Агропрофи » Blog Archive » Почвенный “путь” микроудобрений
Регистрация

��������� - �������� ��������� �������

Почвенный “путь” микроудобрений

Александра Неверова

Одним из эффективных приемов для реализации генетического потенциала растений является применение препаратов, содержащих микроэлементы, а также другие значимые для растений компоненты (аминокислоты, фитогормоны, полисахариды и проч.). Интерес российских аграриев к подобным продуктам растет, причем используют их либо при предпосевной обработке, либо при проведении листовых подкормок. Американские ученые и некоторые их российские последователи предлагают вносить микроэлементы непосредственно в почву. В чем заключается суть данного способа, каковы его преимущества и недостатки?

На пороге кризиса

Один из сторонников почвенного внесения микроудобрений, директор НП «Национальное движение сберегающего земледелия» Людмила Орлова констатирует: состояние почв в нашей стране оставляет желать лучшего. Российские ученые утверждают: мы находимся на пороге почвенного кризиса. В научной литературе даже появилось страшное понятие – «мертвый чернозем»! А ведь известно, что только на здоровой почве можно выращивать качественную сельхозпродукцию в достаточных объемах.

– На Западе придерживаются следующей точки зрения: баланс макро- и микроэлементов является основой экологизации земледелия. Этот баланс благоприятно сказывается на развитии почвенной биоты, а также повышает эффективность применения бактериальных и биологических препаратов, – говорит Людмила Орлова, ссылаясь на опыт американских консультантов.

По ее словам, в США широкое практическое распространение получило почвенное внесение микроэлементов. Разумеется, никакой работы «на глазок». Чтобы определиться с оптимальными нормами, почвенные пробы отправляют на исследования в лабораторию. Местные специалисты проводят агрохимический анализ почвы, на основании чего и выносится вердикт: чего именно и в каких количествах не хватает почве.

В качестве эксперимента в одном из хозяйств Самарской области, где отрабатывается технология прямого посева, были отобраны почвенные пробы, которые впоследствии отправили в американскую лабораторию для проведения агрохимического анализа. Выводы оказались следующими: в почву необходимо вносить препараты, содержащие цинк!

– Характерно, что внесенное таким образом удобрение действует на протяжении нескольких лет. Мы стали искать, где можно найти микроэлементы для почвенного внесения, и столкнулись с реальной проблемой: в нашей стране их очень мало! Параллельно мы обратились в металлургическую промышленность. В том числе в Челябинский цинковый завод: отходы, которые остаются здесь по итогам производственного процесса, можно использовать для создания цинксодержащих препаратов, – делится опытом Людмила Орлова.

Куда исчезли микроэлементы?

В поддержку почвенного внесения микроудобрений не раз выступал ныне покойный Алексей Аристархов – главный научный сотрудник ФГБНУ «Всероссийский НИИ агрохимии имени Д.Н. Прянишникова». В прошлом году он принял участие в работе круглого стола, организованного Национальным движением сберегающего земледелия.

Тогда Алексей Аристархов констатировал: несмотря на то, что современная Россия производит порядка 20 млн т удобрений в действующем веществе, объемы их применения намного ниже, чем во времена СССР. А земледельцы из развитых агропромышленных стран и вовсе вносят в десятки раз больше минеральных веществ, чем их российские коллеги.

Что касается почвенного внесения микроэлементов в почву, то, по словам Алексея Аристархова, советские сельхозтоваропроизводители активно использовали борные удобрения. Но современным российским почвам помимо бора требуются молибден, медь, цинк… А также мезоэлемент сера.

Частично она поступает из атмосферы, куда попадает вместе с промышленными выбросами. Но самым главным источником серы всегда являлся суперфосфат. Однако раньше его производили и применяли в более серьезных объемах, чем сегодня. Как результат – наблюдается отрицательная динамика наличия серы в почвах, что негативно сказывается на производственных показателях отрасли.

Есть спрос – будет и удобрение!

На самом деле рынок удобрений, содержащих мезо- и микроэлементы для почвенного внесения, не так пуст, как может показаться на первый взгляд. Лидия Дубровских, начальник отдела агромаркетинга компании «ФосАгро-Регион», отмечает: в современном ассортименте компании есть комплексные удобрения, в составы которых входят не только NPK и сера, но и микроэлементы.

– По запросу потребителя мы включаем в составы своих удобрений практически любые микроэлементы. Главное, чтобы партия была большой: не менее 15 тыс. т. Наши удобрения могут содержать бор, кальций, магний, медь, молибден, цинк. Использование подобных агрохимикатов на культурных растениях, включая восприимчивую к цинку кукурузу, позволяет отказаться от проведения листовых подкормок по вегетации. Более того: согласно нашим подсчетам, корневое внесение обходится аграриям дешевле, чем внесение тех же (и даже меньших) доз микроэлементов по листу, – утверждает эксперт.

В использовании российских удобрений, «обогащенных» микроэлементами, заинтересованы и европейские аграрии. По словам Лидии Дубровских, самым востребованным у них является сульфоаммофос с цинком. Неудивительно, ведь использование удобрений с одновременным содержанием фосфора, серы и цинка позволяет получить прибавку до 30% урожая озимой пшеницы относительно контроля.

Впрочем, не каждый производитель минеральных удобрений готов похвастаться столь разнообразным ассортиментом. И на то есть объективные причины.

– Потребность различных культур в микроэлементах разнится в зависимости от типа почв, зон возделывания и сортовых особенностей. Если мы будем производить и использовать микроудобрения в больших количествах, то они будут накапливаться в почве, превышая пределы допустимых значений (ПДК), – предостерегает от необоснованного внесения микроэлементов в почву руководитель направления агрохимического сервиса «Еврохим» Михаил Локтионов. – Кроме того, есть и иные причины, из-за которых технологи нашей компании не производят подобных удобрений. Главное: готовы ли российские аграрии четко озвучить свои потребности? Практически любой завод – и наша компания тоже – может производить комплексные удобрения, содержащие микроэлементы. Но мы не знаем, какие именно виды агрохимикатов требуются и в каких объемах. А без этого понимания приступать к их производству нецелесообразно.

Мнения против

Однако далеко не все представители отрасли разделяют энтузиазм сторонников почвенного внесения микроудобрений. Говорить о постоянных корневых подкормках можно только имея в виду те культуры, которые выращиваются с применением систем капельного полива и гидропоники (овощные, плодовые и ягодные), уверен ведущий специалист ГК «АгроМастер», к. с.-х. н. Александр Хорошкин.

– По мере необходимости в прикорневую зону вносят фертигаторы – комплексные удобрения (NPK + Mg + S + микро). Они поступают с поливной водой и в полностью растворенном виде. В таких системах нельзя применять традиционные гранулированные удобрения для почвенного внесения (нитроаммофоски, диаммофоски или аммофос), так как они быстро приведут к засорению капельниц.

На традиционных полевых культурах, которые выращиваются в богарных условиях, внесение микроэлементов в почву небезопасно с экологической точки зрения и недостаточно эффективно – с экономической, – считает эксперт.

Если же мы говорим о поддержании потенциального плодородия на прежнем уровне или его повышении, это возможно лишь при постоянном мониторинге баланса питательных веществ, утверждает Александр Хорошкин.

– В качестве примера рассмотрим ситуацию с выращиванием растений на богаре. В этом случае коэффициент использования NPK из минеральных удобрений не слишком высок. Агрохимическими исследованиями было установлено: в полевых условиях растения усваивают из минеральных удобрений 30–40% азота, 25–35% калия, а фосфора всего 10–15%. Эти цифры варьируют в зависимости от почвенных условий, влагообеспеченности, вида удобрений, содержания питательных веществ в урожае. А в динамике они представляют активный баланс питательных веществ отдельных участков, массивов и хозяйств в целом, – говорит Александр Хорошкин.

По его словам, в почву внесение микроэлементов допустимо через системы капельного полива (или гидробур) и только в хелатной форме. Дело в том, что неорганические соли и простые органические соединения микроэлементов быстро закрепляются и переходят в неусвояемые формы, фактически засоряя почву тяжелыми металлами (железо, марганец, цинк, медь, молибден). В большей степени это характерно для почв, имеющих щелочную реакцию, содержащих известь и другие карбонаты, а также богатых органикой и обладающих высокой биогенностью.

Другое дело – некорневая подкормка. Даже небольшое количество микроэлемента в сравнении с почвенным внесением оказывает куда более высокий экономический эффект на урожайность культуры и качество продукции.

Запад почувствовал опасность?

Такого же мнения придерживаются в компании «Брандт» (США, поставщики материалов для некорневого питания).

– В прошлом многие микроэлементы доставлялись растениям не прямым способом, а в качестве примесей, входящих в состав основных NPK-удобрений. В течение долгих лет применения этих «нечистых» источников питания мы заметили, что вклад в систему питания примесей микроэлементов недостаточно высокий, – сообщает Ватрен Юрин, технический директор компании. – Как только современные методы по производству NPK-удобрений прибавили в эффективности и качестве, многие микроэлементы, которые ранее содержались в этих смесях, перестали там присутствовать. Это одна из причин, почему мы видим недостатки, которые до этого оставались без внимания. Среди них – возрастающий цинковый дефицит. Если мы будем рассматривать почвенные удобрения как основной источник микроэлементов, то в действительности не получим максимального эффекта от них.

По его словам, термин «временная недостаточность питательных веществ» хорошо объясняет, почему в некоторых случаях почва или питательные вещества, внесенные в нее, неспособны удовлетворить потребности сельхозкультур, то есть когда потребности растений в питательных веществах превышают способность почвы удовлетворять этим требованиям. Такой дефицит может быть вызван физиологическими потребностями культурных растений при переходе от вегетативной к репродуктивной стадии развития, а также при определенной генетике и используемых агроприемах.

– В странах Европы и США серьезный интерес к листовым подкормкам появился только после 2010 года, когда на почвенное применение микроэлементов были установлены запреты. На тот момент мы уже десять лет использовали такого рода агрохимикаты и полностью определили параметры эффективности листового питания. В интенсивной технологии листовые подкормки гармонично дополняют и корректируют основное питание, повышая способность усвоения питательных веществ корневой системой. При этом отсутствует риск загрязнения почвы тяжелыми металлами, – поясняет Александр Хорошкин. – Кроме того, путь, который выбрал Запад – внесение в почву микроэлементов с основными удобрениями, наша страна изучила еще в 70–80-х годах прошлого века. И отказались мы от него именно по той причине, что происходило засорение почвы тяжелыми металлами. У Энгельса на этот счет есть замечательная фраза: «Не будем, однако, слишком обольщаться нашими победами над природой. За каждую такую победу она нам мстит. Правда, каждая из этих побед имеет в первую очередь те последствия, на которые мы рассчитывали. Но во вторую и третью очередь – совсем другие, непредвиденные последствия, которые очень часто уничтожают значение первых».

Ловим баланс

Фундаментом сбалансированного рациона растения является знание их потребностей. В мировой агрохимии существуют два понятия: необходимые и полезные элементы питания.

– К необходимым относятся те, что отвечают одновременно трем требованиям. Первое: без этих элементов не может нормально завершиться жизненный цикл абсолютно всех растений. Второе: ни один из этих элементов не может быть заменен каким-либо другим. Третье: каждый из необходимых элементов напрямую вовлечен в метаболизм растительных организмов и выполняет определенные функции, доказанные наукой и практикой, – перечисляет Хорошкин.

В данный список входят: макроэлементы – азот, фосфор и калий; мезоэлементы – магний, кальций, сера; микроэлементы – железо, марганец, цинк, медь, бор и молибден. К полезным элементам питания относятся натрий, хлор, никель, кремний, кобальт, алюминий и селен. Они не отвечают одновременно трем требованиям, о которых говорилось выше. Более того, существует культуры, при выращивании которых отдельные полезные элементы просто вредны. К примеру, многие плодовые и овощные культуры – хлорофобы, и негативно реагируют на его дополнительное внесение извне. А натрий «показан» исключительно при выращивании корнеплодов. Все эти нюансы необходимо учитывать при составлении рациона для культурных растений и выбора оптимального способа внесения удобрений.

В качестве примера Александр Хорошкин приводит сахарную свеклу. Ее потребность в боре достигает своего пика на стадии роста корнеплодов и сахаронакопления. Дело в том, что данный микроэлемент стимулирует передвижение сахаров из листьев, где они синтезируются, в корнеплоды.

– Вынос бора с урожаем сахарной свеклы в 800 центнеров с гектара (сюда входят корнеплоды и ботва) составляет около 300 граммов. Разве не проще и эффективнее внести 150 граммов бора в виде одного литра борэтаноламина на последней паре листьев, а затем повторить подкормку через 20 дней, чем вносить его в почву заранее с основными удобрениями? Тем более что доступность бора для корневой системы снижается при засухе, избыточном увлажнении, высоком уровне инсоляции, а также при большом количестве азотных и калийных удобрений, которые обычно используются под свеклу. Кроме того, усвоение бора снижается после известкования и на карбонатных почвах с рН более 7. Поэтому, внося его в почву заранее в объеме, который требуется на весь сезон, и «размазывая» его по всему профилю, агроном не добьется положительных результатов. Намного эффективнее в данном случае окажется листовая подкормка бором, проведенная в нужную фазу и в определенных нормах расхода.

И так – по всем микроэлементам, уверен Александр Хорошкин.

Комментарии практиков

КФХ «Кобзев Г.В.» (Краснодарский край)

Геннадий Кобзев, глава:

– Об этой технологии можно красиво рассказывать, но что мы, сельхозтоваропроизводители, получим от нее на деле? Во-первых, я не могу быть уверен в эффективности микроудобрений, предназначенных для почвенного внесения. Как они покажут себя в холодной, непрогретой почве, когда корневая система растения еще не готова работать по полной? Или в разгар засухи, которая у нас на Кубани бывает практически каждый год?

В удобрениях для основного питания мы уверены, их эффективность доказана практикой. Поэтому приходится тратить на них немалые деньги. Но, если дополнить эти классические составы микроэлементами, стоимость обязательно повысится. А каковы гарантии, что это положительно скажется на урожайности?

В закладывание опытных участков с такими продуктами я тоже не верю. Бывает, берешь семена для опытной делянки – дают высочайшие урожаи! Закупаешь посевной материал для производственных посевов – и наступает разочарование. Результаты намного хуже, несопоставимы с высокой ценой.

Есть риск, что точно так же будет и с препаратами, содержащими микроэлементы для почвенного внесения. Будут партии для опытов – качественные, со стопроцентной гарантией отдачи. И будут огромные объемы для массового использования, но с посредственным качеством. Не утверждаю, что произойдет именно так, но риски всегда существуют. А мы, аграрии, и так работаем в отрасли с повышенной долей риска – погодного, фитосанитарного, экономического и других.

У нас в хозяйстве есть отработанная система: раз в пять лет проводим агрохимический анализ, ежегодно вносим основное удобрение, а также гуматы, по вегетации применяем листовые подкормки. Экономическую отдачу от этого видим, и экспериментировать не хотим: слишком высокой может оказаться цена этих экспериментов.

КФХ «Смольяков Г.А.» (Воронежская область)

Геннадий Смольяков, глава:

– Главная задача хозяйства – это не гонка за рекордными урожаями: нам важны стабильность и рентабельность. Агрохимический анализ почвы мы проводим раз в пять лет. На сегодняшний день ситуация по макро- и микроэлементам складывается ровная, каких-то глобальных проблем не видим. Но полагаю, что это связано с нашей работой по минимальным технологиям, соблюдением севооборота, применением комплексных удобрений. А с нынешнего года мы переходим на «нулевую» технологию – это не только выгодно, но и позволяет сохранить плодородие почвы.

Что касается почвенного внесения микроудобрений, то эта тема интересная. Но насколько эти микроэлементы будут доступны самим растениям – вот в чем вопрос. Бывает, что из-за засухи или других стрессовых факторов корневая система просто перестает работать. В таком случае, сколько бы микроэлементов в почве ни было, растения не в состоянии их усвоить.

Именно поэтому мы используем в работе листовые подкормки. На озимой пшенице применяем комплексный препарат, содержащий широкий спектр микроэлементов. На подсолнечнике практикуем две листовые подкормки по вегетации – в том числе борсодержащим удобрением. Корзинка при этом формируется крупная, выполненная, какой должна быть в идеале.

Кроме того, мы стремимся насыщать сево­оборот бобовыми культурами. Это еще один способ снизить объемы вносимых в почву минеральных удобрений без ущерба для урожайности. При выращивании гороха применяем по листу препараты, предназначенные именно для этой группы культур.

Эффект от этой технологии есть, это несомненно. Но как удовлетворить все потребности культур в микроэлементах, если практиковать сугубо почвенный способ их внесения – этого я не знаю. Возможно, технология и перспективная, но ее нужно внедрять и оттачивать – для начала хотя бы на опытных участках. Но обязательно в течение нескольких лет, чтобы проследить за ситуацией в динамике и оценивать ежегодную рентабельность производства.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв


Оставить отзыв

E-mail:

Отзыв: