Агропрофи » Blog Archive » Поголовный учёт
Регистрация

Поголовный учёт

Дария Харитонова

В России активно готовится закон об обязательной идентификации животных, который теоретически должен заработать в ближайшие два года. Конечно, не обходится без объективных трудностей, мешающих его реализации. Производители средств маркировки животных давно готовы к этому закону и могут уже сейчас предложить самые разнообразные технологии идентификации КРС. А вот что ждет животноводов и какие инструменты и средства стоит предпочесть?

Вопросы и предположения

В 2020 году правительственная комиссия одобрила представленный Министерством сельского хозяйства законопроект, предусматривающий порядок осуществления учета и маркировки животных. И в теории закон об обязательной идентификации животных в 2020 году должны принять.

По сути, этот нормативный акт в России уже есть: об этом говорит статья 2.5 «Ветеринарные правила осуществления идентификации и учета животных» Закона № 4979-I «О ветеринарии» от 14.05.1993, введенная еще в 2015 году. В ней идет речь о том, что все животные в Российской Федерации, за исключением диких, подлежат в целях учета и предотвращения распространения опасных заболеваний индивидуальной или групповой идентификации.

По предварительным прогнозам, система маркировки и учета животных должна начать полноценную работу до конца 2021 года.

– Мы ждем этот проект уже давно, его разработка откладывалась несколько лет, – отмечает Богдан Зинченко, руководитель направления «Идентификация в животноводстве и АПК» Департамента технологий сохранности ГК «Силтэк». – Этот приказ объяснит правила игры, а именно в каком формате будет происходить обязательная идентификация животных.

Изначально предполагалось, что сведения о животных будут храниться в системе бесплатно, но за маркировку придется платить самим хозяйствам. Кроме этой суммы предприятия должны оплачивать услугу по установке или нанесению средства идентификации. Какие именно средства идентификации будут оплачиваться государством и кто будет проводить идентификацию и осуществлять контроль за исполнением? Будут ли утверждены список и стандарт используемых средств идентификации? И когда создадут единый федеральный реестр всех зарегистрированных в России животных? Вопросов много…

– Но главное, что волнует сейчас животноводов, – это насколько существенной будет помощь государства в этом вопросе, – рассуждает Богдан Зинченко. – Например, в Казахстане существует система господдержки животноводства. И предприятие, использующее электронные ушные бирки либо другие устройства с электронной идентификацией, имеет право на получение субсидии на особых условиях. Таким образом государство не только стимулирует цифровизацию отрасли, но и контролирует ветеринарную и продовольственную безопасность.

В некоторых субъектах РФ на местном уровне законы об обязательной идентификации животных уже принимаются. Так, маркировку и учет животных в рамках пилотного проекта проводят на территории Белгородской области, Башкортостана, Алтайского края и др. Есть пилотный проект Россельхознадзора о формировании перечня эмиссионных номеров и выдаче их производителю для обеспечения учета и предоставления этих данных регулятору.

– Однако на данный момент федерального закона нет, как и единой системы идентификации, – резюмирует руководитель отдела продаж департамента идентификации животных компании ISBC Николай Бояров.

– Сегодня каждое хозяйство или субъект РФ может самостоятельно разработать правила идентификации и вести учет номеров, – говорит он. – Это приводит к большой путанице и не позволяет свести все данные в единую сеть.

Но в любом случае нужда принятия такого решения назрела уже давно. И сейчас эту необходимость важно понять самим животноводам.

Для чего это нужно?

Как объясняет Богдан Зинченко, идентификация скота должна стать одним из обязательных инструментов для достижения как полной прослеживаемости качества продукции, так и обнаружения различных инфекционных очагов. Например, с помощью идентификации проще понять и пошагово отследить, от какого животного пошло распространение болезни, или выяснить путь, по которому в мясное или молочное сырье попали антибиотики от конкретной особи.

– И, что более важно, система не только поможет быстро определить источник заболевания, но и локализовать отдельные зоны или даже предприятия с источником заражения. А не «закрывать» весь район или даже область, как это практикуется сейчас, – уверен Богдан Зинченко.

– В свою очередь данная мера позволит сократить расходы владельцев, связанные с лечением животных, – добавляет менеджер категории «Системы управления фермой» компании «ДеЛаваль» Сергей Волков.

Кроме того, идентификация скота – одно из главных требований, предъявляемых некоторыми странами при выходе на экспорт. Ну а в глобальных масштабах это возможность стандартизировать, учесть и привести в порядок статистику племпоголовья во всей России, что, несомненно, поможет разобраться с дотациями и грамотно сформировать племенное ядро в масштабах страны.

– Не говоря уже о том, что такая система становится мощным инструментом для принятия различных управленческих решений, – дополняет технический директор компании «Трансфэр-Нева» Сергей Черногоров.

Маркеры визуальные

На данный момент маркировка исходя из пояснений специалистов Минсельхоза представляет собой нанесение или закрепление на теле животного (или внутри него) визуальных или электронных средств идентификации.

– Весь рынок делится на две линейки – визуальные идентификаторы (обычные бирки-маркеры на ушах) и электронные RFID-метки, – замечает Николай Бояров.

– То есть для тех организаций, чей уровень технологической зрелости пока не позволяет автоматизировать учет, предусматривается идентификация при помощи визуальных меток, – объясняет Богдан Зинченко. – Для КРС молочного направления в отрасли сложилась практика использования больших ушных бирок размером 112х76 мм, а для мясных пород скота – меньшего размера, 80х60 мм. Такие бирки достаточно заметны и позволяют нанести информацию крупным шрифтом.

Специалист хозяйства может самостоятельно записать на них внутренний номер животного с пометками об особенностях нестираемым маркером или обратиться к поставщику средств маркировки и сделать запись с помощью лазерного оборудования. Лазерная маркировка позволяет наносить устойчивое изображение или штрихкод, который не выцветает на солнце и не боится перепадов температур.

– Для мелких хозяйств, которые традиционно работают с журналами учета и вручную отправляют информацию в государственную систему, такие бирки вполне эффективны в применении, – рассуждает Богдан Зинченко.

Промежуточный вариант между визуальной и электронной идентификацией – визуальные бирки со штриховым кодом, содержащие уникальную информацию о животном, которая вносится в программу учета. Для считывания этого штрихкода в хозяйстве уже понадобится терминал сбора данных (ридер или считыватель).

Однако, по словам специалиста компании «Силтэк», грязь и осадки, неизбежные в условиях любого животноводческого предприятия, зачастую мешают считыванию штрихкода. Считыватели для таких бирок, как правило, приобретаются несовременные, а покупать дорогой вариант с системой визуальных бирок, который «пробьет» грязь, невыгодно. Лучше инвестировать средства в современные технологии идентификации с электронным чипом, которые при этом умеют считывать и штрихкод.

Метки электронные

– Электронные метки делятся на четыре типа: подкожные микрочипы, болюсы, ушные электронные метки и транспондеры, – перечисляет Николай Бояров.

Как объясняет Сергей Черногоров, система с радиочастотной идентификацией (RFID) состоит из трех элементов: собственно сам микрочип – электронный хранитель кода, сканирующее устройство (считыватель, ридер) и база данных, куда передается код и где хранится дополнительная информация.

Электронная бирка включает в себя микрочип и металлическую антенну. В зависимости от вида и размера микрочипы обладают различной памятью (не менее 96 бит), где записана комбинация из 15 цифр, позволяющая однозначно идентифицировать животное. И задача предполагаемого закона – определить, что будут значить эти 15 цифр. Традиционно применяется формат, в котором первые три цифры – это код страны, далее регион пользования, вид животного, номер хозяйства, номер животного, однако существуют и иные форматы кодирования данных.

По сути, это электронная идентификационная карточка животного, индивидуальный пожизненный паспорт. Информация на нем не стирается, и перепрограммировать такой код невозможно.

Считыватель (ридер) размещается, как правило, там, где животные бывают чаще всего: на входе в доильный зал, на сортировочных воротах или на станции индивидуального кормления в расколе, рядом с весами и т.д. Также используются модели ручных (мобильных) сканеров.

Принцип действия их работы заключается в том, что считыватель посылает сигнал, метка «откликается», и сканер получает сигнал в виде номера бирки. Электронная бирка, подкожный чип, желудочный болюс – это пассивные метки, они не обладают самостоятельным источником питания и самостоятельно не передают никакие данные, в том числе о геолокации.

– Таким образом, на вопрос, можно ли отследить реальное местоположение животных, ответ отрицательный, – предупреждает Богдан Зинченко.

Далее код отображается на дисплее ридера и в зависимости от типа считывающего устройства и установленного ПО либо остается в его памяти (а затем передается на сервер), либо сразу заносится в базу данных.

В базе данных таким образом с помощью специализированной программы актуализируется информация о животном: данные о родителях, динамика прироста живой массы, сведения о ветеринарных процедурах, надои и так далее – все, что внесет собственник.

Снаружи и внутри

– Помещаться микрочип может как снаружи скота, так и внутри, – уточняет Сергей Волков. – К примеру, ушные бирки и транспондеры – это наружные носители чипов.

Как объясняет Богдан Зинченко, традиционно электронные ушные бирки имеют форму окружности (визуальные чаще всего – трапециевидные). Чип находится внутри нее, защищенный полиуретановым материалом.

Плюсами наружных электронных меток Николай Бояров называет удобство установки, визуализацию и, что немаловажно, дешевизну. Так, ушные бирки на 20–25% дешевле подкожных микрочипов и болюсов и стоят в районе €1–1,5 в зависимости от качества.

Но при этом подобные бирки можно срезать. Кроме того, они нередко теряются самими животными. Кстати, именно поэтому на коров вешают две бирки – на левое и правое ухо.

Плюсами подкожных микрочипов и болюсов является невидимость и, соответственно, невозможность их уничтожить.

Однако есть и минусы. Как поясняет Богдан Зинченко, такие системы сложнее считать в проходах, на доильном или взвешивающем оборудовании.

– Подкожные микрочипы и болюсы не видны, и это защищает их от возможности уничтожения, однако для считывания болюса или чипа нужна более короткая дистанция, – уточняет Сергей Волков. – И если наружные ушные бирки, транспондеры или педометры (электронная бирка, расположенная на ноге) с электронным кодом читаются на расстоянии до 50 см, то подкожные чипы – на расстоянии 10–15 см (необходимо «пробить» их через слой кожи). То есть использование «внутренних» меток для идентификации коров в доильных залах весьма затруднительно. Для этого надо сильно увеличить мощность антенны, что может негативно сказаться на здоровье животного.

На разной частоте

По наблюдениям Богдана Зинченко, сегодня для идентификации животных в основном используются электронные бирки старого технологического формата – в низкочастотном диапазоне LF на частоте 134,2 кГЦ. Такие решения предлагают почти все ведущие производители электронных средств идентификации.

Как объясняет Зинченко, минус подобных электронных меток в том, что их трудно считать с большого расстояния и невозможно идентифицировать объекты группами.

– Они хороши, когда животные проходят мимо считывателя по одному, в узком проходе и достаточно медленно, – рассказывает он. – Например при входе в доильный зал. Но в случае, когда животные движутся на большой скорости мимо считывающего оборудования, например, забегают в гурт (в мясном скотоводстве), идентифицировать их старой системой будет почти невозможно.

В этом случае помогут электронные метки новой концепции, где используются ультравысокие частоты (UHF).

На сегодняшний день технология идентификации на ультравысоких частотах активно применяется в складских комплексах, когда большое количество товара учитывают группами. Помимо логистики технология применяется в медицине, легкой и тяжелой промышленности, индустрии рекреации. В отрасли животноводства такие инновации тоже внедряются, хотя и не быстро. Тем не менее растет понимание эффективности такой системы в этой сфере, в том числе и в нашей стране. Например, компания «Микрон» производит электронную составляющую UHF для ушных бирок, а готовый продукт на своем производстве уже делает компания «Силтэк».

– С помощью таких устройств обеспечивается мгновенная групповая идентификация (не менее 50 меток) за одну минуту на расстоянии три-четыре метра, – говорит Богдан Зинченко. – Компактная пассивная RFID UHF-бирка диаметром 34 мм имеет объем программируемой памяти 128 бит и работает на частоте 860–960 МГц. Технологии LF уже более 40 лет, и она морально устарела. По этой причине ведущие мировые производители считывающего RFID-оборудования (Zebra, Chainway) уходят от поддержки этой технологии. Сегодня рынок современных считывателей огромен, они стоят небольших денег, но вы практически не увидите там LF-антенну.

Идеальная ушная бирка

Высококачественная ушная бирка должна обладать определенными потребительскими и криминалистическими качествами. Причем в этом контексте к электронному средству маркировки применимы почти те же требования, что и к визуальному.

– В первую очередь она не должна иметь острых краев, чтобы не ранить животное, быть изготовлена из термостойкого материала, чтобы не выгорать на солнце и не трескаться на морозе, – перечисляет Николай Бояров.

Поэтому распространено изготовление ушных бирок из полиуретана. Если бирка сделана из полипропилена или нейлона, то устойчивость ее к ультрафиолету и морозу, по словам Богдана Зинченко, далеко не так хороша.

Жесткость бирки в этом случае не принципиальна, считают специалисты. Это дело вкуса собственника. Эластичных свойств должно быть достаточно, чтобы, например, вытащить голову животного, если оно запуталась в кустарниках, ветках деревьев. А вот что обязательно должно соблюдаться, так это невозможность снять бирку, не повредив ее. Необходимо предотвратить перевешивание «паспорта» на другое животное.

– Элементы, обеспечивающие такую защиту от кражи, – это качественный замковый механизм, – разъясняет специалист компании «Силтэк». – Он должен быть не просто надежным, но и являться носителем значимой с точки зрения криминалистики информации.

Бирки состоят из двух частей: «папы» (входная часть с шипом) и «мамы» (специальное отверстие под диаметр шипа). Данные бирки устанавливаются при помощи специальных устройств.

– И при попытке вскрытия у бирок с хорошей антикриминалистической защитой наконечник разъема «папы» должен сломаться и остаться внутри замка, – разъясняет Богдан Зинченко. – Таким образом средство маркировки может использоваться только один раз.

Специалисты не рекомендуют использование в ушных бирках металлического наконечника. Так как это, во-первых, увеличит стоимость изделия, а во-вторых, может спровоцировать аллергическую реакцию у животного из-за свойства металлов окисляться при контакте с тканями тела. И, наконец, металлические части ушной бирки могут трескаться на морозе.

– Кроме того, некоторые хозяйства, заботящиеся об экологии, сдают пластик на переработку, а в случае металлических замков это уже сделать невозможно, – добавляет Богдан Зинченко.

Кстати, законодательством соседних стран, таких как, Казахстан, например, запрещено использование металлических наконечников в продукции маркирования животных.

Однако Николай Бояров обращает внимание, что металлический наконечник позволяет лучше прокалывать ухо и придает жесткость в основном месте сцепления. А в высококачественных бирках используются сплавы металлов, которые не окисляются и не вызывают аллергических реакций.

К электронным биркам предъявляются все те же требования плюс хорошее считывание.

– При установке ушной бирки ветеринары советуют провернуть часть разъема «папы» вокруг своей оси в проколе, – замечает Сергей Волков. – Это снижает риск прирастания ткани к игле замка. Бирка должна свободно вращаться на ухе животного.

Транспондеры

В отличие от легких пластиковых бирок транспондеры представляют собой «увесистые ошейники», внутрь которых также встраиваются электронные метки, работающие на тех же частотах, что и в ушных бирках. При этом сигнал с ушной бирки может только приниматься, а с транспондера не только приниматься, но и в некоторых случаях передаваться на сканер.

– Изначально транспондеры применялись только для идентификации, а сейчас они чаще всего используются в совокупности с датчиками активности, – рассказывает Сергей Волков. – И помимо прочего являются дополнительным грузом, чтобы прижимать ошейник плотнее к телу животного, таким образом, повышая достоверность данных его активности.

Кстати, для считывания информации с транспондеров и ушных бирок есть мультиридеры, которые настраиваются на чтение и тех, и других устройств.

Что касается идентификационных меток, работающих в рамках установленной поставщиком доильного оборудования программы управления стадом (DeLaval DelPro, Dairy Plan от GEA и др.), то такие системы можно интегрировать только с собственным оборудованием разработчика.

Внутри

Внутреннее размещение меток осуществляется путем введения в желудок или подкожно.

По словам генерального директора компании «Единая ТехКомплектация» (торговая марка «Чип Рус») Игоря Гриненко, RFID-метка, где записана комбинация цифр, позволяющих однозначно идентифицировать животное, помещается в различные «оболочки». Это могут болюсы – специальные керамические капсулы, предназначенные для заглатывания и дальнейшего нахождения в рубце коровы. Второй вариант – капсулы из биостекла, помещаемые непосредственно под кожу. Размеры таких микрочипов, используемых для КРС, обычно составляют 2х12 мм.

– Микрочип для подкожного введения вместе с конденсатором и антенной заключен в оболочку из биосовместимого стекла, которая покрыта специальным полимерным составом, исключающим аллергические реакции, отторжение и миграцию, – объясняет Гриненко. – Он может иметь в комплекте шприц, а может быть в игле в комплекте с имплантатором.

Область введения подкожной электронной метки не определена жесткими рамками. И на животных принято располагать их в местах с наименьшим количеством нервных окончаний, легко доступных и вдали от крупных кровеносных сосудов.

– Около 80% ветеринаров устанавливают микрочипы в нижнюю треть шеи, справа, поскольку данное место легкод оступно при постановке и считывании, – отмечает Николай Бояров. – Как компания–производитель подкожных микрочипов мы накопили статистические данные, которые говорят о том, что в данной области организма риск миграции чипа минимален.

– В нашей стране место чипирования в некоторых случаях определяется традициями регионов. Так, например, в Тверской области мясное поголовье скота чипируют в заушную область, в Забайкалье повсеместно применяют постановку электронной метки в курдюк (под хвост), – рассказывает Игорь Гриненко.

И это, по словам Сергея Волкова, создает определенные трудности при идентификации таких чипов на доильном оборудовании, поиск и деактивация подкожных чипов становятся практически невозможными.

– Что касается желудочных болюсов, то для крупного рогатого скота данные устройства не предусматривают идентификационной функции на доильном оборудовании, а используются для измерения рH рубца, температуры тела и иногда двигательной активности. Срок службы таких датчиков на данный момент не более двух лет, – рассказывает Волков.

Инструменты есть, а базы нет

В идеале задача чипирования – создание глобальной мировой базы племенного учета животных молочного и мясного направлений, а также малого рогатого скота, домашних животных и даже пчел и рыб. Это значительно бы облегчило проведение таможенных проверок, в том числе наличия необходимых вакцинаций, подлинности документов и т.д. для экспортируемых сельскохозяйственных животных.

Единые государственные системы существуют не только в США и Европе, но и у наших ближайших соседей – в Республике Беларусь, Казахстане.

– Однако в России на данный момент единой учетной базы, в том числе по КРС, не существует, – замечает Николай Бояров. – Кроме того, совершенно не ясно, кто будет проводить маркировку, учет и передачу сведений о животных в единую систему данных.

Предполагается, что эти функции будет осуществлять Россельхознадзор, поскольку именно он является эмитентом идентификационных номеров.

– Если ориентироваться на мировой опыт, то в системе электронных меток существует пятнадцатизначный код, с помощью которого и зашифровываются основные сведения о животном, – рассказывает Николай Бояров. – Как правило, первые три цифры – это код страны, где родился теленок, а далее указывается номер региона, вид животного, номер хозяйства и номер животного. Но пока законодательно эти правила не закреплены. Единственное, что очевидно в данном вопросе, это то, что идентификационный номер аналогично номеру паспорта нигде не должен повторяться.

Еще одной трудностью внедрения в нашей стране единой идентификационной базы Богдан Зинченко называет отсутствие единого стандарта (ГОСТа и т.д.) качественного средства маркировки. В связи с этим качество бирок в нашей стране сильно разнится.

Иными словами, сегодня многие хозяйства используют бирки или чипы, которые сами смогли найти, ориентируясь иной раз исключительно на цену, не предъявляя особых требований к качеству.

В животноводстве существует международный стандарт ISO 11784/11785, который регламентирует частоту для работы RFID-метки. Именно на нее ориентируются производители. Кроме того, есть Правила Международного комитета по ведению записей о животных ICAR (Animal identification certifications), где разработаны требования ко всем маркерам в животноводстве.

Как объясняет Богдан Зинченко, сейчас ICAR проводит добровольную сертификацию производителей средств маркирования, чтобы определить качество ушной бирки.

– К сожалению, в России сертификация по ICAR не урегулирована, тогда как в соседнем Казахстане это требование прописано в законе, – замечает Богдан Зинченко.

Сейчас многие общественные организации, например, Ассоциация голштинской породы, Национальная ассоциация производителей говядины, вводят у себя практику применения строго сертифицированных ушных бирок, а также транспондеров и подкожных чипов. При всех позитивных аспектах, по словам Богдана Зинченко, данная практика является положительной, но недостаточной.

Комментарии практиков

ООО «Урожай» (Ростовская область)

Дмитрий Пискун, генеральный директор:

– В основном используем бирки. Но они годятся только для визуальной идентификации животных и имеют много недостатков: если уши подстрижены и надпись разборчива, можно идентифицировать животных, если нет или бирка загрязнилась – при всем желании ничего не увидишь.

С конца прошлого года начали внедрять респондеры. У нас все оборудование компании GEA, и респондеры также их производства. В целом очень удобно: технология позволяет автоматизировать учет, есть много нужных функций. Можно, например, отслеживать, сколько животное находилось возле кормового стола, сколько отдыхало, отследить, когда приходит в охоту, и если что-то идет не так, врач сразу получает сигнал, может реагировать в моменте.

А недостаток в том, что они цепляются на ошейник, и есть иногда потери – если порвалась застежка или животное снимает ошейник. Потом эти ошейники находятся в навозе или вообще не находятся. Тем не менее мы плавно переходим на респондеры. Сразу всему стаду их установить проблематично из-за высокой стоимости: в прошлом году один стоил 130 евро. Молодняку пока не ставим, только случным животным.

СПК «Колхоз им. Шаумяна» (Ростовская область)

Хачатур Поркшеян, председатель:

– Наше предприятие существует 90 лет. С давних времен для идентификации животных используем ушные бирки. За последние 20 лет мы значительно улучшили эту технологию и добились точного учета, хотя этот процесс и не автоматизирован. Современные бирки достаточно качественны, надписи не стираются. На бирках отмечаем номер, дату рождения.

Также мы дополнительно фотографировали телят с двух сторон. Это позволяло в случае утери бирки идентифицировать теленка по рисунку. Но пять лет назад отказались от этой дополнительной работы, потому что бирки вполне надежны. Мы ставим их с соблюдением ветеринарно-санитарных правил – с использованием одноразовых инструментов для прокола. На данном этапе этого достаточно, а в будущем планируем менять стадо. Законопроект о маркировке не читал, поэтому не могу пока составить мнение. На мой взгляд, существующие сейчас правила идентификации вполне достаточны, и менять ничего не надо.

Отправить ссылку другу
Оставить отзыв