Агропрофи » Blog Archive » Фейсконтроль для патогенов
Регистрация

Фейсконтроль для патогенов

Инга Сысоева

Своевременная диагностика болезней растений – важный фактор, обеспечивающий стабильность сельскохозяйственного производства. Но в зависимости от ситуаций и масштабов предприятия затраты и методы работы могут сильно варьироваться. Новые сервисы и услуги, которые появляются на рынке, существенно расширяют инструментарий агрономов. Какие аспекты необходимо учесть при выборе стратегии работы?

Почва и семена – под особым контролем

Заражение растений зачастую происходит через почву, накопившую споры и мицелий возбудителей заболеваний. Вот почему для фитосанитарного благополучия поля перед посевом или после уборки урожая рекомендуется определить весь спектр микроорганизмов и соотношение вредной и полезной почвенной микробиоты. Такой анализ проводят путем культивирования на питательных средах.

– Но важно не само наличие патогенов, а соотношение между патогенной и супресивной микробиотой, которая определяет способность почвы сопротивляться развитию возбудителей болезней, – уточняет руководитель лаборатории технической поддержки компании «Сингента» Евгений Мазурин. – Только по результатам лабораторных исследований можно увидеть это соотношение. Возможно, понадобятся дополнительные агротехнические мероприятия на сильно зараженных участках, а также протравливание семян для их защиты.

– Диагностика состава патогенов в почве наиболее важна при закладке посадок многолетнего пользования – садов, ягодников, парников, ирригационных участков, монокультур, – считает региональный координатор по развитию Bayer, дивизион Crop Science Роман Дробязко. – Если почвенные условия будут благоприятствовать ежегодным эпифитотиям корневых гнилей, лучше перенести посадки на участки с богатой супрессивной микрофлорой, это уменьшит потери от болезней и затраты на борьбу с ними.

Услуга фитопатологического анализа почвенной микробиоты – на втором месте по востребованности среди аграриев. Ее предоставляет, например, филиал ФГБУ «Россельхозцентр» по Ростовской области, а также лаборатории компании «Сингента» в Москве (Сколково) и Краснодаре, в которых, как сообщает Евгений Мазурин, в год исследуют порядка 1000 образцов почвы. Но безусловным лидером среди услуг, оказываемых лабораториями, является диагностика фитосанитарного состояния семян. Лаборатории той же «Сингенты» проводят более 3000 фитоэкспертиз в год.

Для определения количественного и качественного состава патогенов, передающихся с посевным материалом, используются распространенные методы проращивания семян методом влажных рулонов и во влажной камере.

– Состав патогенов может влиять на энергию прорастания и всхожесть. Посев зараженными семенами влечет заражение всего растения в период вегетации и тем самым создает очаги, которые обуславливают инфицирование нового урожая, – обращает внимание Григорий Заднепровский, руководитель филиала ФГБУ «Россельхозцентр» по Ростовской области.

Специалисты учреждения часто сталкиваются с зараженностью семенного материала разнообразными патогенными микроорганизмами. Если речь идет о зерновых культурах, то значительной вредоносностью отличаются такие заболевания, как фузариоз и гельминтоспориоз. В последние годы увеличилось количество случаев выявления бактериозов. Но гораздо опаснее головневые грибы, контроль которых наиболее продуктивен на этапе протравливания семян.

В случае использования органов вегетативного размножения (в особенности у картофеля), по мнению Романа Дробязко, важно сделать анализ на зараженность вирусами, фитоплазмами и бактериями, чтобы избежать заражения посевных площадей этими трудно контролируемыми патогенами.

– Лабораторная диагностика бывает крайне необходима прежде всего для того, чтобы точно определиться с видом вредного объекта и выбрать правильную стратегию защиты сельхозкультуры – какой препарат использовать, в какой норме расхода, как выбрать срок обработки и так далее, – отмечает руководитель технического отдела «БАСФ» Андрей Созонов.

– Для борьбы с болезнями, возбудителями которых являются вирусы, бактерии или грибы, нужны совершенно разные химические препараты. И, если болезнь вызвана одновременно разными патогенами (так называемые комплексные болезни), потребуется использовать одновременно несколько препаратов разного спектра действия (например, бактерицид + фунгицид), – поясняет Роман Дробязко. – Важно также правильно подбирать фунгицид для борьбы с грибными инфекциями, так как большинство селективных препаратов наиболее активно против определенного спектра патогенов. Например, есть фунгициды, эффективные против грибов группы ложномучнистой росы (фитофтороз, пероноспороз, милдью), против группы мучнисто-росяных грибов (оидиум, мучнистая роса, септориозы, ржавчины, фузариозы), против группы гнилей (серая и белая гнили, плесени), против группы «ризоктонии и перекулярии» и другие. Если говорить о фунгицидах широкого спектра действия (стробилурины), то диагностика в этом случае важна прежде всего для подбора правильной нормы расхода препарата.

Как отмечает начальник отдела защиты растений филиала ФГБУ «Россельхозцентр» по Ростовской области Евгений Бондарев, шаблонное применение фунгицидов по календарным срокам и фенофазам без учета фактической фитосанитарной ситуации на угодьях, состава и причин выявленных заболеваний нередко приводит не только к снижению эффективности защитных мероприятий и неоправданно высоким затратам, но и увеличению пестицидной нагрузки, появлению резистентных форм вредных организмов, деградации полезной почвенной микробиоты, обеспечивающей естественное почвенное плодородие.

Когда болезнь невидима

По наблюдениям Андрея Созонова, распространена такая ситуация, когда видимые симптомы могут проявляться через длительное время после заражения. Так, например, инкубационный период при заражении картофеля вирусами может достигать нескольких недель.

– Существует ряд болезней вегетативно размножающихся растений (картофель, плодовые), который может присутствовать в низкой концентрации, но постепенно накапливаться. Это вирусы, вироиды, бактерии и фитоплазмы. Их видимые симптомы могут проявиться лишь в следующий сезон или вовсе через несколько лет, – согласен Евгений Мазурин из компании «Сингента». – Если хозяйство занимается выращиванием семенного материала, для него очень важно своевременно выявить латентное состояние болезней. Иначе спустя годы рано или поздно проблема проявит себя, и это может бросить тень на репутацию предприятия.

Найти то небольшое количество патогенов на семенном материале возможно только в лабораторных условиях. Особенно это важно при смешанных инфекциях.

В период вегетации необходимость в проведении лабораторной диагностики возникает не всегда. Энтофитопатолог филиала ФГБУ «Россельхозцентр» по Ростовской области Николай Новиков рекомендует проводить регулярный фитосанитарный мониторинг. На посевах озимых зерновых культур проявления заболеваний могут наблюдаться еще осенью. К интенсивному развитию болезней зачастую приводит выращивание зерновых культур по стерневым предшественникам, неубранные растительные остатки, использование зараженного посевного материала.

Первыми среди всех заболеваний проявляются корневые гнили. Ранней весной, сразу же после таяния снега, может обнаружиться снежная плесень. Начиная с фазы кущения на посевах зерновых культур распространяются болезни, поражающие надземные части растений, – мучнистая роса, септориоз и пиренофороз. Некоторые опасные заболевания проявляются уже на стадии формирования колоса, вызывая существенное ухудшение качества зерна или семян, – спорынья, пыльная и твердая головня, фузариоз и септориоз колоса.

– Некоторые болезни легко определить по внешним симптомам, например, мучнистую росу, ржавчину. Но существуют такие листовые пятнистости, которые очень похожи по внешним проявлениям, и ответить однозначно, к какому конкретному возбудителю относятся те или иные некрозы, бывает сложно в поле, – говорит руководитель группы по зерновым компании «Сингента» Мария Мустафина. – За симптомы болезни можно принять, например, поражения клещом или физиологические проявления.

– Найти специалиста в области диагностики болезней растений – довольно непростая задача. В будущем ситуация может усложниться, потому что с изменением климата появляются новые болезни, вот почему потребность в лабораторной диагностике будет возрастать, – уверен Евгений Мазурин.

Большая часть болезней вызвана такими возбудителями, как грибы. В настоящее время описано свыше 10 тыс. видов фитопатогенных грибов, симптомы грибных болезней изучены, описаны, фотографии приводятся в различной справочной литературе и электронных ресурсах. Несмотря на все это, диагностика таких заболеваний нередко вызывает затруднения.

– Это связано с тем, что симптомы одного и того же заболевания могут значительно изменяться в зависимости от срока заражения, погодных условий, устойчивости сорта, особенностей штамма патогена и других факторов, – рассказывает эксперт АО «Щелково Агрохим» Татьяна Долбилова. – Еще одна сложность диагностики, в том, что не все заболевания проявляются сразу же после заражения растения. Например, возбудитель пыльной головни пшеницы (Ustilago tritici) заражает растение в фазе цветения: телиоспоры попадают на рыльце цветка пшеницы, прорастают и достигают завязи. Происходит заражение, но пораженная зерновка внешне не отличается от здоровой. При посеве зараженного зерна трогается в рост и грибница, находящаяся в зерновке. Диффузно распространяясь по стеблю, она проникает во все органы растения. Только в период колошения проявляются симптомы – у пораженных растений разрушаются все части колосков: завязи, чешуйки, ости (кроме стержня), которые превращаются в черную пылящую массу телиоспор.

Многообразие сортов, последствия изменения климата, интенсификация существующих систем земледелия все чаще способствуют поражению злаковых культур вирусными заболеваниями. По словам начальника сектора испытания семян испытательного центра ФГБУ «Ростовский референтный центр Россельхознадзора» Галины Бакаловой, в настоящее время известно более 20 вирусов, способных паразитировать на культурных злаках, в том числе и на пшенице.

– Испытательный центр проводит исследования иммуноферментным методом на 11 некарантинных инфекций: штриховая мозаика ячменя (Barley stripe mosaic virus (BSMV)), вирус полосатой мозаики пшеницы (Wheat streak mosaic virus (WSMV)), вирус мозаики костра (Brome mosaik virus (BMV)), вирус карликовости пшеницы (Wheat dwarf virus (WDV)), вирус слабой мозаики ячменя (Barley mild mosaic Bymovirus (BaMMV)), вирус полосатой мозаики костра (Brome Streak Mosaic Tritimovirus (BStV)), вирус веретеновидной полосатой мозаики пшеницы (Wheat Spindle Streak Mosaic Bymovirus (WSSMV)), вирус желтой карликовости ячменя (Barley yellow dwarf virus (BYDV)), вирус желтой мозаики ячменя (Barley Yellow Mosaic Bymovirus (BaYMV)), вирус карликовой мозаики кукурузы (Maiz Dwarf Mosaic Potyvirus (MDMV), вирус хлоротической крапчатости кукурузы (Maize Chlorotic Mottle Machlovirus (MCMV)), – сообщает она.

Многие болезни проявляются в виде пятнистостей. Отличить их от неинфекционных повреждений возможно только в лабораторных условиях.

– Неинфекционные проявления могут быть вызваны нехваткой питательных элементов, термическими повреждениями, фитотоксичностью пестицидов, агрохимикатов и химических загрязнителей окружающей среды, генетическими нарушениями развития и многими другими факторами. Если симптомы таких повреждений спутать с инфекционными заболеваниями и применить химические препараты, можно только усугубить ситуацию, – предупреждает Роман Дробязко.

Методы диагностики: за и против

Методы диагностики заболеваний растений можно разделить на макроскопические и микроскопические. Макроскопические включают определение заболевания по внешним признакам и предусматривают тщательное обследование большого количества растений, так как симптомы болезней могут быть не всегда хорошо выражены.

Микроскопические методы (лабораторная диагностика) предусматривают выявление и диагностику патогенов. Стандартный подход при определении фитопатогенных грибов – это выделение их в чистую культуру на питательной среде с последующей идентификацией под микроскопом.

– Но не все паразитические грибы возможно выращивать на искусственных питательных средах: многим требуется наличие живых тканей растения-хозяина, например, видам ржавчин злаковых культур, – уточняет Татьяна Долбилова. – Дальнейшая идентификация многих микромицетов после получения спороношения сопряжена с рядом трудностей, таких как сходство морфологических характеристик разных видов и одновременно внутривидовая изменчивость признаков. Несмотря на внешнее сходство, возбудители могут значительно отличаться по вредоносности, способности образовывать токсины, чувствительности к фунгицидам и т.д. То есть разные виды обладают разной хозяйственной значимостью. Хорошим примером здесь является определение различных видов рода Alternaria или Fusarium.

– Для диагностики вирусных и бактериальных болезней используются методы серодиагностики – различные виды иммуноферментного анализа (ИФА), а также молекулярно-генетический анализ (ПЦР), – сообщает Андрей Созонов из «БАСФ».

Как поясняет Татьяна Долбилова, иммуноферментный анализ состоит из двух основных этапов: иммунной и ферментативной реакций. Иммунная реакция заключается в специфическом взаимодействии характерного для данного микроорганизма антигена с диагностическим антителом. Ферментативная реакция необходима для обнаружения этого связывания. Как правило, она сопровождается изменением цвета, интенсивность окраски прямо пропорциональна количеству связавшихся молекул антигена и антител.

По ее словам, у данного метода есть много модификаций, большая часть которых применяется для обнаружения возбудителей болезней растений. Особенно интересен для применения в сельском хозяйстве так называемый lateral flow assay. Он отличается высокой скоростью анализа и не требует никакого специального оборудования или знаний. Используя такой набор (а он представлен в карманном формате), можно провести анализ непосредственно в поле, так что не нужно даже отправлять образцы в лабораторию.

Методы, основанные на ИФА, широко применяются для обнаружения вирусов, но реже – для идентификации грибов и бактерий. Основная причина – трудность получения антител с необходимой специфичностью: ведь строение клеточных стенок грибов и бактерий гораздо сложнее, чем вирусного капсида, и может изменяться в ходе их жизненного цикла.

– Методы ИФА появились во второй половине прошлого века. Это не значит, что они утратили свою актуальность, вовсе нет. Но они бывают хороши в широкомасштабных тестированиях, когда концентрация патогенов очень большая и примерно понятно, из каких они групп, – считает член-корреспондент РАН, заведующий отделом молекулярной биологии и биотехнологий растений Института биоорганической химии, по совместительству научный руководитель компании «Агродиагностика» Сергей Завриев.

Оба эксперта отмечают, что наиболее современным, точным и перспективным на сегодняшний день является метод, основанный на полимеразной цепной реакции (ПЦР).

– В отличие от традиционных и серологических методов анализа, дающих только опосредованное свидетельство наличия инфекции, метод ПЦР напрямую доказывает присутствие возбудителя инфекции, специфически выявляя наличие конкретной последовательности нуклеиновой кислоты (ДНК или РНК) обнаруживаемого патогена, – сравнивает Татьяна Долбилова из «Щелково Агрохим».

Метод ПЦР считается эффективным для диагностики трудно культивируемых, некультивируемых и скрыто существующих форм микроорганизмов, с которыми часто приходится сталкиваться при латентных и хронических инфекциях. ПЦР-технологии, как правило, позволяют избежать сложностей, связанных с выращиванием таких микроорганизмов в лабораторных условиях.

В то же время, по наблюдениям Сергея Завриева, обычный ПЦР в рутинной диагностике сегодня почти никто не применяет. Причина в том, что анализ результатов проводят с помощью электрофореза, который требует много времени, и возникают проблемы при контаминации: тест может дать ложноположительные результаты.

Гораздо более распространенными стали его модификации: FLASH-формат ПЦР и ПЦР-RT (в реальном времени). Использование этих методов позволяет значительно сократить время анализа образца – до 1–2 часов.

– Метод ПЦР дает возможность четко и с высокой чувствительностью идентифицировать не только патоген, но и, когда это важно, его конкретный штамм. Некоторые штаммы требуют особого подхода в борьбе и профилактике, например, бурая бактериальная гниль картофеля, вирус ожога плодовых, – рассказывает Сергей Завриев. – В отличие от «обычной» ПЦР, ПЦР в реальном времени дает не только качественную, но и количественную характеристику патогенов. Это помогает определить масштаб инфекции и оптимизировать дозировки препаратов для борьбы с нею. В случае если патоген не установлен или неизвестен, приходится использовать секвенирование геномной ДНК/РНК, но на практике это редко случается.

Самым главным фактором, сдерживающим широкое распространение молекулярных методов анализа, эксперты называют их высокую стоимость. Так, диагностика вирусов и бактерий методов ПЦР-RT в прайсах фирм обойдется в 6–15 тыс. руб. за образец. ИФА-диагностика стоит в пределах 5–9 тыс. руб.

– Существует прямая зависимость между ценой и уровнем надежности метода диагностики, – поясняет кандидат биологических наук, директор Всероссийского научно-исследовательского института защиты растений (ФГБНУ ВИЗР) Филипп Ганнибал. – Чем надежнее и достовернее результат диагностики, тем он дороже стоит. При выборе метода исследований я предлагаю руководствоваться следующими факторами – цель диагностики, наличие предположений о возбудителе болезни, достаточная надежность и точность диагностики, бюджет. Проанализировав все это, можно выбрать вариант с подходящими ценой и качеством.

– Молекулярные методы анализа сейчас интенсивно развиваются, поэтому цена одного анализа становится все ниже. Возможно, в скором будущем они найдут широкое применение у агрономов предприятий, – выражает надежду Татьяна Долбилова.

Представитель компании «Байер» уверен, что методами лабораторной диагностики необходимо пользоваться, если вы впервые столкнулись с новым для вас заболеванием, сомневаетесь в правильности полевой диагностики.

По мнению Сергея Завриева, микроскопические методы нужны, когда видны симптомы болезней и наблюдается снижение урожая, его качества, при покупке посадочного материала, долгом хранении или транспортировке сельхозпродукции (на наличие фитопатогенов, продуцирующих опасные для человека и животных токсины, такие как фузариозы и продуцируемые ими микотоксины).

По словам сотрудников компании «Сингента», анализ на микотоксины приобретает все большую популярность, в связи с чем компания в этом году предоставила аграриям новый сервис.

В ростовском «Россельхозцентре» называют перспективным методом экспресс-диагностику болезней растений с использованием так называемых стрипов.

– Он не требует специального оборудования, его можно проводить непосредственно в поле, но его чувствительность, как правило, на порядок ниже. В ближайшем будущем возможно расширение использования тест-полосок для быстрого и точного экспресс-определения ряда вирусных, бактериальных и грибных заболеваний прямо в поле, – считает Григорий Заднепровский.

В 2007 году своя биологическая лаборатория создана в АО «Щелково Агрохим». С ее помощью проводят испытания фунгицидов и рострегуляторов, создание коллекции чистых культур патогенов растений, проверку гербицидов на тест-культурах, а также занимаются молекулярными методами исследования: иммуноферментный анализ микотоксинов, определение фитопатогенов методом ПЦР и т.д.

Способы оптимизации

Вопрос о перспективах создания собственных мини-лабораторий непосредственно в сельхозпредприятиях упирается в их финансовые возможности. По словам представителей «Сингенты», уже сейчас в стране существуют крупные холдинги, которые не только оборудуют полноценные лаборатории с современными методами диагностики, но и создают целые НИИ.

– ПЦР-лаборатория и ее оснащение обходится примерно в 7–10 млн руб. Если прибыль предприятия достаточно высока, а объемы производства продукции большие, создание такой лаборатории желательно и даже необходимо, – согласен Сергей Завриев. – Все тест-системы компании «Агродиагностика» основаны на ПЦР-технологиях в нескольких модификациях. Доступны тест-системы на многие патогены, карантинные на территории РФ, патогены картофеля, культур, выращиваемых в закрытом грунте, сахарной свеклы, злаковых, в первую очередь токсигенных фузариозов (более 15 тестов), плодовых культур, цветов, а также наборы для выделения нуклеиновых кислот (ДНК и РНК) из анализируемых образцов и комплекты реагентов для ПЦР.

Для средних хозяйств достаточно иметь в арсенале биологический микроскоп с соответствующими принадлежностями и владеть методикой влажной камеры для диагностики рода возбудителя. Если речь идет о маленьком предприятии, где фермер выступает и в качестве агронома, важно иметь под рукой хотя бы ручную лупу или бинокулярный микроскоп с небольшим (до пяти крат) увеличением для наблюдений при прямом освещении. Во всех этих случаях актуально пользоваться услугами специализированных лабораторий.

– Услуги по диагностике заболеваний растений имеют небольшую стоимость и выполняются опытными специалистами в минимально возможные сроки на базе хорошо оснащенных лабораторий. Выдаваемые заключения отличаются научной точностью, подкрепляются подробной документацией и содержат рекомендации по проведению защитных мероприятий, – уверен Григорий Заднепровский.

Все большее распространение приобретают и новые сервисы с использованием цифровых технологий (сообщества в социальных сетях, онлайн-помощники в визуальной диагностике заболеваний). Большая перспектива, по мнению представителя «Байер», у систем машинной диагностики болезней путем анализа изображения с помощью смартфонов, дронов, датчиков на сельхозтехнике, метеостанциях.

– Многие компании ведут разработки таких программ, сейчас можно столкнуться с различным уровнем качества работы таких систем, – отмечает Роман Дробязко. По его мнению, в ближайшие пять лет появятся специализированные системы распознавания, учитывающие региональную информацию, с русским интерфейсом. Они позволят прогнозировать появление и развитие заболеваний в поле, подскажут оптимальные сроки борьбы.

Разработкой программы для прогнозирования болезней растений в России, например, более 12 лет занимается директор компании «Кайпос» Илья Прокудин (специальность «агроном по защите растений»). Созданная им веб-платформа Agrokeep строит агрорасчеты, основываясь на данных метеостанций. Вероятность появления вредителей возможно прогнозировать с точностью до 95%. Но в случае с болезнями действует гораздо больше факторов: это и восприимчивость сортов, и содержание патогенов на семенах, в почве, и агротехника возделывания.

В настоящее время существуют агромодели (они тестировались учеными в Кубанском государственном аграрном университете, Самарской ГСХА, Костанайском НИИ Республики Казахстан, Брестским государственным техническим университетом и прочими пользователями), которые позволяют с относительно высокой долей вероятности прогнозировать вероятность заражения заболеваниями на зерновых, пропашных, технических культурах и многолетних плодовых насаждениях.

– В своей работе мы тоже используем данные метеостанций для прогнозирования развития заболеваний на сахарной свекле. Показатели погоды накладываются на специальную программу, которая рассчитывает возможную траекторию развития болезней, и у аграриев есть время для принятия решения по защите культуры. На зерновых мы предпочитаем руководствоваться шкалами, разработанными ВНИИ фитопатологии, они учитывают восприимчивость сортов, инфекционный фон на момент начала роста и развития посевов. Шкалы представлены в виде таблиц, думаю, что автоматизировать этот процесс с помощью компьютерных программ вполне возможно, вопрос только в том, какова будет конечная стоимость для потребителя, – считает Мария Мустафина («Сингента»).

Комментарии практиков

КФХ «Юзефов» (Ростовская область)

Николай Юзефов, директор:

Площадь земли в обработке – 6300 га, семеноводческое хозяйство, специализируется на выращивании картофеля, овощных, зерновых, масличных культур.

– Лабораторная диагностика очень важна, мы тратим на нее до полумиллиона рублей в год. При объеме производства сельхозпродукции 100 т эти затраты себя оправдывают. Проводим почвенную диагностику, фитоэкпертизу семян, при необходимости – диагностику по вегетации. Мы сотрудничаем с лабораторией ФГБУ «Ростовский референтный центр Россельхознадзора».

Перед покупкой семенного картофеля посещаем поля производителей, ведем мониторинг посевов. После покупки проводим фитоэкспертизу. Это защищает нас как покупателей – был случай, когда фитоэкспертиза показала зараженность семенного материала, мы его вернули производителю и получили обратно деньги. Такой контроль очень важен, поскольку защищает нас от заражения полей нематодой и опасными болезнями картофеля.

Также и с зерновыми – всегда проводим фитоэкспертизу, но если по вегетации выявляется корневая гниль, больше с этим производителем семян не работаем.

Референтный центр установил у нас бесплатно метеостанции, их данные позволяют лучше прогнозировать развитие растений и возможное появление болезней. Но специальными программами пока не пользовались.

Компания «Гелиос» (Ростовская область)

Владимир Литвинов, директор:

Площадь земли в обработке – 2300 га, семеноводческое хозяйство, специализируется на выращивании зерновых и масличных культур.

– Как семеноводческое предприятие мы обязательно проводим фитоэкспертизу семян. Такую услугу оказывает лаборатория ФГБУ «Россельхозцентр» по Ростовской области. Данные диагностики помогают определиться с выбором протравителя, в заключении указывают рекомендованные действующие вещества.

В процессе фитосанитарного мониторинга посевов пользуемся методами визуальной диагностики, при необходимости используем микроскоп. Проводили также лабораторную почвенную диагностику, но мы считаем, что для получения достоверных результатов ее необходимо делать регулярно, несколько раз в течение сезона, так как в зависимости от погодных условий состав почвенной микрофлоры может меняться. В своей работе большое значение придаем профилактике заболеваний – для этого подбираем сортовую мозаику, соблюдаем севооборот, используем комплекс химических и биологических препаратов – пожар легче предотвратить, чем потом тушить.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв