Агропрофи » Blog Archive » Поборемся за качество
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

Поборемся за качество

Ольга Жукова

Вопрос качества зерна весьма многогранный и зависит от большого количества факторов. Какие из них при этом оказывают наибольшее влияние и что нужно делать сельхозпроизводителям, чтобы получить хороший урожай с высокими качественными характеристиками?

Экспорт растет

По данным Росстата на конец декабря, валовый сбор зерновых в 2018 году составил 112,8 млн т, примерно 70 млн т из которых приходилось на пшеницу. Полученные результаты первый заместитель министра сельского хозяйства Джамбулат Хатуов назвал «высокими».

Опираясь на эти данные, Минсельхоз повысил прогноз по экспорту зерна в текущем сельскохозяйственном году до 42 млн т, сообщила на декабрьском совещании с представителями крупнейших экспортеров зерна заместитель министра сельского хозяйства России Оксана Лут.

Традиционно наибольшим спросом пользуется пшеница. В феврале этого года объем экспорта этой культуры согласно предварительному анализу ФБГУ «Федеральный центр оценки безопасности и качества зерна и продуктов его переработки» составил 28,6 млн т (доля 74%), что на 6% больше по сравнению с аналогичным периодом за 2017–2018 годы.

Правда, эксперты констатируют, что львиная доля полученного в России зерна малопригодна для производства качественного хлеба, и с грустью вспоминают советские времена, когда более 80% урожая относилось к третьему классу.

Между тем требования стран-импортеров, особенно европейских, к качеству зерна с каждым годом все больше ужесточаются, и, если мы планируем активно развивать экспорт, нужно стремиться им соответствовать.

Каким же образом можно добиться высокого качества зерна и какие факторы влияют на него больше всего?

Количество и качество

Как сообщает Татьяна Порфирьева, территориальный менеджер направления СЗР Corteva Agriscience сельскохозяйственного подразделения DowDuPont, основные показатели качества зерна пшеницы подразделяются на три группы: физические (натура, масса 1000 зерен, стекловидность, а также цвет, запах, примесь испорченных зерен и др.), химические (белок, клейковина, крахмал и др.), технологические и хлебопекарные (выход муки, сила муки, объемный выход хлеба и др.).

Все они, по ее словам, зависят от большого количества факторов, которые условно можно разделить на управляемые и неуправляемые.

К последним специалисты относят прежде всего почвенно-климатические условия.

– Например, в Центральной России, как и на Кубани, получить высококачественное зерно очень сложно из-за определенных условий, складывающихся в процессе созревания. Другое дело – Поволжье, – сравнивает Сергей Санин, д. б. н., академик, профессор, заведующий отделом эпидемиологии и фитосанитарии болезней зерновых культур ФГБНУ ВНИИФ.

Но если на почвенно-климатические условия повлиять невозможно, то обеспечить полноценное внесение минеральных удобрений, добросовестную защиту культуры от вредных организмов и патогенов, а также качественную доработку полученного урожая аграриям вполне под силу, уверена Татьяна Порфирьева.

Такого же мнения придерживаются и специалисты компании «Сингента». И отмечают, что в этом случае перед производителем стоят две задачи: количественная (сколько центнеров с гектара планируется получить) и качественная (ожидаемый класс зерна и вероятность накопления микотоксинов).

– Количество растений на гектар – главный фактор урожайности, – говорит Татьяна Порфирьева. – Если мы не получим дружные всходы, то не получим, соответственно, и никакого урожая, тем более качественного. Именно с фазы всходов до фазы трех листьев формируется такой параметр, как количество растений на единицу площади. В фазу «кущение» закладывается следующий показатель, который влияет на урожайность, – количество продуктивных стеблей. Число зерен в колосе формируется в фазу «конец кущения – начало выхода в трубку». В фазу «флаг-лист» начинается формирование следующего фактора урожайности – массы 1000 зерен. А начиная от фазы колошения и в процессе чередования стадий созревания колоса идет закладка химических и технологических показателей качества зерна пшеницы.

Доминирует сорт?

Вопрос качества зерна сложный и многогранный, признает Сергей Санин, при этом он убежден, что определяющим фактором в этом случае является генотип сорта. На второе место профессор ставит условия созревания, а на третье – агротехнику. И лишь потом все остальные мероприятия.

– Например, сорт Московская 39, распространенный в Центральной полосе России, на сегодняшний день является эталоном высокого качества зерна. До его регистрации в регионе не могли похвастаться высокими качественными характеристиками, – аргументирует он.

Однако потенциал сильных и ценных сортов пшеницы еще нужно суметь реализовать, и здесь на помощь приходят как раз технологии.

Как отмечает Евгений Бурлак, менеджер по продуктам и культурам компании «Байер», существуют сорта, которые обладают низкой устойчивостью к заболеваниям, но при этом имеют высокий потенциал урожайности и подразумевают использование интенсивных схем защиты и питания (сорта Гром, Юка, Алексеич, Безостая 100).
И, наоборот, более устойчивые к заболеваниям сорта зачастую отличаются небольшим потенциалом урожайности и менее отзывчивы на изменение элементов технологии (Московская 39, Немчиновская 57, Безенчукская 380).

Система питания

Удобрение пшеницы является мощным фактором регулирования режима питания растений, увеличения урожая и улучшения качества зерна. Только при обеспечении растений питательными веществами на протяжении всей вегетации можно получить хороший урожай с высокими технологическими достоинствами зерна. К примеру, для формирования качества белка важны такие элементы, как калий, сера, марганец и цинк, участвующие в обменных процессах. Но особенно велика роль азота, утверждают специалисты. В частности, без грамотного менеджмента этого элемента невозможно достичь высокого содержания белка в зерне.

Так, результаты исследования ученых из Университета Кристиана-Альбрехтса (департамент аграрной экономики, Киль, Германия) подтверждают, что содержание белка тесно связано с содержанием клейковины, при этом мало зависит от сорта, а больше от уровня азотного питания.

По данным компании Yara, когда содержание азота отклоняется от оптимальных значений, количество белка в зерне скачет примерно на 1% на каждые 50 N кг/га.

Для повышенного содержания протеина требуется повышенное внесение азота. И это доказанный факт. Согласно исследованиям Ассоциации производителей зерна Великобритании HGCA, чтобы получить урожайность пшеницы для хлебопекарных целей 80 ц/га, потребность в азоте составляет 25 кг/т, общая потребность в этом элементе оценивается в 200 кг/га (значения могут варьировать в зависимости от типа почвы и содержания питательных веществ).

При этом большое значение имеет фаза внесения. Если давать азот на ранней стадии, BBCH 25–32, растения будут использовать его для формирования урожая. Когда необходимо добиться повышенного содержания белка, азотные удобрения нужно вносить между фазами BBCH 37 и 59. Если азот в растениях снижается, его можно компенсировать некорневой подкормкой во время цветения (BBCH 70). Таковы рекомендации компании Yara.

В России, по наблюдениям Евгения Бурлака, часто практикуются подкормки растений азотом в период начала колошения растений, и многие агрономы успешно пользуются этим приемом. Азот, поступающий в растения в эту фазу, повышает интенсивность фотосинтеза листьев, что в итоге положительно сказывается на качественных показателях зерна, таких как белок, клейковина и сила муки.

Однако в условиях дефицита влаги с этим элементом нужно обращаться очень аккуратно, поскольку внесение больших доз может привести к снижению урожая.

Интересно, что по стандартам экологического земледелия нельзя повышать содержание белка в зерне с помощью подкормок минеральными азотными удобрениями. Поэтому в частности немецкие фермеры, практикующие органическое земледелие, решают эту проблему посредством возделывания зерновых по технологии мульчированного посева, высевают сильные сорта и выбирают лучших предшественников.

Что касается других макроэлементов, то, например, фосфор положительно влияет на качество зерна в том случае, когда почвы имеют низкую обеспеченность и значительные запасы доступного азота. По данным научно-исследовательских учреждений Оренбургской области, от совместного внесения азотных и фосфорных удобрений повышается белковость зерна на 1,5–2%, выход клейковины – на 3–4%.

Действие же калийных удобрений оказывает положительное влияние непосредственно на качество зерна только при правильном соотношении питательных веществ, вносимых с удобрениями.

Угроза прямая и косвенная

Реализация потенциала сильных и ценных сортов пшеницы требует применения специализированных схем не только удобрений, но и СЗР, особенно в колошение, когда закладывается качество зерна, отмечают в компании «Сингента».

Те же сорняки причиняют прямой, а также косвенный вред качеству и количеству урожая. И чем выше засоренность полей, тем сильнее падают урожайность и содержание в зерне протеина. Поэтому так важно, чтобы поля были чистыми.

Кроме того, сорняки увеличивают затраты на послеуборочную доработку зерна и способствуют распространению болезней и вредителей, среди которых одним из самых опасных для качества зерна является клоп-черепашка. Питаясь, он через стилет вводит в зерновку ферменты, которые разлагают сложные сахара. Поврежденное клопом зерно теряет товарную стоимость и практически не годится для изготовления муки. Причем неважно, сколько вредителей на поле: даже если на 1 м2 всего один клоп, классность зерна снижается с 3-го до 5-го.

Но если о влиянии вредителей, и в частности пресловутого клопа-черепашки, на качество зерна говорят много и часто, то сведения о влиянии болезней немногочисленны и зачастую противоречивы, сетуют сотрудники ФГБНУ ВНИИФ. Практически отсутствуют данные исследований о влиянии защитных мероприятий.

Между тем все они в той или иной степени сказываются на качественных характеристиках выращиваемого урожая, будь то головневые болезни, корневые и прикорневые гнили, листостебельные заболевания или болезни колоса, констатирует Татьяна Порфирьева.

При этом она уточняет, что, например, головневые заболевания пшеницы обусловливают как откровенные недоборы урожая в результате образования споровой массы вместо зерна в колосе, так и скрытые потери. Пораженные проростки замедляют свои рост и развитие, часть их погибает, вследствие чего снижается густота посевов. Скрытые недоборы урожая обусловлены тем, что масса наземной части у растений, которые выздоровели, сокращается от 30 до 40%, в колосе формируется меньше зерен, уменьшается масса 1000 зерен.

Вредоносность корневых гнилей, по ее словам, проявляется в отношении посевного материала, снижаются всхожесть, энергия прорастания. Стебли больных растений становятся ломкими, что может привести к полеганию посевов, при сильном поражении возможно отмирание всего растения. А полегание, как следствие, приводит к прорастанию зерен, уменьшению числа падения и выхода муки, то есть к снижению технологических показателей качества зерна. Корневые и прикорневые гнили вредят в течение всей вегетации, вызывая пустоколосость, щуплость зерна, что тоже заметно ухудшает его качество и значительно снижает урожайность пшеницы. К примеру, возбудители фузариозной корневой гнили способствуют впоследствии развитию фузариоза колоса, самого опасного заболевания, влияющего на качество пшеницы.

– Как правило, борьбу с корневыми и прикорневыми гнилями проводят в фазу кущения озимой пшеницы, – рассказывает Татьяна Порфирьева. – Регистрацию в борьбе с этими патогенами имеют препараты из химического класса бензимидазолов. Но в последнее время к ним наблюдается проявление резистентности. С переходом к возделыванию интенсивных сортов озимой пшеницы в фазу «кущение» стали все чаще применять фунгициды на основе триазолов и стробилуринов, которые, не имея, к примеру, регистрацию в отношении корневых гнилей, показывают достаточно высокую эффективность в борьбе с ними.

Но, как подчеркивает Порфирьева, защитные мероприятия должны первостепенно начинаться с проведения фитоэкспертизы, согласно результатам которой подбирается качественный протравитель. В частности, если говорить о головневых заболеваниях, то только качественный протравитель сможет помочь в решении этой проблемы. Современные протравители не только обеспечивают защиту семени от почвенной инфекции, но и защищают посевы от вредителей всходов до фазы «кущение».

По листу

Если потенциал урожая зерновых формируются в фазу кущения, то качественные же показатели зерна, определяющие его класс, по мнению Олега Беляева, главы Восточно-сибирского представительства АО «Щелково Агрохим», в большей степени зависят от состояния флагового листа и колоса. Когда растения ослаблены болезнями или вредителями, даже у генетически сильных сортов ухудшаются урожайность и качество зерна, хлебопекарная сила муки и сокращается содержание клейковины.

– Если принимать за главный показатель качества содержание клейковины, то можно сказать, что все заболевания, массово появляющиеся с фазы флагового листа, в той или иной степени его снижают (как, собственно, и все с ним сопряженные), – подтверждает Анатолий Таракановский, к. б. н., менеджер по кампаниям на зерновых культурах компании «Сингента».

Так, в частности из листостебельных заболеваний пшеницы наиболее опасны бурая ржавчина (Puccinia triticina Eriks.), желтая ржавчина (Puccinia striiformis West), септориоз листьев и колоса (Septoria tritici Rob. et Desm., Stagonospora nodorum Berk.), мучнистая роса (Blumeria graminis (Ds) Speer.), пиренофороз (Pyrenophora tritici repentis (Died.) Drechsler.) и фузариоз колоса (Fusarium graminearum Schw., avenaceum Sacc.), перечисляет Олег Беляев.

Из них, по наблюдениям Сергея Санина, на сегодняшний день болезнь №1 для европейской части России, юга, Западной Сибири и Поволжья – это септориоз. Он начал прогрессировать с середины – конца 80-х годов и за несколько лет вырвался в лидеры рейтинга самых опасных заболеваний пшеницы. В то же время, например, в Зауралье, наибольший ущерб по-прежнему причиняет бурая ржавчина.

Как поясняет Олег Беляев, развиваясь на листьях, все вышеперечисленные болезни уменьшают их ассимиляционную поверхность, разрушают хлорофилл, что приводит к снижению фотосинтеза, преждевременному старению и отмиранию листового полога. А при поражении стеблей нарушается поставка углеводов, необходимых для наполнения зерна. Потери урожая от упомянутых патогенов могут составлять от 20 до 70%. Основная задача здесь – сохранить функционирование флаг-листа в период налива и предупредить поражение колоса. При поражении флагового листа нарушается налив зерна, и оно формируется щуплое, с низкой энергией прорастания и всхожестью.

Развитие болезней в разные годы варьирует в зависимости от погодных, агротехнических, хозяйственно-экономических и иных факторов, говорит он. Периодически листостебельные инфекции принимают характер эпифитотий. Эпифитотией признается ситуация, когда от болезней теряется более 20% потенциального урожая зерна, так как при умеренном развитии заболеваний потери урожая составляют 5–20%. Массовые вспышки бурой ржавчины, пиренофороза, септориоза и мучнистой росы наблюдаются примерно каждые пять лет из десяти; желтой ржавчины, сетчатой пятнистости – каждые 4–6 лет. Интенсивность заболеваний напрямую влияет на качество зерна.

Когда начинать?

Обработка пшеницы фунгицидами в период вегетации – высокоэффективное и рентабельное мероприятие, уверен Олег Беляев. Но наибольший экономический эффект от препаратов можно получить только при соблюдении технологии и сроков их применения. При этом фунгицидная обработка посевов в фазе флагового листа обязательна, настаивает он. Кроме того, необходимо определиться с тактикой фунгицидных опрыскиваний в зависимости от доминирующих болезней и интенсивности их развития.

– При раннем появлении болезней, например, мучнистой росы, септориоза, ржавчины, пятнистостей у злаковых культур, инфекция снимается протравливанием семян, – уверяет он. – Но, например, в условиях Сибири воздушно-капельные инфекции начинают развиваться позже – после окончания периода действия протравителей семян. В этом случае применяют опрыскивание растений фунгицидами.

В частности против пиренофороза, по его словам, обработки начинают с фазы выхода в трубку при наличии трех–пяти пятен на втором-третьем сверху листе, распространении в посеве 50%. С бурой ржавчиной борются при появлении первых пустул на 3–5% растений. Обработки против мучнистой росы начинают при достижении распространения заболевания в фазе «кущение» – 50%, в фазах «выход в трубку – колошение» – при наличии трех–пяти пятен на третьем сверху листе и 100%-ном распространении в посеве. Экономическим порогом вредоносности мучнистой росы считается развитие болезни в фазу выхода в трубку – 5–13%, конец трубкования – 10–15%

Что касается септориоза, то приступать к опрыскиванию Олег Беляев советует, когда развитие пятнистости достигло 5% на третьем сверху листе при распространении в посеве не более 80%.

Эффективные комбинации

В борьбе с листостебельными заболеваниями традиционно применяют фунгициды из группы триазолов, но в зависимости от агроклиматических условий в районах с достаточным увлажнением осуществляют фунгицидную защиту стробилуринсодержащими препаратами, которые показывают высокую эффективность, сообщает Татьяна Порфирьева. Борьбу с листостебельными заболеваниями, как правило, проводят в фазу развития «флаг-лист – начало колошения».

Олег Беляев отмечает, что препараты из обеих упомянутых групп обладают высокой эффективностью против листостебельных инфекций зерновых культур. Стробилурины дают ярко выраженный ростостимулирующий эффект (и, соответственно, рост урожайности), который проявится даже при слабом развитии заболевания. Обработка препаратом на основе этого химического класса обладает как фунгицидным, так и ростостимулирующим действием. Например, действующее вещество азоксистробин, относящееся к группе стробилуринов, входит в состав фунгицида Азорро производства «Щелково Агрохим».

– Фунгициды на основе производных триазола обладают системным действием и также проявляют высокую эффективность против листостебельных болезней, – говорит Беляев. Эффективны смеси стробилуринов и триазолов: триазол обладает лечебным действием до недели после появления заболевания. Уникальность стробилуринов заключается в том, что они обладают трансламинарным действием – могут передвигаться по обработанному листу, обеспечивая, таким образом, защиту от патогенов с обеих сторон листа.

Кроме того, по наблюдениям Татьяны Порфирьевой, в последнее время набирают обороты, доказывая свою наивысшую эффективность в борьбе с болезнями озимых зерновых колосовых, фунгициды из нового химического класса SDHI.

– В нашем портфеле ярким представителем этого класса является фунгицид Абруста, КС, – приводит пример она.

На сегодняшний день в литературе часто встречаются сведения, что тот или иной фунгицид положительно влияет на качественные характеристики зерна. Однако Анатолий Таракановский акцентирует внимание на том, что на качество зерна (без влияния на фитосанитарное состояние) любой препарат воздействует опосредованно. Гораздо большее влияние на качественные показатели урожая имеют наличие заразного начала и условия его реализации, минеральные подкормки (азот в первую очередь), общая агротехника, предыдущие обработки или их отсутствие, а также сортовой состав.

Защита колоса

Но самое главное для формирования высококлассного зерна – надежно защитить колос, считает Анатолий Таракановский, поскольку параметры качества зерна закладываются в период от полного появления колоса и могут изменяться практически до полной спелости.

– Под параметрами качества в данном случае нужно понимать не только технические и потребительские (белок, клейковина, стекловидность и т.д.), но и санитарно-фитопатологические (зараженность грибами-продуцентами микотоксинов); вторые при превышении ПДК для каждого конкретного токсина сводят общую пригодность партии для любого использования на нет даже при самом высоком содержании белка, – комментирует он.

С момента цветения до молочно-восковой спелости зерна наиболее вредоносными становятся колосовые инфекции (септориоз, фузариоз, альтернариоз и чернь колоса).

Как уточняет Татьяна Порфирьева, упомянутые болезни приводят к снижению содержания белка и клейковины, уменьшению натуры и массы 1000 зерен и загрязнению микотоксинами.

– Развитие колосовых заболеваний в наших опытах вызывало снижение урожайности на 8–15% и негативно сказывалось на классности зерна, – подтверждает Евгений Бурлак. – Ожидать третий класс после серьезного поражения болезнями колоса неправильно. Можно рассчитывать на четвертый или даже на пятый класс.

Однако Анатолий Таракановский подчеркивает, что часто возбудители этих заболеваний могут не оказывать непосредственного влияния на качественные показатели зерна (при заражении после молочной спелости), но способны продуцировать микотоксины, что гораздо опаснее для самого важного показателя качества зерна – его безопасности для потребителя.

– Фузариоз колоса – самое опасное заболевание зерновых колосовых культур, – убежден он. – Изначальные потери урожая в поле при поражении фузариозом колоса составляют до 30%, что может показаться не очень большой проблемой. Однако почти всегда оставшиеся 70% даже при незначительном присутствии микотоксинов (продуктов жизнедеятельности фузариев) делают зерно абсолютно непригодным для использования. Ни содержание белка, ни показатели ИДК, ни натура не имеют значения, если зерно содержит ничтожное количество микотоксинов. Часто такую партию не примет даже спиртзавод.

Анатолий Таракановский замечает, что накопление микотоксинов может происходить в колосе, даже если нет видимых симптомов массового повреждения растений. Поскольку полевая диагностика не дает полной картины, чтобы быть уверенным, что зерно пригодно на экспорт или для использования в качестве фуража, необходим анализ на микотоксины. Таким образом, фитопатологические характеристики зерна являются качественно определяющими дальнейшую судьбу партии: только после фитоанализа можно приступать к анализу показателей непосредственно качества зерна.

Хотя в этом случае говорить о качестве зерна можно с большой натяжкой. По данным компании «Сингента», повышение уровня поражения фузариозом колоса на каждые 10% снижает белок на 1%, массовую долю сырой клейковины – на 20%, МТЗ – на два грамма, и это без учета накопления микотоксинов.

Чтобы защитить колос от фузариоза, Татьяна Порфирьева призывает делать отдельную фунгицидную обработку. Поскольку будущий урожай закладывается уже в момент опыления, выбор времени и технологии фунгицидной обработки имеет решающее значение. Пыльники служат входными воротами для возбудителя болезни, следовательно, фунгицидную обработку против фузариоза колоса необходимо проводить, когда полностью появилось 75% колосьев на главном стебле. И заканчивать до фазы, когда 50% колосьев отцвели. Более ранние или более поздние обработки неэффективны. Проводя отдельную фунгицидную обработку против  оза колоса, попутно можно воздействовать на такие заболевания колоса, как септориоз и чернь.

– Для обеспечения максимальной выгоды от использования фунгицидов по колосу обработку нужно проводить в фазу «конец колошения – начало цветения», ВВСН 59–61, – делится опытом Евгений Бурлак. – Однако у многих предприятий огромные площади и нет возможности обработать все посевы за три дня. В качестве компромисса можно использовать правило, что к этому моменту должна быть обработана половина площадей. В этой связи оптимальным считается период с середины колошения до середины цветения (ВВСН 55–65).

Что касается препаратов, то специалисты советуют выбирать продукты на основе протиоконазола, метконазола, тебуконазола, а также их комбинаций с другими действующими веществами.

Так, например, у компании «Щелково Агрохим» это фунгицид Триада, ККР, у «Байер» – Прозаро. С прошлого сезона отечественным аграриям стал также доступен препарат от «Сингенты» Магнелло, который, по данным компании, был специально разработан для эффективного контроля фузариоза колоса и других колосовых инфекций.

Но, как утверждает Евгений Бурлак, для защиты колоса мало выбрать препарат и оптимальную фазу, необходимо обеспечивать высокое качество обработки.

– В прошлом году на базе «БайАрены» мы проводили испытания, в которых получили подтверждение, что несоблюдение норм расхода рабочего раствора, а также использование плоскофакельных форсунок резко снижают качество обработки колоса, особенно с обратной, по ходу опрыскивателя, стороны. В итоге эффективность опрыскивания сокращается вдвое, сообщает он. Лишь совокупность факторов: грамотный подбор фунгицида, использование двухфакельных распылителей, соблюдение рекомендуемых скорости движения опрыскивателя и нормы расхода рабочего раствора – позволяют быть уверенным в эффективности агроприема.

Также считают и в компании «Сингента».

Не «химией» единой

При борьбе с болезнями и вредителями пшеницы следует применять комплекс агротехнических, биологических, механических и химических мероприятий, но ведущая роль, по мнению российских ученых, должна принадлежать агротехническим (профилактическим) мероприятиям, которые направлены на создание условий, благоприятных для роста и развития пшеницы и неблагоприятных для вредных объектов.

В первую очередь необходимо размещать посевы по лучшим для культуры предшественникам, среди которых многолетние бобовые травы, злакобобовые, однолетние травы, кукуруза на силос, пшеница после пара.

Для снижения запаса инфекции патогенов, в том числе и возбудителей фузариоза, специалисты компании «Сингента» рекомендуют проводить заделку пожнивных остатков, уничтожать падалицу, а также использовать биодеструкторы стерни в севооборотах, насыщенных колосовыми. Например, ускорению разложения растительных остатков способствует внесение аммиачной селитры (10 кг д.в./га) или триходермина (5,0 л/га) сразу после уборки.

И, конечно, все технологические операции нужно проводить своевременно. Например, такое заболевание, как чернь колоса, по словам Евгения Бурлака, развивается, когда хлеба перестаивают в поле. Поэтому проблема в данном случае решается не с помощью фунгицидов, а своевременной уборкой.

Парадоксы защиты

В течение нескольких лет во ВНИИФ изучалось влияние болезней пшеницы и защитных мероприятий на качество зерна.

В годы исследований в составе патогенного комплекса доминировали септориоз листьев и колоса, представленность бурой ржавчины была несколько ниже. Анализ проводили по таким показателям, как натура зерна, количество и качество сырой клейковины, стекловидность, число падения, содержание белка.

В итоге значения числа падения и объемного веса в основном отвечали базисным кондициям, то есть влияние пораженности на эти показатели низкое.

– Другое дело – количество клейковины, – замечает Сергей Санин. – При поражении колоса септориозом оно было более низкое. Как показали исследования ВНИИФ, повышение степени развития септориоза колоса на 10% снижало содержание клейковины в сорте Московская 39 вплоть до 2,5%. При этом разные сорта имели неодинаковую отзывчивость на применение фунгицидов.

К слову, он обращает внимание, что зависимость поражения листьев от септориоза колоса была очень низкой.

Примечательно, но в некоторых вариантах качество зерна на участках с хорошей комплексной системой защиты было ниже, чем в контроле. Однако, судя по данным исследователей, как отечественных, так и зарубежных, это не такая уж большая редкость.

Евгений Бурлак объясняет это тем, что в контрольных вариантах, в условиях стресса растений по причине развития заболеваний, закладывается меньшее количество зерновок, и формирование зерна происходит быстрее. Тогда как наличие интенсивной защиты может продлить период налива зерна на неделю, что поспособствует снижению содержания белка у защищаемых растений. Но при этом в опытах компании «Байер», по его данным, разница в урожайности интенсивных схем защиты по сравнению с контрольным вариантом составляет около 20–25%.

– При поражении посевов септориозом и планируемой урожайности в 50 ц/га можно потерять без обработки около 15 центнеров с гектара, в то время как если защитить посевы, есть шанс дополнительно получить 8–10 ц/га, пусть и с содержанием клейковины меньше на 0,5–1%. Поэтому вопрос, защищать или нет, здесь, на мой взгляд, не стоит, – резюмирует Сергей Санин.

Комментарии практиков

«Агрофирма «Прогресс» (Краснодарский край)

Эдуард Игольницын, главный агроном:

– Чтобы получить высококлассное зерно, необходимо соблюдение целого комплекса условий – это правильный выбор сорта, качественные семена, агротехника, грамотная система применения минеральных удобрений и СЗР, использование продуктов, позволяющих повышать эффективность усвоения удобрений, а также минимизирующих влияние на растения стрессовых факторов. Мы убеждены, что только здоровое растение может дать хорошее, качественное зерно. Поэтому проводим четыре фунгицидные обработки, две из которых биопрепаратами и две ХСЗР. БФТИМ КС-2, Ж – бактериальный препарат на основе бактерии Bacillus amyloliquefaciens КС-2 – применяем до химпрополки с целью снижения заражения посевов возбудителями мучнистой росы, дальнейшего распространения корневых гнилей и других заболеваний. Биологический препарат БСка-3 используем после химпрополки, он, если так можно сказать, больше служит не для защиты, а для повышения иммунитета растений. Сначала испытывали эти продукты на площади 10 га, потом на 50 га и на 500 га. А уже с прошлого года – это 100% всех посевов. «Химией» мы работаем по флаг-листу и по колосу. Наибольшее распространение у нас получили такие заболевания, как септориоз, мучнистая роса, различные виды пятнистостей, ржавчины и фузариоз. Что касается последнего заболевания, то как минимум до фазы флаг-листа не поймешь, нужно ли делать обработки. Опираемся в этом случае на прогнозы и складывающиеся метеорологические условия, в частности осадки и температуру. Но вынужден признать, что в большинстве случаев погода благоприятствует развитию фузариоза колоса: в период «колошение – цветение» выпадает большое количество осадков, а температура при этом держится высокая. Как в фазу флаг-листа, так и колошения работаем сразу против комплекса заболеваний. Пользуемся зарегистрированными препаратами, обычно оригинальными. Хотя для эффективной защиты важен не столько сам продукт, сколько качественная диагностика заболеваний и их своевременная профилактика. Уже в октябре-ноябре мы должны предугадать те болезни, которые у нас будут. Разумеется, мы при этом опираемся на наши многолетние данные и учитываем буквально все – сорта, погоду, предшественников, распространение заболеваний и т.д. Такой же тактики придерживаемся и в отношении гербицидов. Это связано с тем, что поменять препарат, например, за месяц до обработки, весьма сложно.

В прошлом году на площади 4300 га мы получили урожайность озимой пшеницы 65 ц/га.
Все зерно – это 100% третий класс. И мы можем с уверенностью сказать, что получить качественное зерно можно, неважно Кубань это или Сибирь, главное – обеспечить соблюдение всего комплекса мероприятий.

ГПКК «Каратузское ДРСУ» (Красноярский край)

Галина Дурновцева, главный агроном:

– Качественные характеристики зерна зависят от большого количества факторов, как климатических – температуры, количества осадков, так и технологических – начиная от выбора сорта и заканчивая уборкой и послеуборочной доработкой. Для нас основным сортом является Ветлужанка, выращиваем также пшеницу омской селекции, например, Омскую 36. Но, как правило, сорта интенсивного типа требуют и соответствующих технологий. И если не обеспечить надежную защиту посевов, можно потерять львиную доля урожая. Мы знаем это по себе. В 2016 году урожайность пшеницы (2000 га по паровым предшественникам) из-за поражения комплексом заболеваний, самое опасное из которых фузариоз колоса, за две недели с ожидаемых 45 ц/га
снизилась на 17 ц/га. Не говоря о проблеме микотоксинов. Где-то недосмотрели, не уберегли. Хотя изначально мы уделяем большое внимание защитным мероприятиям, и обеспечиваем 100%-ную химическую защиту, чтобы получить качественное зерно. Проводим гербицидные, инсектицидные (при достижении ЭПВ) и фунгицидные обработки. Что касается фунгицидов, то применяем их по флаг-листу и во время цветения. Наибольший ущерб в нашей зоне наносят такие заболевания, как септориоз листьев и фузариоз колоса. Все они вызывают серьезное снижение качества урожая – щуплость, потерю клейковины и стекловидности и проч. Работаем разными препаратами. Так, в прошлом году использовали Титул Дуо от «Щелково Агрохим» и получили очень хорошие результаты. Обязательным приемом для нас является обработка семян фунгицидными протравителями. Предпочтение отдаем препарату Скарлет, который отлично себя зарекомендовал. Пользуемся им не первый год.

Не менее важна в вопросах защиты растений система их питания. Для повышения качества зерна практикуем азотные подкормки, в прошлом году работали карбамидом. Но для себя сделали вывод, что при изначальной низкой обеспеченности элементами питания, и в том числе фосфором (финансовые условия не позволили внести достаточное количество сложных удобрений), азотные подкормки продлевают период вегетации вплоть до 10 дней, что для нас недопустимо.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв