Агропрофи » Blog Archive » Зрим в корень: защита зерновых от гнилей
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

Зрим в корень: защита зерновых от гнилей

Александра Неверова

Корневые и прикорневые гнили зерновых колосовых культур – проблема, которая затрагивает практически все сельскохозяйственные регионы нашей страны. Независимо от того, где расположено предприятие – в Сибири или на Кубани, – риск развития заболеваний остается высоким из сезона в сезон. Отличаться могут доминирующие в зависимости от региона возбудители болезней, однако «корень зла» и правила борьбы с ним едины для всех. Так какова стратегия эффективной защиты против корневых и прикорневых гнилей?

Фитоанализ семян: предупрежден – значит вооружен

Список патогенов, вызывающих развитие корневых и прикорневых гнилей, довольно обширен. Речь идет о грибах рода Fusarium (фузариозная), Helminthosporium (гельминтоспориозная), Pythium (питиозная), Rhizoctonia (ризоктониозная), Сercosporella (церкоспореллезная), Ophiobolus (офиоболезная), Gibellina (гибеллинозная гнили). И это  не просто труднопроизносимые названия: каждый агроном должен понимать, с возбудителем какого заболевания имеет дело, чтобы выстраивать верную стратегию борьбы.

– Еще десять лет назад никто не диагностировал эту проблему, и все корневые гнили назывались одинаково: «корневая гниль обыкновенная». Но ситуация поменялась ровно на 180 градусов. Сегодня исследование и учет распространения видового состава патогенов, вызывающих корневые гнили, является обязательным элементом агротехнологии, – рассказывает технический эксперт по защите семян компании «Сингента» Павел Мигулев.

Эту точку зрения полностью разделяет старший научный консультант алтайского представительства «Щелково Агрохим» Мария Горшкова.

– Долгое время ключевой проблемой озимых и яровых зерновых культур были головневые заболевания, но хозяйства научились бороться с ними путем протравливания и выбраковки семян, полученных от пораженных растений. Ситуацию с гнилями усложняет то, что инфицированный посевной материал не имеет ярких визуальных признаков поражения. Конечно, опытный специалист обратит внимание на щуплость зерна и ключевой признак – наличие черного зародыша. Но далеко не все агрономы учитывают в работе подобные нюансы. Зато результаты лабораторных исследований позволяют понять, какими видами инфекции и в каких пределах заражена партия зерна. Как правило, после этих заключений сельхозтоваропроизводители обращаются к нам, чтобы подобрать тот или иной фунгицидный протравитель для защиты своих посевов.

Тревожные признаки

Несмотря на разнообразие возбудителей, их вредоносность проявляется примерно одинаково.

– Визуальным признаком поражения растений корневыми гнилями является побурение корней, подземного междоузлия, узла кущения, основания стебля и влагалища нижних листьев, – сообщает д. с.-х. н., заведующая кафедрой химии и защиты растений Ставропольского государственного аграрного университета Анна Шутко. – Пораженные корни и подземное междоузлие становятся хрупкими и обламываются при выдергивании растений из почвы. Узлы кущения теряют свою прочность. Кроме того, нарушаются процессы потребления воды и элементов питания. Ко времени созревания в общем стеблестое появляется значительное количество низкорослых, малопродуктивных растений с пустым недоразвитым колосом или колосом, несущим значительное количество щуплых зерновок.

– Что с этим делать? Такой вопрос задают часто, но в большинстве случаев слишком поздно: когда при обследовании посевов понимаешь, что часть их уже не спасти, так как уже произошло отмирание корневой системы, – поясняет Мария Горшкова.

Менеджер по развитию продуктов компании «Байер» Роман Дробязко предупреждает: поражение корневыми гнилями приводит к снижению урожайности и качества зерна, а также посевных качеств семенного материала. В том числе ухудшается его всхожесть и уменьшается энергия прорастания. Чтобы не допустить негативного сценария развития событий, необходимо помнить о факторах риска, способствующих интенсивному развитию заболеваний.

Факторы риска

Как напоминает Анна Шутко, возбудители корневой и прикорневой гнилей относятся к факультативным паразитам. Проще говоря, они обитают на мертвых органических остатках, но при благоприятных условиях легко переходят к паразитическому образу жизни.

– Соответственно, ситуацию усугубляют короткоротационные (четырех- и пятипольные) севообороты с чрезмерной насыщенностью зерновыми культурами. Возьмем, к примеру, Ставропольский край: посевная площадь озимой пшеницы в 2018 году достигла 1817,4 тыс. га. Это является максимальным показателем за последние десять лет! Среди других факторов – практически полное отсутствие в структуре посевных площадей многолетних бобовых трав, а также сокращение объемов внесения навоза, связанное с недостаточным уровнем развития животноводства, – перечисляет ученый.

Отдельно Анна Шутко выделяет роль ресурсосберегающих технологий, предполагающих поверхностную обработку почвы. Это неблагоприятно сказывается на способности почвы к биологическому самоочищению.
И, соответственно, является фактором риска, усугубляющим фитосанитарную обстановку не только по корневым гнилям, но и по другим заболеваниям.

В свою очередь, Павел Мигулев отмечает еще один фактор, способствующий развитию гнилей: перемены в климате. Известно, что теплые зимы приводят к негативному усилению фитосанитарной обстановки в поле. Чем выше среднегодовые температурные показатели, тем больше времени и сил есть у патогенов для заражения культурных растений в поле. Выводы неутешительны.

– Таким образом, в зону риска попадают все хозяйства, которые выращивают зерновые, – резюмирует эксперт «Сингенты».

Свои условия и своя культура

Но какие виды самые распространенные? По словам Владимира Янишевского, менеджера по техническому маркетингу зерновых культур BASF, это фузариозные и гельминтоспориозные гнили.

– Первые предпочитают влажные и тяжелые почвы, в то время как гельминтоспориозные – более легкие и аэрированные. Отличить их в поле достаточно сложно, симптомы очень схожи. Это потемнение корневой шейки, изреженные недоразвитые корни, хлоротичные деформированные листья и, на поздней стадии, белоколосица (как результат недостатка питания и воды). Также к фузариозным гнилям относят снежную плесень, вызываемую комплексом различных возбудителей: фузариозной, склеротиниозной, тифулезной и ризоктониозной корневых гнилей. Заболевание появляется локально и на одних и тех же полях, где имеется устойчивый снежный покров, легший на незамерзшую почву. При этом растения должны долго преть при температуре 0–8 °С, – говорит эксперт.

Нужно понимать, что разные гнили «предпочитают» разные культуры.

– Яровая пшеница больше повреждается обыкновенной, реже – фузариозными корневыми гнилями. Яровой ячмень чаще повреждается гельминтоспориозными гнилями. А озимая пшеница в основном подвержена фузариозной инфекции и глазковой пятнистости, – делится результатами многолетних наблюдений Роман Дробязко.

Кроме того, локально на озимой пшенице встречаются гибеллиноз, офиоболез, ризоктониоз. Но в большинстве случаев гнили вызывает целый комплекс патогенов. Наиболее часто встречающиеся сочетания – фузариозно-гельминтоспориозные и фузариозно-питиозные корневые гнили, – перечисляет менеджер «Байер».

Все начинается с почвы…

А теперь – самое главное: как же бороться со столь серьезным «врагом» зерновых колосовых культур?

Любую проблему проще предотвратить, чем бороться с ее последствиями. Существует комплекс мер, позволяющих снизить инфекционный фон почвы. По словам Анны Шутко, комплекс агротехнических мероприятий против корневых и прикорневых гнилей включает плодосменный севооборот; использование семян более высоких репродукций; применение фосфорно-калийных удобрений при посеве для обеспечения более высокого иммунного статуса растений.

Правда, как отмечают специалисты, севооборот по-прежнему является «ахиллесовой пятой» многих российских предприятий аграрного сектора. Если в нем преобладает монокультура, рассчитывать на благополучный расклад не приходится: происходит неизбежное накопление большого количества пожнивных остатков, содержащих патогенную микрофлору. Следовательно, нельзя высевать на одном и том же поле пшеницу, ячмень или овес несколько лет подряд. Но много ли хозяйств соблюдает это правило?

Кроме того, обязательным условием для каждого агронома, желающего снизить инфекционную нагрузку, является ускорение процесса разложения и минерализации пожнивных остатков. Следует помнить: чем дольше пожнивные остатки находятся в почве в неразлагаемом состоянии, тем выше опасность развития патогенной микрофлоры, которая может причинить вред на протяжении всей вегетации.

– Процессы минерализации должны проходить в ускоренном режиме, и агроном может посодействовать этому, – считает Мария Горшкова. – Если долгое время почвы используются по «жесткому» сценарию, их микробиологическая активность ухудшается. Следовательно, снижается и плодородие почв. Супрессивной микрофлоры, способной бороться с фитопатогенными грибами, остается все меньше. Чтобы исправить ситуацию, многие предприятия используют микробиологическое удобрение Биокомпозит-коррект производства АО «Щелково Агрохим». Препарат содержит комплекс штаммов бактерий, обладающих азотфиксирующими и фосфатмобилизирующими, деструктивными, антагонистическими, фитопротекторными, ростостимулирующими свойствами. Это делает возможным широкое практическое применение препарата: от разложения стерни, подавления почвенных фитопатогенов, защиты от болезней до повышения плодородия почв и восстановления полезной микрофлоры почвы. Алгоритм действий следующий: опрыскивание поверхности почвы проводится весной перед посевом или в осенний период сразу после уборки предшественника. После внесения в почву необходима немедленная заделка препарата дисковыми боронами или лущильниками. В данном случае процессы минерализации растительных остатков протекают гораздо быстрее, а общее фитосанитарное состояние посевов улучшается.

Впрочем, существует еще один способ применения микробиологического удобрения Биокомпозит-коррект: предпосевная обработка семян. В таком случае препарат «включается» в борьбу с возбудителями корневых гнилей, находящихся непосредственно на семени. Но есть важное ограничение, которое связано с ЭПВ. При достижении порога вредоносности или его критической отметки следует применить баковую смесь с фунгицидным протравителем Бенефис, МЭ, Скарлет, МЭ, или Поларис, МЭ, поясняет научный консультант «Щелково Агрохим».

Какие молекулы – самые эффективные?

Действительно, все наши эксперты называют химический способ борьбы важнейшим элементом «противогнильной» стратегии. Но и здесь есть свои нюансы.

По словам Павла Мигулева, на сегодняшний день только одним действующим веществом проблему корневых гнилей не решить. На стадии предпосевной защиты семян следует использовать готовый многокомпонентный препарат, в состав которого входят как системные, так и контактные действующие вещества из разных химических классов. Это обеспечит максимальный спектр действия на возбудителей заболеваний.

В качестве примера эффективной защиты Павел Мигулев приводит препараты Максим Форте и Селест Макс, содержащие флудиоксанил, тебуконазол и азоксистробин (в различных комбинациях).

Кроме того, в стратегию эффективной защиты зерновых колосовых от корневых гнилей идеально вписывается новейший препарат «Сингенты» Вайбранс Интеграл. Помимо флудиоксанила и тебуконазола он содержит седаксан: инновационную молекулу из класса SDHI. В результате посевы не только надежно защищены от патогенов, но и формируют мощную, хорошо развитую корневую систему.

Выбирая протравитель, необходимо ориентироваться на систему почвообработки и технологию возделывания культуры в целом, напоминает Мария Горшкова. Если технология ресурсосберегающая, где обработка почвы сведена к минимуму, понадобится «серьезный» продукт. Его задача – защитить семя и проросток вплоть до фазы выхода в трубку и появления флаг-листа зерновых культур.

По словам специалиста «Щелково Агрохим», три действующих вещества различного механизма действия в препарате Бенефис, МЭ демонстрируют отличные результаты в борьбе с гнилями и прочими заболеваниями в посевах яровых зерновых культур. Первое – тебуконазол. Он обладает системным и транслокационным эффектом. А значит, подавляет семенную инфекцию, передвигается вверх по ксилеме, защищая проросток. Второе вещество – имазалил, которое имеет локально-системное действие, защищая непосредственно корневую систему. И третья составляющая – металаксил, обладающий системным действием. Его преимуществом является высокая способность проникать в ткани и защищать как от внешней, так и от внутрисеменной инфекции.

Представитель BASF Владимир Янишевский эффективным средством против корневых гнилей называет препарат Систива. В его состав входит флуксапироксад: новое действующее вещество, которое является мощным орудием в борьбе с гельминтоспориозной инфекцией. Высокая концентрация в препарате в сочетании с системными свойствами позволяет контролировать заболевания, актуальные на более поздних фазах развития культуры.

– Использование протравителя Систива в баковой смеси с азольным «партнером» позволяет уйти от обработок фунгицидами полностью или, в случае с интенсивными хозяйствами, сократить их количество. Так мы обеспечиваем полноценный контроль болезней в течение длительного периода, включая защиту флаг-листа, – уточняет Владимир Янишевский.

Роман Дробязко относит к наиболее распространенным и эффективным комбинациям сочетания протиконазола и тебуконазола (препараты Ламадор, Ламадор Про и Редиго Про), а также флуоксистробина и протиоконазола (Сценик Комби и Баритон). Но при этом он обращает внимание на важную деталь.

– Разные группы патогенов демонстрируют различную чувствительность к определенным классам фунгицидов. Например, против ризоктониозных гнилей мы рекомендуем специализированный препарат, содержащий пенцикурон. А в борьбе с ризоктониозно-фузариозными гнилями более эффективны продукты, содержащие флуоксистробин и протиоконазол. Что касается фузариозно-гельминтоспориозных гнилей, то весьма эффективны препараты на основе триазолов: например, содержащие тебуконазол и протиоконазол.

По словам Марии Горшковой, выбирая препарат для обработки семян, также необходимо обращать внимание не только на его состав, но и на препаративную форму. От нее зависят такие важнейшие показатели, как адгезия (сцепление с обрабатываемой поверхностью), равномерность покрытия, скорость проникновения и осыпаемость действующих веществ. Яркий пример современной препаративной формы – микроэмульсия, являющаяся ноу-хау российских ученых. Препаративная форма в виде микроэмульсии, в отличие от других форм, не только обволакивает, но и проникает внутрь семени по микрокапиллярам, обеспечивая мощную и пролонгированную защиту в период вегетации.

В центре внимания – технологический контроль

Выбор протравителя является одной стороной медали. Владимир Янишевский акцентирует внимание на важности технологического контроля нормы расхода препарата на тонну семян.

– Возможны случаи неверной или неточной настройки протравочной машины. Последствия от этого могут быть разными, но всегда – негативными: либо снижение нормы и, следовательно, недостаточная эффективность против возбудителей болезней, либо избыток действующих веществ и вызванная этим фитотоксичность. Это особенно явно проявляется с тебуконазолсодержащими протравителями, – поясняет эксперт.

Кроме того, при обработке семенного материала необходимо учитывать его состояние.

– Качественные семена не могут иметь повреждений физического или инфекционного происхождения. Они должны иметь кондиционную влажность и при этом не содержать пыли: она существенно ухудшает качество протравливания и негативно влияет на санитарно-гигиенические условия работы, – заключает Татьяна Деренко, менеджер по маркетингу зерновых культур компании BASF.

Защита по вегетации плюс физиологический эффект

– Предпосевная обработка семян может сработать эффективно, особенно при низком поражении гнилями, в условиях отсутствия эпифитотийных ситуаций или как профилактический прием. Но уповать только на обработку семян, конечно, не стоит. Основной ограничивающий фактор – малое количество действующего вещества, которое можно «прикрепить» к поверхности семени без опасения вызвать фитотоксический эффект. Поэтому более эффективно применять против корневых гнилей блок обработок: протравливание семян плюс ранняя обработка листовым фунгицидом, – уверен Роман Дробязко.

С ним согласен Владимир Янишевский.

– Если хозяйство применяет эффективные протравители и следит за качеством обработок, следующим шагом в защите непременно становится фунгицидная обработка в фазе кущения. Затем, уже в конце вегетации, важно провести обработку посевов против фузариоза, альтернарии и септориоза. Отсутствие должного ухода приводит к снижению урожайности, а также качественных показателей зерна, на которые в ближайшем будущем станут обращать более пристальное внимание, – уверен эксперт.

Результаты исследований и многолетних наблюдений ставропольских ученых однозначны: в ранневесенний период против корневой и прикорневой гнили наиболее целесообразно применение фунгицидов из группы бензимидазолов (беномил и карбендазим).

– Они обладают защитным и искореняющим действием, но при этом менее чувствительны к температурному режиму чем, к примеру, триазолы. Это особенно важно в ранневесенний период, когда среднесуточные температуры нарастают очень медленно. Хорошую биологическую эффективность показывает их применение в баковой смеси с биологическими препаратами, оказывающими иммуномодулирующее действие, например, Алирином, – продолжает Анна Шутко. – На сегодняшний день существуют рекомендации по применению стробилуринсодержащих фунгицидов в фазу трубкования. Мы согласны: они оказывают общеукрепляющее воздействие на растения, уничтожают комплекс патогенной микрофлоры на поверхности листового аппарата, обладают так называемым озеленяющим эффектом. В результате общий иммунный статус растений повышается, что благоприятно сказывается на урожайности культуры. Однако направленной антифунгальной активностью по отношению к возбудителям корневой гнили эти препараты не обладают.

Все сделано в срок!

Эффективность борьбы с прикорневыми заболеваниями зависит от сроков химобработки.

– Оптимальный срок опрыскивания зерновых культур – фаза кущения – начала трубкования (в баковой смеси с гербицидами). В этот период еще не произошло смыкание рядков, и рабочий раствор полностью покрывает растения. Кроме того, препарат попадает непосредственно на почву, в прикорневую зону, и всасывается корневой системой. Таким образом, проникновение фунгицидов происходит через корни, стебель и пазухи листьев, что обеспечивает системное воздействие, – говорит Анна Шутко.

По словам Романа Дробязко, если в хозяйстве хорошо развита фитопатологическая служба, следует ориентироваться на динамику развития гнилей на каждом конкретном поле и принимать решение, ориентируясь на экономический порог вредоносности. Но нередки ситуации, когда в хозяйстве нет фитопатологов. В такой ситуации целесообразнее планировать обработку по выходу растений из зимовки (для озимых) или на конец кущения (для яровых).

– Важный нюанс: если в хозяйстве планируют провести химобработку в начале выхода растений в трубку, то специальную обработку против прикорневых гнилей целесообразнее проводить не позже, чем за двадцать дней до нее, – рекомендует представитель «Байер».

Когда химия не поможет

Но что делать, если в «анамнезе» присутствуют виды корневых и прикорневых гнилей, бороться с которыми химическим способом невозможно? Речь идет о гибеллинозной и офиоболезной формах, чье распространение в последние годы стремительно набирает обороты.

Так, в случае с гибеллиной показательна история Ставропольского края. Долгое время данный патоген не представлял опасности для посевов колосовых культур. Массовое поражение (на отдельных полях – до 80%) было отмечено в регионе в 2009 году. И с тех пор проблема не утрачивает своей актуальности.

– Возник вопрос, как за короткое время заболевание могло распространиться почти во всех районах края. С одной стороны, по имеющимся (весьма скудным) литературным данным, гриб с семенами не передается. С другой – при проведении мониторинга озимых культур в полевых условиях специалисты филиала ФГБУ «Россельхозцентр» по Ставропольскому краю отмечали поражение гибеллиной и колоса, – говорит главный агроном филиала Татьяна Савченко.

Гибеллине хватило десяти лет, чтобы получить повсеместное распространение: во всех почвенно-климатических зонах края по разным предшественникам, сортам озимой пшеницы и способам обработки почвы. Характерно, что патоген поражает не только пшеницу, посеянную по пшенице. Он в значительном количестве встречается на посевах, посеянных после благополучных предшественников: рапса, гороха и даже паров.

А теперь важнейший вопрос: стоит ли аграриям ожидать, что в ближайшем будущем в их арсенале появятся эффективные химические средства против перечисленных заболеваний?

– В некоторых странах Европы и Америки против офиоболеза на газонных травах успешно применяются триазол- и стробилуринсодержащие фунгициды. Это дает надежду на то, что и в России эти препараты могут получить соответствующую регистрацию. На данный момент сложность состоит в том, что необходимо «поймать» каждое из этих заболеваний в точках проведения опытов в течение трех лет. Только в этом случае запись в регистрационном свидетельстве будет полной, – пояснят Владимир Янишевский.

Пока же единственные меры борьбы с офиоболезом и гибеллинозом, актуальные в условиях России, – агротехнические. По словам менеджера BASF, их возбудители предпочитают щелочные, плохо аэрируемые и бедные почвы. Так что важным условием повышения естественной устойчивости растений является внесение минеральных удобрений на основании данных агрохимического анализа. Наиболее целесообразно обеспечить пшеницу фосфорными и калийными удобрениями уже на начальных этапах роста. Однако чрезмерное внесение азотных удобрений будет способствовать развитию этих болезней.

Комментарии практиков

«Бочкари-Агро» (Алтайский край)

Юрий Шнайдер, главный агроном:

– Проблема корневых гнилей актуальна для всего региона. Преобладающими видами являются гельминтоспориозная и фузариозная: потери урожая от них могут достигать очень высоких отметок. Таким образом, наша задача – создавать условия, при которых гнили не смогут развиваться. Альфой и омегой защиты я считаю выверенный севооборот и качественную обработку семян.

В нашем предприятии более девяти тысяч гектаров пашни. Практикуем два севооборота: в основе первого лежит соя, второго – рапс. С одной стороны, это позволяет «развести» масличные культуры, для которых свойственен одинаковый спектр болезней. С другой – соя и рапс являются хорошими предшественниками зерновых колосовых. В том числе они не способствуют накоплению в почве возбудителей корневых гнилей.

Следующий важный элемент работы – фитоэкспертиза семян. Так мы получаем информацию, на основании которой можно выстраивать эффективную защиту.

Но даже при очень низком проценте зараженности семян (1–2%) необходимо помнить про почву. В ней запас инфекции будет намного выше. Так что протравливание – обязательное звено технологии.

На яровой пшенице мы используем двухкомпонентный Скарлет, МЭ на основе имазалила и тебуконазола, или трехкомпонентный Бенефис, МЭ, в состав которого также входит металаксил. Выбор определяет фитосанитарная ситуация в поле. А для защиты озимой пшеницы берем трехкомпонентный протравитель Поларис, МЭ на основе имазалила, тебуконазола и прохлораза.

Преимуществом этих протравителей является микроэмульсионная препаративная форма. Мы уверены в ее эффективности: если разрезать обработанные зерна, видно, что они окрашены изнутри. А значит, микрочастицы действующих веществ проникают глубоко в ткани и защищают семена от внутренней инфекции.

Таким образом, соблюдая севооборот и используя эффективные протравители, мы полностью закрываем проблему корневых гнилей. А недавно заложили опыт с использованием деструктора пожнивных остатков Биокомпозит-коррект, но о результатах пока говорить рано. Об эффективности этого приема можно будет судить со временем.

КФХ «Тороян» (Краснодарский край)

Михак Тороян, глава:

– Корневые гнили – это проблема перманентная. Другое дело, что в зависимости от особенностей сезона она может быть более или менее актуальной. Мы стараемся уберечь свои посевы, четко следуя агротехнологии. Работа начинается с фитоэкспертизы семян – это обязательный прием, ведь мы должны понимать, с чем бороться, и держать ситуацию на контроле.

Кроме того, многое зависит от почво­обработки. Есть хозяйства, которые практикуют минимальные технологии и добиваются отличных результатов. Но, прежде чем внедрять эту систему, необходимо учитывать множество факторов: климат, особенности почвы, севооборот. Проанализировав ситуацию, я пришел к выводу, что «минималка» – не наш путь. В нашей зоне с нашими почвами глубокая вспашка просто необходима. Также традиционная технология дает дополнительный плюс: инфекционный фон уже не нарастает такими стремительными темпами, как при «минималке» или тем более «нулевке».

Разумеется, без предпосевной защиты посевов не обойтись. Я уже много лет использую двухкомпонентный Дивиденд Экстрим, который содержит дифеноконазол и мефенксам – действующие вещества из двух разных классов. В условиях нашего хозяйства этого достаточно, чтобы сдержать заболевания и не допустить развития прикорневых гнилей. Хотя я знаю, что в ряде случаев это, возможно, и требует проведения фунгицидных обработок по вегетации.

Существует множество факторов, способствующих развитию гнилей. Но я хочу выделить тот, о котором практически никогда не говорят. Это близость сельхозполей к лесополосам. Я заметил, что фитосанитарная ситуация на таких участках обычно хуже, чем на тех, что находятся на отдалении от лесополос. Это же практически дикая природа, и нам, аграриям, она неподконтрольна.

И еще хочу высказать позицию многих своих коллег, категорически отвергаемую властями. Мы считаем, что необходимо законодательно разрешить контролируемое сжигание стерни. Это по-настоящему эффективный способ уничтожить инфекционное начало, являющееся источником корневых гнилей. Хочется, чтобы к нашим словам когда-нибудь прислушались: власти ставят перед сельхозтоваропроизводителями задачи наращивать производство, но требовать мало – необходимо и содействовать.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв