерными сеялками по стерне.

Как объясняет Александр Загинайлов, в условиях этого региона при посеве яровых необходимо зайти на сев как можно раньше, как только сойдет снег и может проехать трактор. Потому что потом в этом резко-континентальном климате начинается жара, влага уходит, и ее не будет до сентября. Поэтому, например, в условиях Сибири для посева яровых анкерный сошник – один из самых лучших вариантов.

Однако при наличии на поверхности почвы даже небольшого количества растительных остатков анкеры работают, как грабли, и сев по такому агрофону невозможен, отмечает Виктор Дридигер.

– При разовом прямом посеве после культур, не оставляющих растительные остатки, они работают хорошо, но для технологии No-Till они неприемлемы, так как в этом случае обязательно наличие на поверхности растительных остатков, – аргументирует он.

Впрочем, Егор Березовский с этим утверждением не согласен. По его словам, не все анкерные сеялки ведут себя одинаково: при условии хорошего распределения соломы таких бед не происходит

– Кроме того, «эффект граблей» создается за счет узкого расстояния между рядами сеялки. Сегодня множество разных компаний выпускают сеялки с анкерными сошниками, и расстояние между рядами в них не всегда узкое. Это, скорее, признак школы, а не конструкции в целом, – уточняет Александр Загинайлов.

Монодиск

Дисковые машины более требовательны к влажности почвы, качеству измельчения и распределения соломы, подвержены налипанию.

Но при этом, по словам Александра Загинайлова, укладка семени в борозде происходит ровнее, что позволяет получить равномерные и дружные всходы.

– В отличие от анкерных, тщательно вычищающих семенное ложе, у дисковых сеялок есть опасность вдавливания соломы, в этом их минус, – обращает внимание Илья Царьков. – Таким образом, семена, не имея хорошего контакта с почвой, могут не дать всходов.

Монодисковые стерневые сеялки имеют один узкий диск, на который приходится вся тяжесть машины, позволяющая ему легко заглубляться и прорезать стерневую подушку.

– Однодисковый нож сошника прорезает борозду и кладет семена, а затем прикатывающее колесо, идущее под тем же углом, закрывает этот разрез, – поясняет механизм посева специалист по посевной и почвообрабатывающей технике компании John Deere в России Юлия Шквырина. – При этом глубина заделки в таких сеялках регулируется опорным колесом.

По мнению Вячеслав Векленко, монодиск – самый щадящий вариант с точки зрения нарушения сложения почвы и перемещения растительных остатков. Минусом таких машин он называет наличие в конструкции опорных роликов/колес с функцией ведения по глубине и механизмом прижима. Как правило, эти элементы находятся в тесном контакте друг с другом, что увеличивает риски налипания влажной почвы или набивания растительных остатков в промежутки между ними.

Среди приверженцев сингл-дисковой конструкции преобладают в основном североамериканские производители – Case IH, Bourgault, John Deere, Morris и др. Это согласуется с их концепцией давать максимально большее давление на почву (почти весь вес машины приходится на эти диски) при сохранении внушительных габаритов самого сошника.

– За счет этого можно установить большее опорное колесо и опорный подшипник, а значит, продлить срок эксплуатации агрегата, – поясняет Александр Загинайлов. – Так как узлы меньшего размера при условии постоянного давления большой массы, очевидно, подвергнутся разрушению быстрее.

По словам коммерческого директора компании «Агро­Машины» (дилер Bourgault) Анатолия Лысых, одни из самых крупных монодисков на рынке стерневых сеялок представлены компанией Bourgault, например, в пропашных машинах 3720, распределение веса в которых может составлять до 1600 кг на метр рабочей ширины захвата!

– Благодаря этому сеялки Bourgault смогли доминировать даже на рынке крайне засушливого австралийского континента, – замечает Анатолий Лысых. – Тяжелые машины с узким диском легче заглубляются в пересушенную почву.

Из европейских производителей интересен Horsch с новой моделью Avatar, оснащенной однодисковыми высевающими сошниками с давлением до 310 кг при пустом баке. Как добавляет Вячеслав Векленко, опорный ролик для ведения по глубине закреплен на раме сошника, что позволяет соблюдать глубину заделки даже на невыровненном поле. Прикатывающий ролик фиксирует зерновки на плотное дно борозды, диски-загортачи закрывают борозду сверху рыхлым слоем почвы. Двухрядное расположение сошников не позволяет растительным остаткам накапливаться в межсошниковом пространстве.

С колтером

Дисковые сеялки имеют спереди разрезающий диск (колтер), задача которого расчищать борозду и прорезать растительные остатки, культивируя только узкую полоску посева и подготавливая ее для прохода высевающего сошника. Далее в расчищенную борозду, как правило, двухдисковым сошником укладывается семя.

Такая концепция построения характерна для южно­американских сеялок (Gherardi, Bertini, Vhb-Bti Agri, Super Walter и др.), этот же конструктив взяли за основу компании Great Plains, Salford, есть они и в модельном ряду Horsch (Pronto NT).

Характерной особенностью южноамериканских сеялок заместитель генерального директора компании «Ставропольстройопторг» Игорь Сыроватка называет расположение турбоножа под рамой – ведь именно на него приходится весь вес сеялки, облегчая задачу разрезания стерни.

Еще одна характерная деталь – прижимной язычок, так называемый «хвост бобра», который располагается перед каждым турбоножом и, соответственно, каждым сошником.

– Его задача – зафиксировать зерно в борозде, закрыть его сверху землей и тем самым обеспечить более плотный контакт, что особенно важно на глинистых и влажных почвах, – поясняет Игорь Сыроватка. – Прижимные язычки отлично показали себя на полях с высокой стерней и особенно там, где урожай был собран отчесывающими жатками.

– Конструктивно двухдисковые сеялки меньше подвержены забиваниям, менее требовательны к состоянию почвы и распределению пожнивных остатков, а значит, прощают многие ошибки, – отмечает Вячеслав Векленко. – Но при этом двухдисковые сошники, имея большую площадь опоры, требуют большего давления. В противном случае в условиях переуплотненности почвы их применение может быть ограниченно. Также конструкция двухдисковых сошников сложнее и более материалоемкая.

Модернизация

Усовершенствование и модернизация современных стерневых сеялок, по мнению Вячеслава Векленко, сейчас развивается в направлении внесения удобрений: не все модели сегодня могут адресно вносить удобрения под горизонт посева.

– Минимизация опасности повреждения семян и проростков при одновременном внесении стартовых удобрений с посевом – по-прежнему вызов для производителей сеялок, – замечает он.

У пневматических дисковых сеялок John Deere на моделях 1895 для внесения стартовых удобрений предусмотрен дополнительный (третий) ряд. Соответственно есть возможность укладывать азотистые удобрения в отдельную борозду в больших количествах, не опасаясь ожога.

У компании Bourgault, по словам Анатолия Лысых, анкерные и дисковые стерневые сеялки благодаря системе MRB Bourgault имеют возможность вносить одновременно с посевом не только гранулированные, но и жидкие минеральные удобрения, а также безводный аммиак.

В компании CNH работают над усовершенствованием своих моделей, и в 2019 году под брендом Flexi-Coil
выйдет новая дисковая сеялка 6500 с раздельным внесением удобрений без опасности повредить семена.

– Характерной чертой Flexi-Coil является отказ от системы отдельных дополнительных стоек, которые служат только для внесения удобрений, – конкретизирует Александр Загинайлов. – Такая конструкция сильно увеличивает вес и усложняет агрегат, повышая стоимость и во многих случаях делая невозможным производство широкозахватных агрегатов более 15 м. Выбранная концепция, когда оба процесса (посев и внесение удобрений) происходят различными приспособлениями, установленными на одной стойке, более сложна в инженерном отношении, но обеспечивает более эффективное использование удобрений, не увеличивает и не усложняет конструкцию рамы, что дает больший потенциал для дальнейшего развития.

Кроме того, усилия производителей современных машин традиционно направлены на упрощение конструкции и снижение трудозатрат при обслуживании.

Так, новый сошник ProSeries, который с 2018 года сменил традиционный 900-й сошник на стерневых моделях John Deere 1590, 1890 и 1895, имеет по сравнению со своим предшественником одну точку смазки. Две другие заменены герметичными втулками, не требующими обслуживания. Однорядный прикатывающий подшипник заменен на более надежный двухрядный, диаметр прикатывающего колеса увеличился, но толщина уменьшилась, что обеспечивает более плотный прижим семян к почве.

И, конечно, в фокусе всегда остаются логистические вопросы посева, а значит, модернизация бункеров. Так, на пневматических зерновых сеялках Great Plains NTA 3510 с бункерными тележками ADC2352 производительность загрузочного шнека увеличилась на 60%, а также усовершенствовалось его крепление, а операции по работе стали более простыми.

Как объясняет Руслан Тимов, разработчиком внедрений стала женщина, поставившая задачу настолько облегчить конструкцию и минимизировать операции по работе с загрузкой, чтобы с ней мог справиться один не слишком сильный человек.

Кроме того, все бункерные тележки на сеялках Great Plains стали ISOBUS-совместимы.

А у аргентинских сеялок Bertini, имеющих, как все южноамериканские модели, бункеры небольшого размера, модельный ряд пополнился серией «Гигант», где бункер увеличили до 16 л.

Более того, как сообщает Игорь Сыроватка, на заводе идет активное испытание новых моделей с прицепным бункером, что позволит значительно улучшить логистику работы с такими сеялками.

Комментарии практиков

АПК «РОДИНА» (Волгоградская область)

Денис Сухов, главный инженер:

– У нас в обработке находится 7300 гектаров пашни. Сеем озимые, кукурузу, подсолнечник, промежуточные культуры – лен, нут. Постоянно ищем пути сокращения издержек и повышения рентабельности производства. Поэтому отказались от части паров. Возникла необходимость посеять озимые по подсолнечнику – и встала задача покупки посевного комплекса, способного с наименьшими затратами это осуществить.

Посевной комплекс для работы по стерне искали именно импортного производства, но в процессе наших поисков компания «АгроТехника» предложила посевной комплекс «Томь» с шириной захвата 10,6 м. В течение 10 дней засеяли им 750 га. Агрегатировали машину с трактором Case Magnum 310. Сеяли с восьми утра до семи вечера в среднем по 60 гектаров при скорости 11 км/ч и норме высева 260 кг/га.

К концу сева озимых на участках, где начинали сеять, уже появились первые всходы, показывающие, что посевной агрегат сработал на «отлично». Рядность и норма высева были соблюдены согласно заданной программе. Даже при обсеве по краю поля, где почва уплотнена, агрегат справился с поставленной задачей. Заделка шла равномерно и на заданную глубину. Единственный минус, который проявился, – при движении по подсолнечнику, что называется, «против шерсти», выбивает семяпроводы с посадочных мест. Проблема решаема, если сеять по диагонали.

Агрохолдинг «Нива» (Республика Мордовия)

Андрей Уткин, начальник базы по ремонту и обслуживанию сельхозтехники:

– Сеялку Horsch Pronto NT мы приобрели в 2013 году. Машина универсальная, обрабатываем за сезон свыше 3000 га во всех подразделениях нашего предприятия (четыре хозяйства). Сеялка нарасхват, отличный результат по любому агрофону – и классическая обработка, и минимальная, и нулевая. Сеем ею все: рапс, горох (продуктовый сладкий), яровой ячмень, кукурузу на силос и озимую пшеницу.

По стерне сеем только озимую пшеницу в тех случаях, когда в силу погодных условий не успеваем провести обработку полей. Результат очень хороший, не менее 40 ц/га.

Конечно, по влажной почве с ней в поле не зайти, но мы и не стремимся работать в таких условиях. Производительность составляет около 200 га/сутки, если сеем круглосуточно, и не менее 120–130 га, когда работаем по 10 часов.

На нулевую технологию переходить пока не хотим – у нас стерня не слишком чистая, валки встречаются. Кроме того, мы занимаемся КРС, и солома нам нужна для подстилки. Но хозяйству, серьезно практикующему No-Till, сеялку Pronto NT порекомендуем без зазрения совести. А нас устраивает как раз ее универсальность. За шесть лет машина уже несколько раз себя окупила.

Агрохолдинг «Трио» (Липецкая область)

Александр Ретинский, главный специалист по организации производства:

Сеялка Amazone DMC 9000 для нас – отличная универсальная машина. Сеет и по обработанной почве, и по стерне. В стерню высеваем озимую пшеницу, в случае если предшественником была соя. Урожай при этом стабильно высокий. Обрабатываем сеялкой примерно 3600 га в год. Работаем с DMC уже около 20 лет. Качество посева не страдает ни в какую погоду, отлично заходит и во влажную почву, и в сухую твердую.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв